Вы не авторизованы...
Вход на сайт
Сегодня 16 ноября 2018 года, пятница , 06:10:28 мск
Общество друзей милосердия
Опечатка?Выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter
 
Контакты Телефон редакции:
+7(495)640-9617

E-mail: nr@oilru.com
 
Сегодня сервер OilRu.com - это более 1279.53 Мб информации:

  • 541105 новостей
  • 5112 статей в 168 выпусках журнала НЕФТЬ РОССИИ
  • 1143 статей в 53 выпусках журнала OIL of RUSSIA
  • 1346 статей в 45 выпусках журнала СОЦИАЛЬНОЕ ПАРТНЕРСТВО
Ресурсы
 

"Я ОТВЕЧАЮ ЗА КАЖДЫЙ ПРОЖИТЫЙ ДЕНЬ"

№7, ИЮЛЬ 2008
ЛЮДИ РОССИЙСКОЙ НЕФТИ

 
Ольга БУКСИНА

К 80-летию со дня рождения Льва Михайловича Кузнецова

В нефтегазовом сообществе имя Льва Михайловича Кузнецова хорошо известно. Он прошёл школу нефтедобычи в Татарии, возглавлял в шестидесятые годы знаменитое НГДУ «Альметьевнефть», подобравшееся к запасам самого крупного в мире месторождения - Ромашкинского.

Выпускник Московского нефтяного института имени И.М.Губкина в 50-е годы прошлого века начинал свой трудовой путь с рабочей профессии на промысле: крутил лебёдку, чистил трубы от парафина. Во всём ему хотелось, как писал поэт, «дойти до самой сути».

По глубине инженерных решений, по уровню кадров Татария опережала другие нефтяные регионы. На Ромашкинском полным ходом внедрялась система внутриконтурного заводнения. Это был настоящий прорыв в технологии. И Кузнецов был счастлив, что оказался причастным к настоящему мужскому делу. Точно так же он ощущал себя, когда трудился главным инженером на Миннибаевском газоперерабатывающем заводе, возглавлял одно из управлений Министерства нефтяной промышленности или работал в ЦК КПСС. Его вклад в развитие нефтегазового комплекса страны был неоднократно отмечен: три ордена Трудового Красного знамени, орден Дужбы народов, орден Знак Почёта, медали и отраслевые награды…

По трудовой биографии Льва Михайловича Кузнецова можно изучать историю отечественной нефтегазовой промышленности второй половины ХХ века со всеми её головокружительными взлётами и чудовищными провалами.

Мечтающий летать…

Лев Кузнецов родился в г. Чёрмоз Пермской области 25 июля 1928 г. Школу оканчивал уже в Молотове (так с 1940 г. начала называться Пермь). Его отец, Михаил Иванович Кузнецов, работал инженером на уральских заводах, умер в годы войны.

Лёва с детства представлял себя в лётном шлеме за штурвалом самолёта. Его манило состояние полёта: что может быть прекраснее преодоления земного притяжения? Да и кто в 30-40-е гг. прошлого века не мечтал быть летчиком? Все мальчишки только и говорили о подвигах Чкалова и Громова.

И он непременно стал бы лётчиком - характер у него был упорный. Но подвёл рост. Когда в 14 лет, в 1942 г., шустрый парнишка небольшого росточка (всего-то 144 см) пришёл поступать в лётное училище, ему отказали. Подростку трудно было с этим смириться, проститься с мечтой о небе… И Лев поступает в Молотовский нефтяной техникум на геолого-разведочное отделение.

Не сразу, но всё-таки придёт понимание: в конце концов, то, что находится глубоко под землёй, не менее увлекательно, завораживающе и опасно, чем небо. И он свой адреналин получал, будь здоров! Война, смерть отца рано сделали Льва взрослым. Но он навсегда сохранил свою душевную отзывчивость и даже некоторую ребячливость.

