Здравствуйте, !
Сегодня 05 августа 2020 года, среда , 22:39:01 мск
Общество друзей милосердия
Опечатка?Выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter
 
Контакты Телефон редакции:
+7(495)640-9617

E-mail: welcome@oilru.com
 
Сегодня сервер OilRu.com - это более 1279,22 Мб информации:

  • 540944 новостей
  • 5112 статей в 168 выпусках журнала НЕФТЬ РОССИИ
  • 1143 статей в 53 выпусках журнала OIL of RUSSIA
  • 1346 статей в 45 выпусках журнала СОЦИАЛЬНОЕ ПАРТНЕРСТВО
Ресурсы
 

Сколько стоит чистота

№5, МАЙ 2005
ЭКОЛОГИЯ

 

Как отразится на системе природопользования принятие Экологического кодекса и введение экологических платежей?

Первые месяцы нынешнего года выдались в России «экологическими»: 16 февраля вступили в силу нормы Киотского протокола; днем раньше председатель правительства подписал постановление об обеспечении экологической чистоты разработки недр, наконец; 3 марта министры в очередной раз обсуждали давно разрабатываемый законопроект «О плате за негативное воздействие на окружающую среду».

На первый взгляд, в свете разного рода «потеплений» и «парниковых эффектов», все эти шаги выглядят совершенно обоснованно. Но это, как говорится, - в мировом масштабе. В приложении же к российским реалиям, по мнению независимых наблюдателей, готовящийся Экологический кодекс дает еще один инструмент так называемого административного воздействия практически на любую, в том числе и добывающую, компанию. Особенно благодаря одному из разделов этого документа - «Экономические механизмы охраны окружающей среды». Экологические сборы с хозяйствующих субъектов, наносящих вред природе, по новой схеме (если она будет, в конце концов, утверждена) планируется поднять в среднем на 20-30%. В частности, 20-процентное повышение ожидает предприятия нефтехимии, 50-процентное - целлюлозно-бумажной промышленности и почти 60-процентное - нефтедобывающей…

Понятно, что от такого рода «фискального разгула» облагаемые выплатами предприятия будут явно не в восторге. Да и не только они. Отчасти их опасения разделяют в Минфине (из-за «возможного снижения бюджетных доходов») и в Минэкономразвития (из-за «появления избыточного барьера во внутрихозяйственной деятельности экономических агентов»). Учитывая наличие разных точек зрения на эту тему, журнал «Нефть России» обратился к ряду специалистов с просьбой прокомментировать последние экологические инициативы Минприроды и правительства.

Опыт - сын ошибок трудных

Георгий САФОНОВ, кандидат экономических наук, директор Центра экономики окружающей среды

Наблюдающаяся в последнее время в России «околоэкологическая» активность, с одной стороны, не может не радовать. Особенно специалистов-экологов, все еще таящих надежды на воссоздание системы природоохранного регулирования, на снижение выбросов и сбросов «экологически недружелюбных» промышленных предприятий, на решение острейших проблем влияния загрязнения на здоровье населения и окружающую среду. Но в то же время, если внимательнее вслушаться в суть дискуссий, остается ощущение, что все это мы когда-то уже проходили и снова становимся на тот же путь, в самое его начало. При этом совершенно не учитывая ни свой прошлый опыт, ни современные подходы к управлению окружающей средой в развитых странах мира.

Пессимисты могут сказать, что реформаторская активность властей - лишь слабая попытка создать видимость заинтересованности в решении экологических проблем, продиктованная, главным образом, интересом к сбору дополнительных доходов в госбюджет. Оптимисты, возможно, оценивают происходящее как долгожданный поворот правительства к экологизации экономического развития. В такой ситуации хотелось бы оставаться оптимистом, поэтому постараемся разобраться, чего же хочет и чего, по-хорошему, могла бы добиться власть.

