Здравствуйте, !
Сегодня 18 сентября 2019 года, среда , 20:56:52 мск
Общество друзей милосердия
Опечатка?Выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter
 
Контакты Телефон редакции:
+7(495)640-9617

E-mail: welcome@oilru.com
 
Сегодня сервер OilRu.com - это более 1277,16 Мб информации:

  • 539890 новостей
  • 5112 статей в 168 выпусках журнала НЕФТЬ РОССИИ
  • 1143 статей в 53 выпусках журнала OIL of RUSSIA
  • 1346 статей в 45 выпусках журнала СОЦИАЛЬНОЕ ПАРТНЕРСТВО
Ресурсы
 
Rambler's Top100
Я принимаю Яндекс.Деньги

Как бороться с бедностью?

№3, 2005

 
Наталья РИМАШЕВСКАЯ,
член-корреспондент РАН, академик РАЕН

Находясь в плену либеральных иллюзий, реальных проблем не решить

Спустя более чем десятилетие проведения в России экономических реформ очередь дошла и до преобразований в социальной сфере. Все чаще произносят сакраментальную фразу: главное - это человек, гражданин, народ, необходимо повышать низкий жизненный уровень и улучшать качество жизни населения. Знакомая риторика. Важно, чтобы этим не ограничилась деятельность нашего правительства.

Ни шатко ни валко

Нельзя забывать, что за истекшие 10 лет в результате естественной убыли (превышения смертности над рождаемостью) страна потеряла 7960 тысяч человек (то есть почти 8 миллионов). Правда, значительная часть этих потерь была компенсирована положительным сальдо миграции, но, тем не менее, потери имели место и продолжаются по сей день.

Постигший страну системный кризис вследствие уже осуществленных и продолжающихся трансформаций привел к пяти острейшим социально-экономическим проблемам, которые вызвали три не менее острых демографических следствия. Нет нужды их подробно представлять, они и так у всех на языке. Это - бедность, запредельное падение уровня оплаты труда, безработица, неравенство доходов и поляризация общества, деградация социальной сферы и, как следствие, депопуляция, снижение качественного потенциала населения, глубокие перекосы миграции.

Эти явления современных условий жизни в России, мультиплицируя друг друга, усиливают их устойчивый негативный эффект, в конечном счете ставя под угрозу и разрушая безопасность страны. Промедление, с которым власти подходят к решению назревших социальных проблем, или излишняя постепенность в деле их преодоления опасны не только обострением социальной напряженности и усилением протестного потенциала в настоящее время, но существенно негативными вызовами в будущем с потерями не только количества, но и качества генофонда страны.

Сегодня первейшая задача, если мы хотим способствовать динамическому развитию экономики (например, «удвоению ВВП»), состоит в том, чтобы компенсировать возникшие проблемы и достигнуть как минимум уровня жизни, доходов и потребления, которые имело население в дореформенный период (1990 год) в соответствии с данными государственной статистики. В противном случае мы вынуждены констатировать, что большая часть народа, провалившаяся в «котлован» в результате «шоковой терапии» 1992 года, так и остается там без надежды выбраться наверх. Если социальные реформы будут продвигаться по-прежнему вяло, как бы с неохотой, не меняя радикальным образом положения основной массы народа, - не могут решаться главные экономические задачи, и страна все более упрямо будет двигаться по пути сырьевого придатка.

Еще опаснее, если социальные реформы будут осуществляться так небрежно, без профессиональной проработки, как это было сделано с так называемой монетизацией льгот. Инновационное развитие со всеми особенностями его современного содержания целиком и полностью зависит от интеллектуального потенциала страны, формирующегося на базе человеческого и социального капитала.

Сказанное в значительной мере и определяет стратегические задачи развития России.

Беды социальной сферы

В каком бы ракурсе мы ни рассматривали социальную сферу - очень широко или совсем узко, - отчетливо видны две острейшие интегральные проблемы, существенно блокирующие происходящие в обществе экономические преобразования. Одна проблема - это бедность населения во всех формах своего проявления: «зоны бедности», «новые бедные», «экономическая бедность», «социальная бедность», «устойчивая бедность». Следует иметь в виду, что основой и источником ее формирования, хотим мы это признавать или подобный тезис нам совсем не нравится, является неравенство доходов (и потребления), складывающееся в результате чудовищной дифференциации. И пока будет обеспечено необходимое снижение социальной поляризации, преодолеть бедность не удастся. В крайнем случае, будет создана иллюзия решения проблемы. Бедность и неравенство функционально взаимосвязаны как в процессе формирования, так и в процессе преодоления.