- Я его не сразу заметил, - рассказывает друг Кузнецова Михаил Федорович Путилов. - Да мы, заводские, не очень-то обращали внимание на школьников. Считали себя взрослыми, жизнь повидавшими. А ведь я только закончил 7 классов - и за станок. Отец и брат ушли на фронт, мать заболела. Я на заводе сахарной аппаратуры делал бомбы. Так что в техникум пришёл из взрослой жизни, а Лёва - со школьной скамьи. К тому же роста он был небольшого, с открытой, немного застенчивой улыбкой. Мы-то на себя напускали взрослости… А потом как-то всё сложилось. Он учился на геолого-разведочном отделении, я пошёл на бурение. Встречались в спортзале. Порой после занятий кружилась голова. Каждый из нас недоедал. Война, продовольственные карточки… Вроде по законам военного времени следовало бы силы копить, а мы с бесшабашностью молодости тратили энергию в спортзале.

Техникум Лев Кузнецов окончил уже после войны.

- Можешь поступать по направлению в Москву, в нефтяной институт. У тебя диплом с отличием, - сказали преподаватели. Мать не отговаривала: «Поезжай. Но знай, Лёва, помогать я тебе не смогу». Друг Миша Путилов, также окончивший техникум с красным дипломом, тоже решил «брать Москву».

141-я комната в общежитии на 2-й Извозной улице (ныне - ул. Студенческая) славилась гостеприимством. Жили коммуной. Денежные переводы от родителей и стипендии объединяли «в общий котёл». Путилов вспоминал, как заставляли Лёву всей комнатой покупать новую рубашку: «Даже денег выделили из общего бюджета. Кузнецов уверял, что на эти деньги обновку не приобретёшь. Мы настаивали: ищи. И рубашка нашлась».

Вскоре комната стала заполняться однокурсниками: Боря Сапгир, Вася Соколов, Валера Грайфер, Володя Филановский. Они как-то быстро сдружились. Даже притираться не пришлось. Кузнецов в людях всегда ценил надёжность. А ребята, похоже, были этой породы. Все рассчитывали на собственные силы.

Губкинский институт имел важное для того времени преимущество перед другими вузами - студентам горных специальностей выдавалась форменная одежда. В этих шинелях они и в Татарию поехали. Лёву форма делала солиднее. В тёмно-синей фуражке с лакированным козырьком он был похож на лидера немецких коммунистов Эрнста Тельмана. Его так и прозвали: наш Тельман. Сходство с вождём подчёркивали открытый взгляд и трогательная ямочка на подбородке. Но больше - принципиальность, возведённая в абсолютную степень.

- Он был щепетильным во всём, - говорит Путилов. - Это ему в жизни мешало, но ничего поделать было нельзя. Он не терпел небрежности в отношениях. Подлости не прощал. Мы были снисходительнее. А он считал: если человек тебя смог подвести в малом, то подведёт и в большом. Мы к этому выводу приходили путём, что называется, проб и ошибок. А он как будто с этим знанием родился. Лёва сразу как-то от непорядочных людей дистанцировался. И в первую очередь он был требовательным к себе.

А Грайфер добавляет: «Он был для всех нас неким моральным авторитетом, хотя мы, практически ровесники, пришли в институт из школы, жизни не нюхали. Вместе с нами учились герои войны, увешанные медалями и орденами. Между нами, малолетками, и участниками Великой Отечественной Лёва был своеобразным редуктором. К нему все относились так, как будто он был постарше. Перед его знаниями, интеллектом прокуренные дядьки-однокурсники - Костя Зюганов, Сергей Шмакарёв, Николай Куликов - терялись. Кузнецов учился всегда на «пятёрки» и при этом не пропускал ни одной вечеринки, участвовал во всех наших похождениях...»

Когда в сутках не хватает часов

В 1952 г., после окончания института, Кузнецов, Сапгир, Филановский и Грайфер приехали в Бугульму, в трест «Бугульманефть». Кузнецов, окончивший институт с красным дипломом, получил предложение остаться в аспирантуре. Но Лев решительно отказался от заманчивого предложения. И это был поступок, потому что никто не мог знать, как сложится судьба в далёкой Татарии. Но Лев был уверен в другом: с друзьями расстаться невозможно. А вместе они как-нибудь прорвутся… Сколько раз друг друга выручали - не сосчитать.