Развал природоохранной системы после упразднения Госкомэкологии в 2000 г. привел к тому, что в действующей системе платежей за негативное воздействие на окружающую среду фактически исчез механизм администрирования. Многие предприятия перестали перечислять платежи, а власть окончательно запуталась, вспоминая, зачем они были когда-то введены. По сути, канули в небытие результаты более чем десяти лет активной работы по созданию и внедрению механизмов экономического стимулирования природоохранной деятельности в стране.

Не стоит забывать, что первые эксперименты по введению платы за загрязнение начались еще в конце 80-х годов. А к 1992 г. была создана система экологических платежей и внебюджетных экологических фондов. Первоначально ставки этих платежей были весьма высокими, однако при галопирующей инфляции 90-х годов их реальная величина сокращалась так быстро, что эффективного регулирующего механизма сформировать так и не удалось. И все же какие-то слабые стимулы для предприятий-загрязнителей существовали.

В то же время те средства, которые с трудом удавалось собирать в экофонды, на практике направлялись далеко не на компенсацию экологического ущерба. Они тратились на более «важные» и неотложные мероприятия. Ревизия экофондов показала их крайне низкую эффективность и явно нецелевой характер расходов. Таким образом, о создании реального компенсационного механизма, к сожалению, тоже говорить не приходится.

Что же происходит сегодня с системой платежей? Согласно ФЗ «О федеральном бюджете на 2005 г.», функции ее администратора возложены на Федеральную службу по экологическому, технологическому и атомному надзору. По поручению правительства ее специалисты доработали проект Порядка определения платы за негативное воздействие на окружающую среду. В нем сохранены основные положения действующего механизма. А отдельные изменения и дополнения не носят принципиального характера и касаются уточнения списка плательщиков, порядка администрирования платы, периода ее взимания и сроков внесения в бюджеты всех уровней, возможностей зачета затрат предприятий на природоохранные мероприятия, корректировки платы с учетом освоения средств на выполнение природоохранных мероприятий и других второстепенных аспектов.

Размеры платы предлагается скорректировать исходя из базовых нормативов, с учетом накопленного к 2002 г. коэффициента индексации (110,92 раза) и ежегодной инфляционной составляющей. Предусматриваются платежи за выбросы в атмосферный воздух по 210 видам загрязняющих веществ, за сбросы в водные объекты по 142 видам. В перечень включено дополнительно 16 загрязняющих соединений. Тут возникает вопрос «на засыпку»: по какому количеству веществ сейчас реально можно вести мониторинг в России? Впрочем, он далеко не единственный.

Концепция реформирования платежей предполагает несколько важных моментов. Во-первых, то, что они не являются источником пополнения бюджета и относятся к неналоговым обязательным платежам, взимаемым с объектов, оказывающих негативное воздействие на окружающую среду для того, чтобы стимулировать снижение такого воздействия. В качестве платежной базы устанавливается масса выбросов и сбросов, превышающая нормативы. Это действительно новшество, поскольку ныне платежи берутся за каждую тонну выбросов, таким образом, получается, что из трубы «вылетают» ассигнации, которые загрязнители должны захотеть экономить. Плата же за превышение нормативов больше похожа на штраф. У любого, кто знает российские реалии, в связи с этим возникнет еще один щекотливый вопрос. Какая величина штрафа может сподвигнуть директора предприятия не давать взятки инспектору, а вложить миллионы в реконструкцию производства или очистные сооружения?

Другое нововведение состроит в том, что теперь для экономического стимулирования природоохранных мероприятий размер платы за негативное воздействие на окружающую среду должен отражать необходимые затраты на устранение этих воздействий, то есть носить компенсационный характер. Для этого предполагается обеспечить поэтапное повышение ставок. Спрашивается, а как будет в них учитываться заболеваемость и смертность, связанные с загрязнением окружающей среды? А ценность редких растений, животных, экосистем?