Другая, не менее острая, проблема - это все еще продолжающееся разрушение отраслей социальной сферы, которые ориентированы на удовлетворение именно настоятельных потребностей населения и сегодня функционируют с большим сбоем, фактически подрывая устои человеческого капитала в стране. Среди них - здравоохранение, образование, социальное и жилищно-коммунальное обслуживание, призванные обеспечить базовые потребности человека по общемировым стандартам.

Почему на передние рубежи выдвигается проблема бедности?

Ее настоятельность и острота определяются, с одной стороны, масштабами этого явления в России, а с другой - степенью негативного воздействия на протекающие в обществе основные социально-экономические и демографические процессы, а именно: на уровень производительности и профессиональной мотивации труда, состояние здоровья, качество образования, социокультурное поведение. Кроме того, нельзя забывать, что преодоление бедности стоит первым пунктом в повестке ООН на третье тысячелетие. А Россия не последняя страна в этой международной организации.

Что можно сказать о масштабах бедности в России сегодня?

В значительной мере ответ на этот вопрос зависит от того, как считать и каким образом определять, кто принадлежит к слою бедных. Существует много концептуальных подходов и методических решений. Выбирай любой в зависимости от вкуса правительства.

Официальная позиция сводится к тому, что бедными признаются семьи (граждане), душевой денежный доход которых ниже прожиточного минимума (ПМ). По данным Федеральной службы государственной статистики (ФСГС) РФ, которая проводит специальные наблюдения доходов и потребления на базе выборочного обследования семейных бюджетов, их около 20 процентов, или 30 миллионов человек. Это в среднем по стране, но в отдельных субъектах федерации указанный процент колеблется от 5 до 50. При этом следует не забывать, что ПМ сформирован в 1999 году и уже морально устарел. Его обновление должно было (по закону) произойти еще в 2004 году.

Однако если в качестве границы бедности использовать потребительскую корзину, которая применялась для таких целей в 1990 году и была значительно больше, то их доля увеличивается, по крайней мере, до 30 процентов, то есть до 44 миллионов человек. Более того, если при определении ПМ учитывать не только потребительскую корзину, которая лежит в его основе, но и минимум жилищной обеспеченности, что вполне естественно, так как человеку нужны не только пища и одежда, но и крыша над головой (и, может быть, в не меньшей степени), то доля бедных возрастет до 40 процентов, составив 60 миллионов человек. Ведь сегодня четверть семей располагают жилой площадью размером менее 9 квадратных метров на человека, включая и тех, кто не одно десятилетие проживает в общежитиях, далеких от благоустройства. Кроме того, 27 процентов жилого фонда не имеет даже водопровода, 31 процент - канализации, 27 процентов - центрального отопления, 30 процентов - газа, 41 процент - горячего водоснабжения. А в целом - 77 процентов семей нуждаются в улучшении жилищной обеспеченности.

Если же в качестве границы использовать не ПМ, который отражает лишь набор биологического выживания одного человека, а, по крайней мере, 1,5 ПМ, учитывая, что минимальное потребление необходимо для обеспечения воспроизводства не только работника, но и его ребенка хотя бы в некоторой части, то доля бедных возрастет до 60 процентов, что составит 90 миллионов человек из 144.

Приведенные цифры, разумеется, есть лишь некоторые оценки сложившейся ситуации. Но их уточнение ничего не изменит по существу тех выводов, которые напрашиваются.

Вот и ответ на вопрос о масштабах бедности, которые следует иметь в виду, когда речь идет о необходимости ее преодоления.

В чем острота положения в отраслях социальной сферы?

Она состоит, прежде всего, в том, что эти отрасли затрагивают и определяют практически состояние всего населения, именно они формируют человеческий и социальный капитал, от которого существенным образом зависят экономическое развитие страны, успехи российского государства внутри и на международной арене. Разумеется, за минусом тех 10 процентов, которые серьезно выиграли, чудовищно разбогатев от реализации экономических реформ, не нуждаются в существующем социальном обеспечении и готовы купить весь комплекс услуг либо в России, либо за рубежом.