Нефтяная Татария испытывала кадровый голод. К 1950 г. здесь были открыты месторождения нефти с суммарными промышленными запасами 430 млн т. Друзья оказались на одном нефтепромысле нового треста «Альметьевнефть». Кузнецов здесь же, в Альметьевске, женился на своей однофамилице - Алле Кузнецовой.

- Кузнецовы жили дружно. И Алла, и Лев - очень гостеприимные люди, - говорит друг семьи Евгений Иванович Иванов. - Помню, как пришёл поздравить их с новосельем. У радушных хозяев ни стола, ни стульев. Нашли ящик из-под папирос - соорудили стол. Какие-то чурбаки - вместо стульев. Но было так весело, тепло в их доме! Маленькая квартирка казалась хоромами. Мы были так устроены: душевное участие, дружеские разговоры для нас были куда важнее материальных удобств.

По предложению руководства Кузнецов вскоре занялся газовыми проблемами. С попутным нефтяным газом поначалу не церемонились - сжигали на факелах. Не только освоение Татарии, но и Западной Сибири сопровождалось фейерверками - завораживающими, если смотреть с высоты птичьего полёта, но крайне опасными, если вспомнить об экологическом ущербе (не говоря уже про экономические потери).

В 1956 г. Кузнецов становится старшим инженером цеха газового хозяйства нефтепромыслового управления «Альметьевнефть». Ответственная работа, и суток, как всегда, не хватает. Но как он умудрился ещё хор создать и в нём петь? Спустя годы Кузнецов и сам этому удивлялся. «Молод был», - так объяснял он потом свои разносторонние увлечения. Конечно, молод, ещё и тридцати не было.

Вскоре, в 1957 г., Кузнецова уговорили стать главным инженером Миннибаевского газобензинового завода. А в 1959 г. в биографии Льва Михайловича произошёл крутой поворот: поступило приглашение возглавить отдел нефтяной и химической промышленности Татарского обкома КПСС.

А затем ему сделали предложение переехать из Казани в Москву, на Старую площадь (там располагался Центральный комитет КПСС). «Будем пробовать тебя инструктором». А он возьми и откажись. Невиданное дело! Во времена всевластия «руководящей и направляющей силы» такие поступки даром не проходили. Мог поплатиться профессиональной карьерой, нажить неприятностей. Но делу хода не дали.

Возвращение Кузнецова в Альметьевск было непростым: он, можно сказать, взял железной хваткой первого секретаря обкома партии Табеева: «Отпустите на производство!». Тот сначала удивлялся: никто раньше из обкома на «вольные хлеба» не просился. Потом, устав от просьб, раздражённо сказал: «Да катись ты к своим нефтяникам!» Никому в голову не приходило, что просто не лежала у него душа к партийной работе. Или время ещё не пришло. Оно придёт. Через 14 лет Кузнецов будет работать в ЦК.

Альметьевск - особая статья в биографии нашего героя. Да только ли его? «В ?Альметьевнефти?, по-моему, перебывали все, кто имел отношение к нефти, - спустя годы делился своими наблюдениями Валерий Исаакович Грайфер. - Здесь всегда царила атмосфера поиска, творчества, инициативы. Может быть оттого, что это было более молодое управление, чем Бавлинское и Лениногорское. Какой-то дух романтизма, взаимовыручки, веры в победу. Руководители «Альметьевнефти» (Р.Ш.Мингареев, Р.Т.Булгаков, Л.М.Кузнецов) поддерживали такую атмосферу. Люди это были масштабные, многогранные, состоявшиеся в профессии…»

В 1967 г., незадолго до Нового года, в квартире Кузнецовых раздался ночной звонок. Министр нефтяной промышленности В.Д.Шашин предложил Льву Михайловичу возглавить объединение «Саратовнефтегаз». Следует сказать, что «саратовская глушь» особого энтузиазма у нефтяников не вызывала. Добыча по объединению - 2 млн т нефти. Столько давали 10 тюменских скважин. Сибиряки только посмеивались. Но если надо, так надо. Перед Кузнецовым была поставлена задача приращивать запасы и не снижать добычу. Лев Михайлович проработал в объединении до октября 1972 г. Руководство понимало, что из саратовских недр Кузнецов «выжал» всё возможное. Приказом по министерству он был назначен начальником главного управления по переработке не­фти и газа.