Кроме того, концепция реформы предусматривает, что средства, поступающие в счет упомянутой платы, распределяются в федеральный и региональные бюджеты. Тут тоже есть о чем спросить авторов новации. Например, о том, сколько экологических программ финансировалось из этих бюджетов в последние пять лет? Из федерального - ни одной.

Кстати сказать, опыт многих развитых стран показывает, что экономические методы управления воздействием на окружающую среду - а их, кроме платежей за загрязнение, есть великое множество - могут быть очень эффективными. Причем взимание платы далеко не всегда является основным регулирующим механизмом в силу присущих ему недостатков. Известно, что почти ни в одном государстве ставки платы не являются достаточно высокими для оптимального снижения уровня загрязнения. Ввести высокий платеж - по сути, новый налог - всегда трудно по политическим мотивам. Кроме того, под воздействием инфляции реальная ставка неизбежно сокращается, соответственно, снижаются и стимулы к природоохранной деятельности предприятий.

Интересно, что в США, например, на федеральном уровне вообще отсутствует система платежей за загрязнение! Лишь в нескольких штатах используются различные варианты платы, но в основном их цель - сбор дополнительных средств для природоохранного администрирования, а не наполнение экологических фондов и регулирование выбросов. Штаты предпочитают использовать другие механизмы, как административные (технологические стандарты, нормативы качества окружающей среды и пр.), так и экономические. Именно Америка стала первопроходцем в создании системы торговли квотами на эмиссию вредных веществ (cap-and-trade). Ее суть - ограничение суммарного уровня выбросов, распределение разрешений на них между источниками и предоставление им права переуступки квот. Наиболее эффективной в США считается торговля квотами на выбросы двуокиси серы в рамках федеральной программы «Кислотные дожди», введенной в начале 90-х годов.

Удивительно, но факт - Евросоюз, после многолетних дебатов, вместо введения нового налога на выбросы углерода или потребление энергии с января 2005 г. запустил у себя широкомасштабную систему торговли квотами на эмиссию парниковых газов! Перспективы создания подобных систем сейчас рассматриваются в Канаде, Японии, даже в США.

Преимущества торговли квотами перед платежами очевидны и для бизнеса, и для правительств. Для первых это - возможность сохранить деньги в отрасли, направив их на модернизацию и повышение эффективности производства. Для вторых - действительно реальное решение природоохранной задачи с минимальными издержками для экономики страны.

Помимо рынков квот в мире активно применяются и другие экономические инструменты охраны окружающей среды - схемы «депозит-выплата», экологические субсидии и другие. Они многообразны, зависят от конкретных целей, региональных условий, органично встраиваются в систему природоохранного регулирования, решая вполне определенные экологические проблемы.

Прежде всего, необходимо понять, в чем заключается цель платежей за загрязнение. Получить дополнительные доходы в госбюджет? Наказать загрязнителей? Восстанавливать нарушенные экосистемы? Или все же решать конкретные природоохранные задачи, предотвращая негативное воздействие на окружающую среду, создавая стимулы для устойчивого развития, снижая смертность и заболеваемость от вредных выбросов и сбросов?

Если цель - улучшить качество окружающей среды, то надо определить, каковы показатели этого качества (например, уровни приемлемого риска для здоровья населения), сколько и каких выбросов нужно сократить, в какие сроки и т.д. Затем следует установить, с помощью каких инструментов можно более эффективно достигнуть поставленных целей.

Иногда платежи за загрязнение используются для других нужд. Например, вводя высокую плату за выбросы, государство уменьшает налоги на занятость, за счет чего стимулирует, с одной стороны, снижение загрязнения, а с другой - сокращение безработицы. Если же платежи устанавливаются по принципу «чтобы были», это оборачивается лишь дополнительным бременем для предприятий, издержки от которого все равно перекладываются на потребителей. То есть мы страдаем вдвойне - и от роста цен, и от неизменного, как правило, плохого качества окружающей среды!

Другим немаловажным вопросом является место платежей как природоохранного (а не чисто фискального) инструмента во всей системе регулирования загрязнения окружающей среды. К примеру, для выбросов оксидов серы, азота, твердых частиц более эффективно использовать рынок квот, для регулирования выхлопов автотранспорта - технологические стандарты, а для компенсации ущерба от разливов нефти - плату за загрязнение, направляемую в целевой фонд, но не в бюджет, где эти деньги просто растворятся.

Однако сейчас на перечисленные вопросы ответов никто не ищет. В развернувшихся дебатах об экологических платежах центральными являются не сущностные проблемы, а то, какую все же ставку «влепят» теперь предприятиям. Именно вокруг ставок и будет происходить борьба интересов. А значит, экологии как таковой в реформе экологических платежей может просто не оказаться.

Платеж «в законе»

Борис КОКОТОВ, генеральный директор Центра правового обеспечения природопользования

Согласно части 1 статьи 16 Федерального закона от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» (с изменениями от 22 августа, 29 декабря 2004 г.), негативное воздействие на окружающую среду является платным. При этом на основании статьи 14 этого закона к методам экономического регулирования в области охраны окружающей среды относится, среди прочего, предоставление налоговых и иных льгот. Поводом для этого могут служить «внедрение наилучших существующих технологий, нетрадиционных видов энергии, использование вторичных ресурсов и переработка отходов, а также осуществление иных эффективных мер». В статье 1 того же закона указано, что наилучшей существующей технологией является «технология, основанная на последних достижениях науки и техники, направленная на снижение негативного воздействия на окружающую среду и имеющая установленный срок практического применения с учетом экономических и социальных факторов».

Что касается видов негативного воздействия на окружающую среду, часть 2 статьи 16 Закона «Об охране окружающей среды» относит к ним: выбросы в атмосферный воздух загрязняющих и иных веществ; сбросы таких веществ в поверхностные, подземные водные объекты и на водосборные площади; загрязнение недр, почв; размещение отходов производства и потребления; нанесение ущерба окружающей среде шумом, теплом, электромагнитными, ионизирующими и другими видами физических воздействий и т.д.

Порядок определения платы за загрязнение и ее предельных размеров был утвержден постановлением правительства РФ от 28 августа 1992 г. № 632 (с изменениями от 27 декабря 1994 г. и 14 июня 2001 г.). В подпункте «а» пункта 4 этого постановления указано, что органы исполнительной власти субъектов федерации с участием территориальных органов Министерства экологии и природных ресурсов РФ осуществляют корректировку размеров платежей природопользователей с учетом освоения ими средств на выполнение природоохранных мероприятий и зачисление этих средств в счет таких платежей.

В соответствии с пунктом 6 этого постановления, Министерству экологии и природных ресурсов РФ было поручено разработать инструктивно-методические документы по взиманию платы за загрязнение окружающей природной среды и перечень природоохранных мероприятий, затраты на выполнение которых могут засчитываться в счет платежей. Соответствующие инструктивно-методические указания были утверждены Министерством природных ресурсов 26 января 1993 г. (с изменениями от 15 февраля 2000 г.). Согласно пункту 6.1 этого документа, упомянутую корректировку осуществляют органы исполнительной власти субъектов федерации с участием территориальных органов Министерства охраны окружающей среды и природных ресурсов. При этом данной процедуре подлежат 90% платежей за загрязнение, поступающих на специальные счета внебюджетных государственных экологических фондов.

На основании пункта 1 постановления правительства РФ от 29 июня 1992 г. № 442 «О Федеральном экологическом фонде Российской Федерации и экологических фондах на территории Российской Федерации» (с изменениями от 7 июня 1992 г.) был образован Федеральный экологический фонд. А в соответствии с пунктом 3 того же постановления создавать соответствующие внебюджетные экологические фонды было рекомендовано исполнительным органам государственной власти республик в составе РФ, краев, областей, автономных образований, городов Москвы и Санкт-Петербурга, а также местным администрациям. Однако статьей 7 Федерального закона от 27 декабря 2000 г. № 150-ФЗ «О федеральном бюджете на 2001 г.» (с изменениями от 24 марта, 8 августа, 17 октября, 14, 30 декабря 2001 г., 25 июля, 24 декабря 2002 г., 23 декабря 2003 г.) Федеральный экологический фонд с 1 января 2001 г. был упразднен. Чуть позже на основании приказа МПР и Минфина от 10 июня 2002 г. № 355/50н был признан утратившим силу еще один важный документ - Порядок направления предприятиями, учреждениями, организациями, гражданами, иностранными юридическими лицами и гражданами средств в государственные внебюджетные экологические фонды.

В том же году на основании запроса правительства Конституционный суд РФ вынес 10 декабря определение № 284 - о соответствии постановления № 632 Конституции России. В этом документе было отмечено, что платежи за негативное воздействие на окружающую среду по своей правовой природе являются не налогом, а фискальным сбором, ряд существенных признаков которого может быть указан в законе, а сам порядок уплаты может определяться постановлением правительства в связи с делегированием ему таких полномочий федеральным законодателем. Кроме того, в определении установлено, что в России сохраняется прежний порядок взимания платежей за загрязнение окружающей среды и иные виды негативного воздействия - до введения в действие нового порядка.

Статьей 15 Федерального закона от 23 декабря 2003 г. № 186-ФЗ «О федеральном бюджете на 2004 г.» (с изменениями от 29 июня, 28 июля, 20 августа и 10 ноября 2004 г.) было установлено, что в 2004 г. плата за негативное воздействие на окружающую среду распределяется так: 20% поступлений - в доходы федерального бюджета, 80% - в бюджеты субъектов РФ.

Последняя новация в этой сфере была связана с указом президента РФ от 9 марта 2004 г. № 314 «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти» (с изменениями от 20 мая 2004 г.). Теперь изменение размеров платежей за загрязнения представители исполнительной власти субъектов РФ должны осуществлять вместе с территориальными органами новообразованной структуры - Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору РФ.

Такова вкратце история российской системы платежей за загрязнение природы. Что же касается методов стимулирования природоохранной деятельности предприятий, сейчас главную роль в этом деле играет пункт 6.10 уже упомянутых инструктивно-методических указаний МПР РФ. Он устанавливает, что по предоставлению природопользователей органы исполнительной власти субъектов федерации «могут засчитывать в счет платежей за загрязнение окружающей природной среды часть собственных средств природопользователей, направленных на реконструкцию и новые технологии, непосредственно дающие снижение объемов вредных выбросов (сбросов), образующихся отходов». Из этого следует, что в общих платежах предприятия, относящихся к неналоговым доходам бюджетов соответствующих субъектов, может быть засчитана часть собственных средств, направленных на реконструкцию и внедрение так называемых наилучших существующих технологий. Но тут надо помнить, что доходами бюджета считаются денежные средства, поступающие, в том числе, и в безвозвратном порядке. И потому представления природопользователя о зачете части собственных средств должны быть поданы и рассмотрены органами исполнительной власти субъектов РФ и территориальными подразделениями Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору не когда угодно, а до зачисления платы за негативное воздействие на окружающую среду в бюджет соответствующего региона.

«Налог за экологию» - это не штраф за безбилетный проезд

Николай ТОНКОВ, руководитель Рабочей группы РСПП по экологии,

президент «Независимой социальной природоохранной инициативы»

По мнению президента РФ Владимира Путина: «Необходимая нам целостная экологическая политика - важный элемент повышения качества жизни людей, конкурентоспособности национального производства и страны в целом».

…А тем временем 15% россиян живут в обстановке экологической катастрофы: каждый второй пьет некачественную питьевую воду, а в некоторых регионах впору вводить чрезвычайное положение. Более чем в 200 городах России содержание вредных веществ в атмосфере превышает допустимую норму…

Cловом, cегодня - впервые за последние годы - проблемы экологии поднялись на принципиально новую высоту.

В правительстве Российской Федерации осознают это и активно ведут работу по совершенствованию экологического законодательства. В частности, на его заседании 3 марта 2005 г. свое видение развития данной ситуации представила Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору (ФСЭТАН). В соответствии с предложенной концепцией разработаны и механизмы, позволяющие компенсировать ущерб, нанесенный природе. Суть их в том, что те, кто больше всего загрязняет окружающую среду, обязаны больше всего вкладывать денег в ее охрану. То есть данная концепция основывается на принципах, установленных Федеральным законом «Об охране окружающей среды».

Разработан и соответствующий экономический механизм, направленный на создание ограничений для деятельности хозяйствующих субъектов, оказывающих негативное воздействие на окружающую среду, и стимулов для его снижения. Компенсация за сверхнормативное загрязнение представлена в форме платы, которая относится к неналоговым доходам бюджета.

Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) уже неоднократно озвучивал свою позицию по поводу такого концептуального подхода к решению проблемы - он носит фискальный характер несмотря на внесенные изменения, которые имеют косметический характер.

В проектах ФСЭТАН не предусмотрен механизм возврата средств на природоохранные мероприятия, что могло бы обеспечить переход предприятий на использование современных природо- и ресурсосберегающих технологий. Недопустимо также подменять обеспечение экологический безопасности простым повышением налогового бремени - оно подорвет и без того непрочный фундамент промышленности. Введение экологических платежей, предложенных в концепции, повлечет за собой потерю заинтересованности в модернизации производства.

Видение, представленное на заседании правительства, не направлено на стимулирование промышленных предприятий к внедрению наилучших технологий, отвечающих современным требованиям по экологической безопасности. Перечень природоохранных мероприятий, при реализации которых плата за негативное воздействие на окружающую среду может понижаться, включает в себя в основном те из них, которые консервируют существующий технический уровень.

Кроме того, по некоторым оценкам, реализация предложений ФСЭТАН только в нефтедобывающей промышленности приведет к увеличению общей суммы экологических платежей на 50-60%. Однако уже сегодня ведущие российские нефтяные компании самостоятельно наращивают затраты на природоохранные мероприятия. В связи с этим РСПП уже неоднократно выступал с конструктивными предложениями, учитывающими интересы как государства, так и субъектов бизнеса, которых данные инициативы затрагивают. В концепции необходимо предусмотреть меры стимулирования плательщиков к снижению негативного воздействия на окружающую среду.

Предприятия должны иметь право использовать начисленную плату за негативное воздействие на реализацию природоохранных мероприятий, которые приведут к снижению загрязнения окружающей среды. Таким образом, они будут заинтересованы в целевом расходовании средств на модернизацию существующих технологий и оборудования. Надо также предусмотреть снижение платежей для компаний, добровольно сертифицирующихся на соответствие международному экологическому стандарту ISO 14001.

Необходимо исключить положения о том, что для плательщиков, осуществляющих свою деятельность в районах Крайнего Севера и на приравненных к ним территориях, ставки платы умножаются на кратный коэффициент. Это противоречит государственным интересам, поскольку основные месторождения и предприятия по переработке минерального сырья, обеспечивающие существенную часть ВВП, расположены именно в вышеозначенных регионах. Они находятся на малозаселенных площадях и действуют в условиях низких температур, значительных энергетических затрат и практического отсутствия транспортной системы. Поэтому неоправданное увеличение ставок платы за негативное воздействие повлечет за собой значительный рост финансовой нагрузки на них и, вполне возможно, приведет к закрытию многих градообразующих предприятий, что противоречит интересам государства и может вызвать социально-экономические потрясения.

Нужно ограничить и перечень загрязняющих веществ, за которые взимается плата (в предложенной концепции указано 210, негативно воздействующих на атмосферный воздух, и порядка 150, наносящих вред водным объектам), исключив из него те, которые не являются основными, и те, для контроля эмиссии которых не существует надежной системы. Это позволит уменьшить экономически необоснованные издержки на проведение дорогостоящих анализов и на администрирование сбора платы.

Таким образом, однозначно понятно, что стратегической государственной задачей должна стать поддержка процесса обновления основных фондов российских предприятий, изношенность которых общеизвестна, с ориентацией на наилучшие из имеющихся мировых технологий, отвечающие требованиям экологической безопасности.

Экология - дело тонкое

Михаил СУББОТИН, член Экспертного совета Комитета по природопользованию Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации

Масштабная производственная деятельность, особенно в сырьевых отраслях, - это всегда вызов природе. Это надо осознавать и подходить к ней с предельной ответственностью и осторожностью. К сожалению, едва ли не повсеместно при ныне действующей лицензионной системе происходит так, что работа окончена и «с глаз долой - из сердца вон». Не у всякой компании найдутся деньги (и немалые), чтобы после окончания разработки месторождения привести все в порядок.

В то же время проблема промышленного освоения природных ресурсов стара, как мир. И сводится она к трем вариантам поведения: к самоограничению общества с тем, чтобы смягчить свое вмешательство в природу, к осуществлению компенсационных мер по минимизации природных потерь, к выбору между природой и производственной деятельностью человека.

Как-то академик Виктор Данилов-Данильян очень точно сформулировал принцип: «Если не хватает денег на охрану природы, соответствующее месторождение нельзя разрабатывать. Если оказывается, что методы разработки, которые не наносят вреда природной среде слишком дороги, значит, все разговоры об экономической эффективности месторождения - пустое. Нельзя давать волю браконьерскому инстинкту». Следовательно, государству еще предстоит определиться, какие участки недр могут подлежать разработке, в том числе с учетом необходимых расходов на защиту окружающей природной среды.

Например, на Сахалине конструкция прокладываемого ныне трубопровода рассчитана на землетрясения такой силы, которые могут происходить лишь один раз в 1000 лет. Предусмотрены установка 150 отсекающих задвижек, антикоррозионная защита и дополнительные меры безопасности в зонах тектонических нарушений. На этапе эксплуатации целостность трубопровода будет контролироваться электронной системой обнаружения утечек, работающей в режиме реального времени, а также с помощью сейсмодатчиков и анализаторов деформаций. Трасса трубопровода пересекает более тысячи рек и ручьев. В том числе 63 водотока, являющиеся местами нереста лосося, были отнесены к экологически чувствительным, требующим применения специальных проектных решений и методов строительства.

Экологи заняли «круговую оборону» и в других регионах. Так, в третьем квартале 2005 г. ожидается подписание договора между акционерами КТК относительно строительства второй очереди трубопровода. По мнению экспертов, все дискуссии относительно его расширения проходят исключительно в экономической сфере при отсутствии должного внимания к экологическим и социальным аспектам реализации проекта. А ведь морской терминал и нефтехранилища размещены в зоне высоких рисков природных катастроф. Здесь существует реальная опасность разрушительных землетрясений и смерчей. И дальнейшее наращивание мощности КТК увеличивает эти угрозы.

В марте 2005 г. в российских средствах массовой информации появились сообщения о подготовке Экологического кодекса и введении новых экологических платежей. С соответствующими заявлениями выступили и высокопоставленные государственные чиновники. В частности о том, что МПР России намерено разработать концепцию Экологического кодекса, заявил заместитель министра природных ресурсов РФ Валентин Степанков на первом заседании Общественного экологического совета (ОЭС).

В результате административной реформы управлением природными ресурсами в России занимаются пять федеральных ведомств. МПР вырабатывает законодательную политику в сфере недропользования, а также координирует и контролирует деятельность подведомственных агентств и службы. И именно это министерство явилось инициатором подготовки Экологического кодекса. В свою очередь, новую схему взимания экологических платежей подготовила Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору.

В настоящее время к экологическому законодательству России относят более 550 нормативных документов. Составной частью правовой системы страны также являются общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры, в том числе 16 основополагающих конвенций в области охраны окружающей среды. В этой нормативной базе накопилось много противоречий. В частности, сохранились нормы, мешающие развитию рыночных механизмов природопользования и охраны окружающей среды. Наиболее сложная ситуация сложилась в области нормирования негативного воздействия на экологию, экономического регулирования природопользования и регламентации разрешительной деятельности.

Конечно, чем заниматься рутиной - готовить, обсуждать и принимать законы, - можно попробовать решить все вопросы сразу, скопом «продавить» через правительство и Госдуму все необходимые законопроекты в виде единого кодекса. Правда, как показала история со стремительным принятием законодательства о монетизации социальных льгот, в этом случае могут быть жертвы и среди «мирного населения». Пусть это даже будут предприниматели, хотя в последнее время стало признаком хорошего тона - особенно с ними не церемониться.

Обычно все-таки сначала осуществляется накопление законов, а потом происходит их кодификация. Это нужно иметь в виду в отношении правового регулирования экологических отношений в России: до сих пор не приняты федеральные законы о плате за негативное воздействие на окружающую среду, о зонах экологического бедствия, об охране почв, о возмещении вреда от экологических правонарушений, в том числе компенсации ущерба прошлых лет. Так что пока кодифицировать особенно нечего.

Предвидя это возражение, МПР настаивает на том, что данный кодекс может быть принят поэтапно по аналогии с Налоговым и Бюджетным кодексами. Проект его общей части может быть подготовлен и внесен на рассмотрение в Государственную Думу уже в 2005-2006 гг., а в 2006-2007 гг. может быть разработана его специальная часть. Подобная законотворческая активность одновременно вызывает и уважение, и опасение.

Попробуем разобраться почему. Известно, что сейчас экологические платежи взимаются в соответствии с Законом «Об охране окружающей среды». Там установлено, что те, кто оказывает негативное воздействие на окружающую среду, должны за это платить. Порядок оплаты определен постановлением правительства № 632, принятым еще в 1992 г. (в редакции от 2001 г. - постановление № 463), а также постановлением правительства № 344 «О нормативах платы за выбросы в атмосферный воздух загрязняющих веществ стационарными и передвижными источниками, сбросы загрязняющих веществ в поверхностные и подземные водные объекты, размещение отходов производства и потребления», введенным в действие в 2003 г.

Эти документы зафиксировали трехступенчатую систему сбора платежей. Существует плата за выбросы и сбросы в пределах допустимых нормативов загрязнения. Однако когда предприятие технологически не может соответствовать установленным стандартам, к нему применяются так называемые лимиты. То есть на ограниченный период времени, в течение которого оно должно осуществить природоохранные мероприятия (например, построить очистные сооружения), плата, взимаемая за вред, наносимый природе, в пять раз превышает нормативную. Причем если базовые платежи и выплаты в пределах лимитов относятся на себестоимость продукции, то сверхлимитная плата как штрафные санкции уплачивается из прибыли, остающейся в распоряжении предприятия.





 Все статьи номера
 Архив журнала

 
Анонсы
Реплика: Гениальный план
Выставки:
Новости

 Архив новостей

 Поиск:
  

 

 
Рейтинг@Mail.ru   


© 1998 — 2020, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-51544
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 2 ноября 2012 г.
Все вопросы по функционированию сайта вы можете задать вебмастеру
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (http://www.oilru.com/) обязательна.
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются на портале oilru.com, может не совпадать с мнением редакции.
Время генерации страницы: 0,01 сек.
Июнь 2020
пн вт ср чт пт сб вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     
Июль 2020
пн вт ср чт пт сб вс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Август 2020
пн вт ср чт пт сб вс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31