Отрасли социальной сферы затрагивают не менее 90 процентов населения. Но дело не только в их вездесущности на поле жизнедеятельности людей, а скорее в том, что они сами находятся на «перепутье» своего развития. Они расстались со своим образом «бесплатности», который имели в советский период, а в «рынок» в полной мере пока не вошли. Как говорится: от ворон отстали, а к павам не пристали.

Кто сейчас четко может ответить на, казалось бы, элементарные вопросы: здравоохранение сегодня в России платное или бесплатное? Кому и на каких условиях предоставляются его услуги? Услуги здравоохранения - это чрезвычайно разнообразная по качеству и технологиям реализации «серая» (в смысле смешанная) масса. Она нуждается в фундаментальном структурировании, чтобы реорганизовать отрасль с целью повышения ее эффективности.

Как трансформировать и встроить социальные отрасли в рынок? Ведь рынок должен покрывать все экономическое поле, проявляясь в каждом его сегменте со своей спецификой и непременной жесткостью. И это в равной мере касается и оплаты труда, и социальной помощи, и отраслей, производящих социально значимые услуги, а не только предприятий промышленности, строительства и транспорта. Иначе происходит постоянный сбой, который выносит на поверхность новые проблемы - такие, как всем уже навязшая в зубах проблема монетизации льгот и привилегий. Но от нее теперь тоже не уйдешь.

Правительство против бедности?

Остановимся лишь на одной, но узловой проблеме и посмотрим, что конкретно делает правительство для ее решения.

Основные направления борьбы с бедностью определяются факторами ее формирования. Здесь главным оказывается эффективность встраивания человека в рыночные отношения, определяемая уровнем оплаты труда, полной занятостью и своевременными платежами уже заработанного. И неудивительно, так как заработная плата, включая скрытую (по данным Федеральной службы государственной статистики), в доходах населения составляет основную часть - 66 процентов. Между тем уровень оплаты труда запредельно низкий. По данным выборочного обследования, осуществленного ФСГС в апреле 2004 года, доля работников с заработной платой на уровне ПМ и ниже (1 квартал 2004 года - 2502 рубля) составила 27,3 процента, а доля работников с заработком, не обеспечивающим ПМ для него и одного ребенка (4761 рубль), составила 54 процента. Это - прямые кандидаты в группу бедных.

Для полноты картины следует заметить, что ниже ПМ в сельском хозяйстве получают 68 процентов работающих, в отрасли культуры и искусства таких «счастливчиков» - половина, в легкой промышленности, в образовании, здравоохранении, физической культуре и социальном обеспечении - 34-41 процент работающих.

Поэтому, чтобы преодолеть бедность, как бы и не хотелось этого кому-то в правительстве, но придется высокими темпами поднимать заработную плату, особенно ее минимальный уровень. Без этого бедность в России преодолеть невозможно. И нет никакого резона пугать отсутствием финансовых ресурсов в государстве при столь громадных размерах Стабилизационного фонда, который, находясь в банках США, поддерживает экономику заокеанской страны при таком постыдном уровне оплаты труда половины работающих российских граждан. Когда-то правительство России, включая, разумеется, и министра финансов, все-таки должно понять, что заработок за полный рабочий месяц не может быть ниже прожиточного минимума, который сегодня обеспечит лишь биологическое выживание. Ведь прожиточный минимум в размере 2502 рубля по обменному курсу составляет лишь 89 долларов, то есть на день приходится менее 3 долларов. Это - первое.

Российские либералы, поддерживая теперь идеи улучшения жизненного уровня населения, публично подчеркивают, что бедность можно преодолеть, если человек работает, получает «хорошие деньги», а вместе с ними - свободу покупать любые товары и потреблять различные услуги. Однако при этом они отвлекаются от того непреложного факта, что 2/3 работников получают заработную плату ниже 2ПМ, а 4,5 миллиона вообще не могут добиться и того, что они уже заработали.

Второе. Вопрос подоходного налога. Сегодня даже в составе Государственной Думы слышатся голоса о том, что установление «плоской» шкалы подоходного налога с физических лиц было ошибкой, которую пока нельзя исправить, так как «им», ради которых она и была установлена, обещали не трогать «шкалу». Кстати, экономическая наука на эту ошибку указывала с самого начала, показывая на цифрах, что выиграли от подобной новации лишь самые высокооплачиваемые. И налоговая масса, если и увеличилась, то не в результате декларации богатыми ранее скрываемых доходов. Это легко просчитывается.

Так, вместе с единым социальным налогом, который строится по регрессивной шкале, бедные платят 38 процентов, а богатые - лишь 15 процентов. Кроме того, плоская шкала обостряет социальную поляризацию и дестабилизацию в обществе, увеличивая разрывы доходов «нижних» и «верхних» десятипроцентных групп с 14 до 17 раз. К тому же до введения плоской шкалы налогообложения физические лица с самой низкой оплатой труда платили налог в размере 12 процентов, теперь даже те, чей заработок ниже прожиточного минимума, отчисляют 13 процентов.

Если по этическим или иным соображениям сегодня нельзя отменить «плоскую» шкалу, то необходимо, по крайней мере, освободить от подоходного налога те заработки, уровень которых не дотягивает до ПМ, то есть самых бедных из работающих: и это уже будет вклад в решение проблемы преодоления нищеты. Иначе сложившаяся ситуация - это прямой абсурд.

Разумеется, что при этом возникает проблема наполнения муниципальных бюджетов. Но здесь следует иметь в виду, что изменение подоходного налога должно происходить параллельно с ростом оплаты труда у основной массы работников, что, в свою очередь, повысит налоговую массу. А в случае недостаточности налоговых поступлений вопрос должен решаться на основе совершенствования межбюджетных отношений.

Введение социального налога (ЕСН), объединившего поступления в Пенсионный фонд, в фонды медицинского и социального страхования, фактически перечеркнуло формировавшуюся в России страховую систему, включающую в себя внебюджетные фонды, которые потеряли свою «внебюджетность», а вместе с тем и главную особенность системы социального страхования. В результате подобного «превращения» взносы предпринимателей ЕСН, направляемые на самом деле за счет фонда оплаты труда, трансформировались в обычный (банальный) государственный налог, поступающий в федеральный бюджет и расходуемый по решениям Министерства финансов.

ЕСН становится собственностью государства и потому фактически теряет свою целевую направленность, прямо помогая, при необходимости, государственному бюджету в ущерб интересам населения. Учитывая, что масса ЕСН фактически есть часть фонда заработной платы, покрывающая специальные (целевые) потребности работников, уменьшение ее приводит к снижению «суммарной» оплаты труда и ухудшению материального положения работающего населения. Поэтому снижение ЕСН до 26 процентов, произведенное в 2004 году, есть прямое падение потребления населения в определенном сегменте, удовлетворяющем, между прочим, социально значимые потребности. Этот акт правительства произведен исключительно в пользу предпринимателей и во вред материальному обеспечению работников, более половины которых и без того получают нищенскую заработную плату.

Третье. Повышение оплаты труда имеет, казалось бы, прямую связь с ростом пенсий. В течение последних десяти лет беспрерывно, можно сказать, проводили реформирование пенсионной системы. В результате правительство добилось все-таки того, что средняя (!) пенсия составляет около 30 процентов от средней заработной платы, а при соотношении фондов оплаты труда 10 процентов наиболее и наименее оплачиваемых, равном 26 раз (2004 год), то же соотношение применительно к распределению пенсий колеблется в пределах 3-4 раз. В 2004 году, по данным ФСГС, средняя заработная плата составляла 6828 рублей, а средний размер назначенных месячных пенсий - лишь 1915 рублей. Таким образом, пенсии не только слабо зависят от уровня оплаты труда и стажа трудовой деятельности, но фактически превратились в обычные (банальные) пособия по старости. Человек, проработавший 20-30 лет, совсем не ощущает в пенсии результатов своего труда.

Особенно опасным оказался «накопительный» принцип, внедренный в пенсионную систему в 2002 году. Кажется, всем уже давно понятно, что при столь низкой зарплате нет источника для накопления того, что будет использоваться в будущем. Но тем, кто принимает решения, это не интересно. Нужны «длинные» рубли, которые только и может дать государству «накопительный» фонд, который можно использовать в качестве инвестиций, как это делается во всех развитых странах. А то, что с его помощью обездоливают сегодняшнее престарелое население, мало кого волнует, кроме самих стариков. А вообще-то должно волновать правительство в первую очередь.

Рост пенсий, безусловно, «льет приятную воду» на преодоление бедности, так как 1/3 пенсионеров получают пенсии ниже ПМ нетрудоспособного. А если вопреки, но с ведома начальства так называемую накопительную часть направить сегодняшним пенсионерам, то в этом сегменте никакой бедности и вовсе не будет. Она исчезнет автоматически.

Четвертое. Весьма часто в качестве главного инструмента решения основной социальной проблемы провозглашается адресная помощь. И это неслучайно. Там, «наверху», тем, кто принимает решения, кажется, что подобный шаг - самый экономичный, так как все в руках решающего проблему. Сам определяет границу бедности, сам находит адрес нуждающегося, размер помощи и дает оценку результатов. Но это - чистейшей воды иллюзия, так как подобный путь, даже при наиболее приемлемых правилах, фактически предполагает перекладывание ресурсов из одного государственного кармана в другой.

В действительности, не повышая заработную плату в бюджетной сфере, государство экономит ресурсы, но способствует застойной бедности, для преодоления которой оно вынуждено направить адресную помощь семьям бюджетников из того же государственного кармана. Но возможен и совсем парадоксальный вариант, когда частник не доплачивает до прожиточного минимума работнику в виде заработной платы, а адресную помощь его семье оказывает государство.

Кроме того, адресная помощь всегда связана с высокими административными расходами. И они тем больше, чем лучше мы стремимся установить «адрес» помощи. А если он плохо установлен, то катастрофически снижается эффект.

Пятое. Наиболее актуальная, нашумевшая и все еще возбуждающая население мера правительства, предполагающая замену натуральных льгот денежными компенсациями, так называемая монетизация, тоже создает немало иллюзий. Как это ни странно может показаться, но подобный шаг лишь увеличит численность населения, имеющего доходы ниже ПМ.

Не буду останавливаться на всех аспектах результатов монетизации льгот, а коснусь лишь одного, так понятного всем классическим либералам и почему-то не принимаемого простыми российскими льготниками. В самом деле, отмена натуральных льгот на медикаменты и транспортные расходы потребует корректировки потребительской корзины для учета в ней этих неотложных потребностей, что существенно повысит ее стоимость для престарелого населения и увеличит среди них численность бедных в полном соответствии с реальным положением. Выделяемые государством в федеральный и региональный бюджеты финансовые ресурсы не помогут в этой ситуации, потому что задача инициаторов мероприятия состояла в том, чтобы «облегчить» бюджет.

Рассмотренные пять пунктов неоспоримо свидетельствуют о том, что «наверху» все делается вопреки задачам преодоления бедности. Следует иметь в виду, что некоторые из наших либералов горячо выступают за уменьшение социальной компоненты в государственном бюджете, ссылаясь на то, что в странах, придерживающихся подобного принципа, превосходно идет экономическое развитие, обеспечивая высокие темпы роста ВВП. Между тем все дело в том, какие механизмы и инструменты перераспределительного назначения использовать. Если опираться на налоговую систему, которая включает в себя единый социальный налог, то социальная часть бюджета возрастает; а если развивать социальное страхование и внебюджетные фонды, то естественно, что социальная часть государственного бюджета уменьшается. Наши реформаторы сами себе противоречат.

Все зависит от типа перераспределительных механизмов, которые внутренне между собой взаимосвязаны, и сравнивать страны по уровню и составу государственного бюджета следует очень осторожно, иначе можно ввести всех в глубокое заблуждение. Но основной вывод остается - решать проблему бедности, как и многие другие, связанные с жизненным уровнем населения, можно лишь при условии использования эффективных механизмов перераспределения, как это делается во всех развитых странах, но в каждой с учетом ее специфики.

Второй по эффективности (после роста оплаты труда) инструмент борьбы с бедностью - это, безусловно, развитие малого предпринимательства, которое не требует высоких инвестиций, быстро окупает вложения, обладает высокой мобильностью и создает рабочие места. Пути здесь известные. Необходима, прежде всего, борьба с равнодушием и коррупцией на местах, где и должны формироваться новые небольшие предприятия.



 Все статьи номера
 Архив журнала

 
Анонсы
Реплика: Великая миссия «Фейсбука»
Выставки:
Новости

 Все новости за сегодня
 Архив новостей

 Поиск:
  

 

 
Рейтинг@Mail.ru   


© 1998 — 2019, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-51544
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 2 ноября 2012 г.
Все вопросы по функционированию сайта вы можете задать вебмастеру
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (http://www.oilru.com/) обязательна.
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются на портале oilru.com, может не совпадать с мнением редакции.
Время генерации страницы: 0 сек.
Июль 2019
пн вт ср чт пт сб вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
Август 2019
пн вт ср чт пт сб вс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Сентябрь 2019
пн вт ср чт пт сб вс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930