Обвал вместо роста

Набережная Мориса Тореза (ныне - Софийская набережная), 26/1 - адрес Министерства нефтяной промышленности СССР. У Кузнецова появилась работа с видом на Кремль. На рубиновые звёзды он смотрел поздним вечером, когда ближе к полуночи покидал министерство вместе с Грайфером и Филановским.

По счастливому стечению обстоятельств Кузнецова, Филановского и Грайфера пригласили в Москву одновременно: министерство нуждалось не только в высокообразованных, но и опытных специалистах. Министр Валентин Шашин собирал со всей страны своих талантливых учеников, чтобы совершить качественный прорыв на нефтяном фронте. Вернулся из Татарии и был назначен начальником планово-экономического управления министерства Валерий Грайфер. Владимир Филановский, оставив Тюмень, возглавил главное управление капитального строительства. Друзья же больше, чем высоким должностям, радовались счастливой возможности снова быть вместе.

Кузнецову предстояло обеспечить подготовку проекта постановления правительства «О мерах по сокращению потерь попутного нефтяного газа и строительству заводов по переработке». Было принято решение о закупке за рубежом компрессорного оборудования, строительстве комплектных газоперерабатывающих заводов общей мощностью 10 млрд м3 газа в год. Благодаря деятельности «Союзнефтегазпереработки», сторонником создания которой был Кузнецов, удалось добиться утилизации попутного газа на уровне 90-95%. В довольно короткие сроки в Западной Сибири резко сократилось количество пылающих факелов.

В советское время вершиной карьеры для руководителя считался кабинет на Старой площади. Кузнецов в партийные боссы не рвался, не его стезя. Но ЦК КПСС умел подбирать кадры. Видно, кто-то разглядел в Кузнецове человека, который сможет внести в партийную работу конкретику живого дела. Так в 1978 г. Лев Михайлович перешёл на работу в ЦК, став заместителем заведующего отделом тяжёлой промышленности и энергетики. Усилия этого отдела были сосредоточены тогда на Западной Сибири. Масштабное освоение тюменских недр столкнулось с большими проблемами. Кузнецов и его коллеги предупреждали: отстаём с подготовкой новых запасов нефти.

Специалисты, работавшие в отраслевом отделе ЦК, понимали, что взятые темпы добычи - гипертрофированные. Зависимость огромной державы от экспорта энергоносителей стала поистине наркотической. И досадно было, когда на «самом верху» к предостережениям профессионалов не прислушивались. «Значит, у меня не хватило аргументов», - говорил в таких случаях Лев Михайлович.

В начале 1980-х в Западной Сибири устойчиво снижался ежегодный прирост добычи нефти. Более того, впервые за послевоенный период её производство сократилось - с 616,3 млн т в 1983 г. до 595,2 млн в 1985 г. Этот обвал тревожил руководство страны. Генеральный секретарь ЦК КПСС М.С.Горбачёв совершил поездку в Тюменскую и Томскую области. В делегации, сопровождавшей генсека, был и Кузнецов. Он принимал участие в подготовке выступлений Горбачёва на заседании партийно-хозяйственного актива, а потом - в реализации намеченных планов по исправлению ситуации.

Вспоминает В.И.Грайфер: «После визита Горбачёва в Тюмень вышло специальное постановление ЦК КПСС и Совмина. Триста работников ЦК разъехались по заводам-поставщикам, и мы в течение нескольких месяцев получили фонды 1986 г. Этой работой активно занимался Лев Михайлович Кузнецов. Он помогал Тюмени, как только мог. Возглавляя «Главтюменнефтегаз», я знал: на поддержку Льва всегда могу рассчитывать».

Однако в возрасте 61 года Кузнецов, имевший колоссальный опыт управления в топливно-энергетическом комплексе, впервые за многие годы почувствовал себя невостребованным. За два года до роспуска КПСС, в 1989 г., он ушёл на пенсию. Многие из тех, кто когда-то с подобострастием входили в его кабинет на Старой площади, больше не напоминали о себе. Изменились времена, политические предпочтения. Те, кто был обласкан коммунистической властью, стали в один миг главными критиками режима. Кузнецов так не умел. Не то чтобы он был согласен со всем, что происходило в стране в прежние времена. Нет. Но он всегда в меру своих возможностей пытался поправить положение. Когда отдел тяжёлой промышленности упразднили, он переживал: «Как там тюменские нефтяники, справятся ли с планом?» Кузнецов понимал, что Грайферу, начальнику «Главтюменнефтегаза», приходится непросто. Но нефтяники держались из последних сил. Руководство страны требовало увеличения объёмов добычи, а как их увеличишь, если модернизацией отрасли по-настоящему не занимались?

«Вот и вся моя жизнь…»

Ему было 64 года, когда он вернулся из Финляндии (в Иматре Лев Михайлович осуществлял контроль над подачей газа по газопроводу Ленинград - госграница). «Твой опыт нам очень нужен», - сказал ему тогда генеральный директор ОАО «РИТЭК» Валерий Грайфер. И он принял приглашение поработать вместе.

Рассказывает В.И.Грайфер: «Лев, всю жизнь думавший государственными категориями, не мог принять правила игры частного бизнеса. Он никак не хотел примириться с тем, что нет единого управления отраслью и существуют конкурирующие между собой нефтяные компании, имеющие собственные стратегии развития. Вся его внутренняя сущность сопротивлялась пришедшей на смену социалистическому укладу рыночной экономике. Конечно, рынок начала 1990-х своей дикостью мог испугать любого. Чехарда законов, непредсказуемость, политическая нестабильность… В этой политической и экономической невнятице Лев нашёл для себя нишу. Он сосредоточился на социальных программах, сознательно избегая финансово-экономических сфер. Он очень радовался, когда наша компания стала осваивать собственные месторождения. Всё-таки для нефтяников главное дело - разработка запасов. День получения «РИТЭКом» лицензии на Восточно-Перевальное месторождение (а это случилось в 1994 г.) был для нас общим праздником. И этот же год принёс нам с Лёвой большое горе: мы потеряли нашего друга - Володю Филановского. Вот так в нашей жизни всё переплелось: общие победы и общие утраты».

…Льва Михайловича Кузнецова не стало 18 марта 2006 г.

- Вот и вся моя жизнь, такая длинная и такая короткая… Я отвечаю за каждый прожитый день, и мне не стыдно - я не предавал свои внутренние принципы, а это главное для меня, - этот итог Кузнецов подведёт вскоре после выхода на пенсию. Российский государственный университет нефти и газа им. И.М.Губкина готовился к своему 70-летию, и выпускников разных лет попросили написать воспоминания об альма-матер. Кузнецов откликнулся сразу же и передал несколько тёплых страниц о вузе, преподавателях и, конечно же, студенческой дружбе, которую он с товарищами пронёс через многие десятилетия. Любимой «керосинке» он поставил «5 с плюсом». В знак благодарности за судьбу. Счастливую судьбу человека, который в середине ХХ века выбрал своей профессией извлечение из недр энергии Земли.





 Все статьи номера
 Архив журнала

 
Рейтинг@Mail.ru   


© 1998 — 2018, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-51544
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 2 ноября 2012 г.
Все вопросы по функционированию сайта вы можете задать вебмастеру
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (http://www.oilru.com/) обязательна.
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются на портале oilru.com, может не совпадать с мнением редакции.
Время генерации страницы: 0 сек.
Добро пожаловать на информационно-аналитический портал "Нефть России".
 
Для того, чтобы воспользоваться услугами портала, необходимо авторизоваться или пройти несложную процедуру регистрации. Если вы забыли свой пароль - создайте новый.
 
АВТОРИЗАЦИЯ
 
Введите Ваш логин:

 
Введите Ваш пароль: