Вы не авторизованы...
Вход на сайт
Сегодня 12 декабря 2018 года, среда , 23:45:02 мск
Общество друзей милосердия
Опечатка?Выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter
 
Контакты Телефон редакции:
+7(495)640-9617

E-mail: nr@oilru.com
 
Сегодня сервер OilRu.com - это более 1280.18 Мб информации:

  • 541438 новостей
  • 5112 статей в 168 выпусках журнала НЕФТЬ РОССИИ
  • 1143 статей в 53 выпусках журнала OIL of RUSSIA
  • 1346 статей в 45 выпусках журнала СОЦИАЛЬНОЕ ПАРТНЕРСТВО
Ресурсы
 

Приватизация: пристрастный анализ

№ 4, АПРЕЛЬ 1999
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА

 

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА

Приватизация: пристрастный анализ

В марте Государственная Дума Федерального Собрания РФ провела парламентские слушания на тему: "Приватизация предприятий топливно-энергетического комплекса и проблемы повышения эффективности производства". Предлагаем вашему вниманию некоторые выступления участников в сокращенном варианте.


Необходима новая концепция

Мулланур ГАНЕЕВ,
председатель Комиссии Госдумы по анализу итогов приватизации в 1992-1996 гг. и ответственности должностных лиц за ее негативные результаты

В России решение проблемы построения высокоразвитого общества связали с приватизацией. По состоянию на октябрь 1998 г. в акционерные общества преобразовано 2345 государственных предприятий ТЭК, что составляет 80% от их общего количества. В качестве ведущей цели и показателя приватизации был законодательно установлен рост экономической эффективности производства.

Обратимся к цифрам. За 1991-1998 гг. производство электроэнергии уменьшилось на 24%, нефти - на 42%, газа - на 8%, угля - на 41%. Одновременно объем эксплуатационного бурения на нефть сократился в 4,6 раза, разведочного - в 3,9 раза, на газ, соответственно - в 3,5 раза и 5 раз. Параллельно вырос удельный вес бездействующего фонда скважин: по нефти - в 2,8 раза, по газу - в 1,4 раза.

Особенно впечатляют цифры, характеризующие финансовое состояние крупных и средних предприятий ТЭК. За 1993-1998 гг. удельный вес убыточных организаций увеличился в 6,3 раза и сегодня практически достиг 49,2%. Убытки при этом увеличились в 605 раз и достигли суммы 139,2 млрд рублей. Просроченная кредиторская задолженность возросла в 53 раза и составила сумму 700,9 млрд рублей, а дебиторская - в 27,3 раза (394,2 млрд рублей).

Анализ данных приватизации и ее финансовых результатов показывает устойчивую ежегодную тенденцию к снижению объемов производства с одновременным увеличением числа убыточных организаций и сумм их убытков, а также к росту кредиторской и дебиторской задолженности.

Опросы работников отрасли показывают, что отчуждение от собственности не прекратилось. Абсолютное их большинство - около 90% - не чувствуют себя собственниками, более того, к их прежнему состоянию добавилась какая-то рабская подчиненность обстоятельствам. Это очень тревожный симптом, он противоречит современной тенденции движения работника по пути раскрытия его творческого потенциала. И лишь незначительную их часть, относящуюся, как правило, к руководящим структурам акционерных обществ, участвующим в их управлении и распределении прибыли, можно считать собственниками.

В результате приватизации не повысилась и социальная защищенность работников ТЭК. Как и везде, у них одна задача: выжить. Средняя реальная заработная плата по сравнению с доприватизационным периодом снизилась в 5-10 раз.

Из сказанного вытекает, что приватизация по той модели, по которой она воплощалась в жизнь, не только не привела к выполнению намеченных целей, но и крайне негативно сказалась на экономической ситуации в отрасли.

Наряду с ошибочным выбором модели приватизации ее реализация сопровождалась многочисленными нарушениями законодательства. С 1995 г. проводились аукционы, в результате которых, по мнению экспертов, только упущенная выгода из-за недооценки акций нефтяных компаний составляет около 400 млрд долларов.

Избранная модель приватизации есть не что иное, как преступление. В то время, когда страна задыхается от внутренней и внешней задолженности, расхищаются сотни миллиардов долларов.

Из 2345 приватизированных предприятий ТЭК лишь 30 обеспечивают 90% потребностей экономики и населения в топливе и энергии.

Как островки относительного благополучия работают такие предприятия, как "Газпром", нефтяные компании "ЛУКОЙЛ", "Сургутнефтегаз" и некоторые другие. По данным, полученным в процессе анализа комиссии Счетной палаты, приватизация "Газпрома" осуществлена в рамках закона, контрольный пакет акций находится в руках государства.

Особо хочу подчеркнуть следующее. Необходимо обеспечить безусловное исполнение федерального закона об особенностях распоряжения акциями РАО "ЕЭС России" и других акционерных обществ, находящихся в федеральной собственности, чтобы не допустить перехода иностранным инвесторам более 25% акций этих обществ.

Как известно, в РАО "ЕЭС России" им передано 33,6%. Следовательно, правительство Российской Федерации должно обеспечить соблюдение и восстановление законности.

Чтобы ТЭК заработал на полную мощность, необходимы инвестиции, которых, по мнению специалистов, в ближайшие годы потребуется ежегодно около 40 млрд долларов, а их у государства, как вы знаете, нет.

Подводя итоги, хочу сказать следующее. Сегодня необходима новая концепция приватизации, которая выработана и опробована мировой теорией и практикой.

Государство в лице правительства, Министерства топлива и энергетики России, Министерства государственного имущества не обеспечивает эффективного управления государственным имуществом и регулирования экономического процесса. Несовершенство налоговой, ценообразующей, да и в целом всей экономической политики, ее результаты с абсолютной определенностью подтверждают необходимость формирования новой концепции социально-экономического развития России, без которой немыслим, невозможен подъем ТЭК и в целом российской экономики. Комиссия готова представить в ближайшие месяцы такую концепцию.

Мы устали отвечать за чужие грехи

Рем ВЯХИРЕВ,
председатель правления ОАО "Газпром"  

В феврале 1993 г. в соответствии с нормативными актами "Газпром" был реорганизован в акционерное общество. С учетом сохранения целостности - а это одна из особенностей нашей единой системы газоснабжения, - используя рычаги приватизации, было сформировано акционерное общество, способное функционировать в рыночных условиях и сочетать интересы государства, потребителей газа и акционеров. Контрольный пакет акций, принадлежащих государству, сегодня составляет более 38%.

"Газпром", как известно, является самой крупной газовой компанией в мире - как по объему производства, так и по территории, на которой мы работаем и обеспечиваем газом потребителей. Поэтому в мире, между прочим, с нами разговаривают более культурно, чем дома.

Еще одна особенность, присущая "Газпрому", заключается в том, что организации более полувека, хотя газ в России добывается более ста лет. Так что наша компания не такая уж старая. Но развивалась она, в отличие от многих отечественных производств, более динамично и современно. Объекты добычи и потребления были увязаны в единую довольно-таки жесткую систему, которая позволила во время приватизации отстаивать и защищать интересы народа и государства. Это, пожалуй, наше единственное преимущество.

В связи с приватизацией изменилась форма собственности. Сегодня в частных руках находится чуть меньше 62% акций. Сейчас мы обсуждаем со специалистами, сколько акций наиболее целесообразно оставить под контролем государства.

В составе "Газпрома" имеются предприятия со стопроцентной государственной собственностью. 25 таких предприятий занимаются бурением, добычей и транспортировкой газа. В нормальных условиях их можно было бы выделить из состава компании, продать, но сегодня приходится держать у себя из-за нашей общей нищеты.

Но все-таки постепенно мы пытаемся освобождаться от ненужных предприятий. Однако я считаю, что в ближайшие 10-12 лет это будет бесполезная работа, потому что, по моей оценке, никак не меньше времени потребуется экономике страны для коренных сдвигов в лучшую сторону.

Несмотря на финансовые трудности, "Газпром" сегодня является исправным налогоплательщиком. Мы второй год подписываем специальный документ с правительством, согласно которому называется определенная сумма налогов, и мы эту договоренность пытаемся соблюсти исходя из тех сборов, которые получаем. Нам поступают довольно приличные суммы из-за рубежа, потому что мы постоянно увеличиваем долю экспорта. И то падение цен, которое наблюдается на мировом рынке, мы компенсируем дополнительными объемами добычи. Эти объемы будут увеличиваться до 2010 г.

"Газпром" производит около 5% внутреннего валового продукта и обеспечивает около 20% налоговых поступлений. В этом году они составят 22-23%. Еще до приватизации "Газпром" перешел на самофинансирование. Вроде бы все 10 лет выдерживали, хотя последние 3-4 года являются наиболее тяжелыми.

Более двух лет мы не повышаем цены на газ. И повышать их в ближайшее время нет смысла. Мы считаем, что и не надо гнаться за европейской ценой. "Газпром" в результате своей работы имеет определенный экономический, политический, а также технический авторитет на внешнем рынке. И благодаря этому авторитету мы сумели за семь лет получить около 11 млрд. долларов кредитов. Никуда не денешься, приходится занимать для того, чтобы обеспечивать покупателей газом.

На первый взгляд может показаться, что даже в условиях глубокого финансового кризиса в России "Газпром" остается островком относительного благополучия на фоне других отраслей промышленности. Однако надо всем четко представлять, что компания является неотъемлемой составляющей российской экономики, и все негативные процессы, происходящие в стране, моментально сказываются на ней, ее финансовых и производственных показателях. Чем интересен "Газпром"? Наша добыча полностью связана с теми средствами, которые вкладываются в развитие или в поддержание производства. В советские времена до двух третей капитальных вложений в "Газпром" были направлены на поддержание добычи. И потому производство развивалось устойчиво. Мы сегодня не соблюдаем эти пропорции. К примеру, в нынешнем году надо вложить в развитие 52-54 млрд рублей. Мы можем вложить только 27 млрд.

В прошлом году в России за газ заплатили 16% потребителей. А налоги у нашей компании по кругу - более 65%. Мы считаем август 1998 г. черным пятном в своей жизни и пытаемся вывернуться из сложившегося положения. Но одним очень тяжело. Необходимо, чтобы вся промышленность и сельское хозяйство объединились и имели какую-то общую программу выхода из кризиса и дальнейшего развития. Я считаю, что выпутываться из нынешней ситуации России надо самостоятельно. Посмотрите: китайцы развиваются, увеличивают производство. Мы что, хуже их или глупее? Нет. Поэтому и нам надо обходиться без чьей-то помощи.

Первые шаги нового правительства России дают основание для надежды на стабилизацию экономической ситуации и на дальнейший рост экономики, базирующейся на производственном секторе. Но посмотрите хоть пять минут телевидение, послушайте радио и почитайте газеты. За что все разносят правительство, я не понимаю.

Надо наводить порядок. Это правильно, что сегодня мы обсуждаем приватизацию. Когда-то все равно надо в целом проанализировать ее ход и результаты. Если нужно - что-то пересмотреть и навести порядок в этом процессе. "Газпром" будет и в дальнейшем способствовать оздоровлению отечественного производства, обеспечивать энергобезопасность страны и в определенном смысле способствовать сохранению ее территориальной целостности.

Были и позитивные моменты

Леонид ФЕДУН,
вице-президент ОАО "ЛУКОЙЛ"

Прошло уже семь лет с момента начала приватизации в нашей стране, и в первую очередь - в нефтяной отрасли. И сегодня есть возможность более-менее трезво посмотреть на происходящее и попытаться сделать некие выводы и определиться, куда мы будем двигаться дальше.

Хочу сразу сказать, что нам намного сложнее, чем "Газпрому". Если ему удалось отстоять определенную позицию, сохранить целостность, то нефтяная промышленность шла несколько другим путем. И самая большая проблема, по моему глубокому убеждению, в том, что приватизация началась не в 1992-м, не в 1993-м, а еще в 1988-1989 гг., когда с выходом известных законов о предприятиях и предпринимательской деятельности, о трудовых коллективах началось массовое создание совместных предприятий, кооперативов, арендных предприятий в нефтяной отрасли. Всего их к началу 90-х годов было создано более тысячи, и они занимались тем, что приватизировали не собственность, а доходы или убытки предприятий. Дошло до того, что массово стали въезжать в Россию нефтяники из Канады, Голландии, которые занимались ремонтом, восстановлением скважин, прочими работами в обмен на нефть. То есть ситуация накануне 90-х годов была очень специфической. Начался значительный, обвальный спад нефтедобычи. Более чем на 40% - с 500 млн. т почти до 300. И поэтому необходимо было предпринимать какие-то меры.

И вот в связи с этим шла очень тяжелая работа по подготовке законов, которые должны были помочь провести приватизацию. В первую очередь, это знаменитый Указ президента РФ № 1403 от 17 ноября 1992 г. Он явился продуктом очень жесткой борьбы различных сторон. С одной стороны, нефтяники отстаивали идею создания более-менее целостной экономической структуры, которая могла бы развиваться. С другой стороны, сверху нам навязывалась некая модель рыхлого холдинга. Вы, наверное, помните, что у одного из руководителей Госкомимущества висел на стене такой плакат: "Забудь о холдинге, всяк сюда входящий!" Тем не менее, именно по Указу № 1403 все нефтяные компании создавались в форме рыхлого финансового холдинга, в котором было запрещено заниматься любой производственной деятельностью.

Структура приватизации определялась следующим. 38% акций закреплялись в собственности государства и передавались затем в уставные капиталы вновь создаваемых компаний. Это - не контрольный пакет. 40% отдавалось трудовым коллективам в виде обыкновенных и привилегированных акций. При этом привилегированные акции могли в любой момент превратиться в обыкновенные. И 22% продавалось - большей частью за приватизационные чеки. Это привело к тому, что практически ни одна нефтяная компания, за исключением "ЛУКОЙЛа", не смогла затем установить полный контроль над своими дочерними предприятиями. Вы знаете, только "ЛУКОЙЛ" перешел на единые акции, и мы практически создали единую вертикально интегрированную структуру. Многие проблемы нефтяной отрасли связаны с банкротством, введением внешнего управления и с прочими заморочками, потому что единая структура так и не была сформирована.

При этом наряду с негативными моментами были все-таки и позитивные. Производственники, которые пришли к управлению компаниями в 1993-1995 гг., смогли приостановить падение добычи. И с 1994 г. в нефтяной отрасли началась стабилизация. А в 1996-1997 гг. наметился даже рост нефтедобычи и нефтепереработки, который затем был остановлен событиями августа прошлого года.

Одновременно с этим начался определенный передел в нефтяной отрасли, в результате которого практически только две компании сохранили "старый" управленческий костяк. Это "ЛУКОЙЛ" и "Сургутнефтегаз". Остальным с "новыми" управленцами в большинстве случаев не повезло. Первая волна продаж, по которой проходила приватизация, была связана с ваучерными аукционами. Вы знаете, практически все нефтяные компании выходили на ваучерные аукционы, но они были разными. Надо сказать, что тот, кто вложил свой ваучер в "ЛУКОЙЛ", мог в 1997 г. получить за него 4 тыс. долларов. Это, конечно, не "Волга", но уже хотя бы "Москвич". Тогда цена одной акции "ЛУКОЙЛа" достигала 29 долларов.

Тем не менее, ваучерная приватизация ничего хорошего не дала, поскольку она привела к появлению 100 тыс. акционеров, которым нужно платить дивиденды. Ни одной копейки в добычу нефти, газа они не дали. Поэтому мы были вынуждены заняться, с одной стороны, поисками капитала, инвестиций, которые были необходимы для развития. А с другой стороны, создать некую защиту от различных финансовых группировок, которые всегда стремились получить контроль над нефтяными компаниями.

"ЛУКОЙЛ" - пожалуй, единственная нефтяная компания, которая смогла привлечь прямые инвестиции посредством продажи собственных акций почти на миллиард долларов. Вы знаете о том, что мы приобрели стратегического инвестора. Это американская компания ARCO, которая помимо того, что вложила деньги непосредственно в компанию, еще дала примерно миллиард очень льготных 20-летних кредитов. Из них, в частности, финансируется Каспийский трубопроводный консорциум, который должен перебрасывать нефть из Казахстана через территорию России в Новороссийск. Это позитивные моменты.

Негативный момент проявился в том, что в условиях ненормального фондового рынка, который сформировался на волне приватизации, когда на нем присутствовали только финансовые спекулянты и никаких реальных инвестиций не поступало, этот рынок работал, как пылесос. То есть все акции из России перекачивались на Запад, поскольку там были реальные деньги. Это привело к тому, что сейчас сформировался довольно значительный слой зарубежных акционеров, которые вложили большие деньги в акции многих предприятий нефтяной промышленности. А эти акции сегодня ничего не стоят. Как из этого выходить - непонятно. Хотя финансовые посредники, по нашим оценкам, заработали на операциях при купле-продаже российских акций от 6 до 8 млрд долларов. Это тот фон, на котором сложилась нынешняя ситуация. К этому фону необходимо добавить и некие общие макроэкономические производственные показатели. Рем Иванович Вяхирев уже сказал о том, что фактически нефтегазовые предприятия являются спонсорами или, точнее сказать, донорами экономики. Ежегодно "Газпром" и нефтяные компании дотируют нашу экономику на 25 млрд. долларов. Эти дотации складываются из неплатежей. То есть, мы что-то отдаем, а деньги нам не возвращают. Живыми деньгами мы получаем где-то около 25-30% и имеем постоянную дебиторскую задолженность начиная с 1992 г. на уровне 11-14 млрд рублей. Это то, что у нас забирают на северный завоз, на сельское хозяйство, на поставки Минобороны и так далее.

С другой стороны, это колоссальная разница между внутренними и внешними ценами. Россия - вторая после Ирака страна по цене своего бензина. Сегодня, вы знаете, бензин стоит от 8 до 12 центов. Бутылка воды стоит дороже. Естественно, что ни о какой эффективной экономике при этом говорить невозможно. Поэтому утверждать, что нефтяная промышленность не вкладывает ничего в экономику страны, - абсолютная неправда. Если бы не было нефтяной и газовой промышленности, мы находились бы где-то на уровне между Украиной и Таджикистаном.

Мы уже тысячу раз говорили о том, что сегодня налоги составляют 62% от объема продаж. Естественно, что ни о каких инвестициях говорить практически невозможно. Если вы посмотрите статистику, которая характеризует фон для приватизации, то он следующий. В 1994 г. нефтяной комплекс обеспечивал 6% всех бюджетных поступлений. В 1998 г. - 22%, в этом году будет около 30%. Причем, "живыми" деньгами.

При этом добыча упала практически на 30%. То есть, добывая и перерабатывая меньше нефти, мы платим все больше и больше налогов. Но одновременно надо понимать, что есть определенный предел сопротивляемости. Мы уже уперлись в некую стену, за которой начнется постепенная деградация. Это не будет происходить быстро. Нефтяники - люди самоотверженные. Даже когда им не платят зарплату, они продолжают работать. Мы будем упираться, будем искать различные формы, средства выживания. В конце 80-х годов накопилась некая критическая масса, которая определила обвал нефтяной промышленности. Он завершился, как вы помните, определенными политическими процессами. Такой же обвал назревает и сейчас. Когда он произойдет, я не могу сказать. Но он возможен. При этом станет неизбежной и необходимость уже не экспортировать нефть, а завозить в страну сырье и нефтепродукты.

Эта неизбежность сопряжена и со второй позицией - инвестициями непосредственно в нефтяную промышленность. В середине 80-х годов в сопоставимых ценах Советский Союз ежегодно вкладывал в нефтедобычу примерно 20-25 млрд. долларов. Затем, когда в 1986 г. произошло обвальное падение цен на нефть, эта цифра сократилась примерно до 16 млрд. Из них значительная часть шла в Казахстан, в основном в развитие Тенгизского месторождения. И это привело к резкому спаду добычи нефти и газа, особенно нефти, в Западной Сибири.

В 90-е годы средняя сумма инвестиций составляла 7-7,5 млрд долларов. В этом году будет 5 млрд долларов... Фокусов в экономике не бывает. Если не бурить новые скважины, если не применять химреагенты для увеличения нефтеотдачи пласта, если не проводить новую разведку, то добыча начинает падать.

Какие выводы из этого можно сделать? На протяжении семи лет, уже с третьим составом депутатов Госдумы мы говорим о том, что необходимо менять систему налогов. Сейчас решили хотя бы одну проблему - проблему СРП.

Но до сих пор не решена проблема системы налогообложения по нефтяным компаниям. В частности, очень много говорится о госрегулировании. Однако приведу один простой пример. Сегодня эффективность предприятий, несмотря на самый героический труд всех нефтяников, зачастую от них не зависит. Например, если для одной компании, скажем, из Оренбурга, акциз составляет 10 рублей за тонну, а для "ЛУКОЙЛа" - 62 рубля, то, как бы мы ни упирались, у Оренбурга показатели будут лучше. А почему существует такая диверсификация? Почему до сих пор нельзя ввести обоснованную по единым правилам ставку акциза? Почему Министерство финансов, Министерство топлива и энергетики занимаются тем, что делят каждый год акцизы: кому-то больше, кому-то меньше? Идет страшная закулисная торговля. Все министерство гудит, идет активная работа. Зачем она нужна? Налоговая система должна стимулировать производителя. Хорошо работаешь - зарабатываешь. Плохо работаешь - твои недостатки всем видны.

Вторая проблема, о которой надо говорить, - это единый доступ к трубе. Определена квота - можно продать за рубеж 30%. Почему-то у одних, например, у госкомпаний, - чуть побольше, у других - чуть поменьше. Кто-то более ловкий - у него побольше, какие-то квоты пробил. И вообще, когда сейчас муссируется тезис о том, что не хватает государственного влияния в нефтяной промышленности, хочется просто смеяться. Потому что до тех пор, пока государство держит единственный краник в своих руках, ты можешь сколько хочешь называться собственником. Потому что если те, кто держит краник, захотят его перекрыть, тебе конец. Этот краник называется "Транснефть". Она может этот краник открыть, может закрыть. Как только она закроет, ты умрешь, несмотря на любую форму собственности.

Так вот, пока "Транснефть" находится в руках государства, разговор о том, что нефтяная промышленность в России частная, является политическим блефом. Поскольку любая структура, в которой система сбыта находится в руках государства, - государственная. Это надо понимать.

С другой стороны, говорить о том, что государство готово взять на себя большую роль, с точки зрения организации нефтедобычи сегодня, на мой взгляд, преждевременно. Государство по-прежнему рассматривает нефтяную промышленность в качестве донора, от которого можно откачивать ресурсы до бесконечности.

Есть ли какая-то надежда на выживание? На наш взгляд, есть.

Как ни парадоксально, тот кризис, который произошел 17 августа, для нас очень радостен. Потому что "халява" кончилась. Все поняли, что не будет денег из-за рубежа, никто не будет вкладывать в нашу страну. Кончился тот дурной рынок, в котором господствовали спекулянты, в котором государство с помощью ГКО выгребало все, что можно. Появилась, наконец-то, отдушина.

Мы с "Газпромом", наконец-то, готовим свой первый выпуск российских облигаций. Вдумайтесь - первый выпуск. С их помощью мы будем пытаться собрать у населения средства, с тем, чтобы вложить их в свое производство. Чтобы эти рубли работали здесь, в России. До кризиса это было невозможно.

Я привожу простой пример. Здесь уже упоминали Китай. В Китае денежная масса каждый год растет на 25%. Однако, инфляция - на 11%. Почему? Потому что вся денежная масса идет не на социальные выплаты и дотации, а на поддержку в первую очередь экспортно-ориентированных отраслей. Идет на развитие промышленности.

Сегодня в "ЛУКОЙЛе" рублевая себестоимость составляет 98%. Мы всего 2% средств тратим на покупку оборудования, химреагентов за рубежом. В этом году мы эту практику закончим. Теперь в Буденновске начинаем делать присадки для своих масел. 100% всего оборудования мы производим здесь, в России. Нам не нужны доллары. Нам нужны рубли. Дайте рубли. И эти рубли мы превратим в доллары.

Я понимаю, что говорить о сокращении налогов сегодня нереально. Но введите для всех нефтяных компаний единые правила "налоговой игры". Единый акциз. Нужна единая прозрачная система налогообложения. И, наконец, необходима нормальная система возврата экспортного НДС - тоже единая для всех.

И дайте нормальные кредиты. Дайте любой нефтяной компании нормальные кредит, и эта компания через один-два года снова начнет наращивать добычу. И возвращать эти кредиты, рублевые кредиты, в виде валюты. Почему мы должны просить деньги у МВФ, закладывая свою нефть? Давайте мы заложим нефть любому государственному или негосударственному банку. Пусть он нам даст рубли. Мы будем ему возвращать валютой. Валюта будет приходить в Россию.

Где профессионалы?

Геннадий РАЙКОВ,
заместитель руководителя фракции "Российские регионы", член Комитета по безопасности Государственной Думы

В Комитете по безопасности накоплен уникальный исторический материал по проблемам приватизации. Между тем, у нас в Госдуме есть Комитет по приватизации, который обязан этим вопросом заниматься, но, к сожалению, не занимается. До сих пор не создана программа по приватизации, до сих пор не введен закон о стратегических объектах, приватизация которых запрещена. Все это в недрах того комитета и похоронено.

Все начинается с кадрового вопроса. Почему "Газпром", "ЛУКОЙЛ" и "Сургутнефтегаз" пока существуют? Да потому, что их возглавляют профессионалы, которых там не смогли отстранить.

Когда в прошлом году была предпринята попытка расчленить "Газпром" и Дума этот вопрос подняла и защитила его, это ведь тоже была попытка отстранить профессионалов. Вы проанализируйте чубайсовскую схему приватизации по отношению к любой компании ("ЮКОС", "СИДАНКО", другие) - сначала меняется руководство. Ставятся свои люди, а затем уже делается все, что захочется, законно и незаконно. Я считаю, что и Кох, и Бойко, и Чубайс должны ответить за ту уродливую приватизацию, которая произошла.

Все документы по анализу приватизации "Сибнефти", Тюменской нефтяной компании, "Норильского никеля" и других предприятий мы добросовестно передали прокуратуре. И передали... в долгий ящик. Прокуратура взяла. Признала незаконность приватизации, и на этом ее действия закончились.

Мы сегодня говорим о разных формах собственности. Да, собственность в "ЛУКОЙЛе" на 26% принадлежит государству. Но если там работают люди с государственной закваской, если опытный нефтяник Вагит Алекперов эту компанию возглавляет, то и за частную, и за государственную собственность там мы можем быть спокойны.

Вот мы сегодня все говорим о том, что надо изучить последствия приватизации. Но процесс и сегодня продолжается. Вообще-то мы основу закладываем, депутаты. Мы всех критикуем, а ведь Госдума заложила в бюджет страны доходы от приватизации. И все продолжается по прежним "правилам". Вспомним последний скандал, который случился на днях, в марте. Продана "Оренбурггеология". Продана с нарушением уже Уголовного кодекса, с подлогом документов. Но она же продана. И те, кому нужно было, ее купили. И продана всего за 12 млн долларов при настоящей стоимости около 100 млн долларов. Сегодня происходит приватизация РАО "ЕЭС России". И это надо признать как факт.

11 декабря прошлого года Госдума приняла постановление по энергетике, где один из пунктов содержал рекомендацию освободить Чубайса от должности. Какова его кадровая политика? В Советы директоров крупных региональных энергетических компаний назначаются никому не известные, без специального образования, молодые люди, перед которыми стоит задача вытеснения профессионалов из сферы управления. Готовится банкротство некоторых успешных региональных компаний. Что, в правительстве об этом не знают? В самом правлении "ЕЭС" специалистов-энергетиков, как говорится, раз-два - и обчелся...

А мы здесь организуем парламентские слушания, цель которых - проанализировать приватизацию, подправить ее. Вопрос не в том, сколько и где государственной собственности, а в эффективности управления ею.

И последнее. Нужно немедленно вносить поправки в Закон "О банкротстве". По действующему закону можно обанкротить любое самое благополучное предприятие. И "горе-приватизаторы" уже активно этой возможностью пользуются.

В чем главная причина?

Сергей РОДИН,
доктор экономических наук, профессор, эксперт парламентской комиссии

Речь идет о приватизации, о ее анализе и ее оценке. А этого я пока не услышал. Единственная мысль была высказана о том, что, мол, трудности проистекают не из способа приватизации, а из общего тяжелого положения в стране. Но возникает вопрос: откуда такое тяжелое положение в стране и где главная причина? А она как раз в негодной модели приватизации.

Когда мы говорим о негодной модели приватизации, здесь несколько аспектов. Первый момент - это цель приватизации. Второй момент - это проблема собственности контрольного пакета акций. Ну, и третий момент - это объект приватизации. Я остановлюсь только на вопросе о цели приватизации.

Какая была первоначальная официальная цел





 Все статьи номера
 Архив журнала

 
Анонсы
Реплика: Криптоускоритель
Выставки:
Новости

 Все новости за сегодня
 Все новости за 01.04.99
 Архив новостей

 Поиск:
  

 

 
Рейтинг@Mail.ru   


© 1998 — 2018, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-51544
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 2 ноября 2012 г.
Все вопросы по функционированию сайта вы можете задать вебмастеру
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (http://www.oilru.com/) обязательна.
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются на портале oilru.com, может не совпадать с мнением редакции.
Время генерации страницы: 0 сек.
Добро пожаловать на информационно-аналитический портал "Нефть России".
 
Для того, чтобы воспользоваться услугами портала, необходимо авторизоваться или пройти несложную процедуру регистрации. Если вы забыли свой пароль - создайте новый.
 
АВТОРИЗАЦИЯ
 
Введите Ваш логин:

 
Введите Ваш пароль: