Здравствуйте, !
Сегодня 18 сентября 2019 года, среда , 04:45:07 мск
Общество друзей милосердия
Опечатка?Выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter
 
Контакты Телефон редакции:
+7(495)640-9617

E-mail: welcome@oilru.com
 
Сегодня сервер OilRu.com - это более 1277,14 Мб информации:

  • 539881 новостей
  • 5112 статей в 168 выпусках журнала НЕФТЬ РОССИИ
  • 1143 статей в 53 выпусках журнала OIL of RUSSIA
  • 1346 статей в 45 выпусках журнала СОЦИАЛЬНОЕ ПАРТНЕРСТВО
Ресурсы
 
Rambler's Top100
Я принимаю Яндекс.Деньги

Новости oilru.com


 
Политика

Велаяти в Москве: движение к оси Москва-Тегеран!

Размер шрифта: 1 2 3 4    

«Нефть России», 05.02.16, Москва, 16:50    Нахождение в Москве с 1 по 4 февраля с.г. советника по международным вопросам верховного лидера Ирана Али Акбара Велаяти вызвало массу вопросов как в арабском мире, особенно среди стран ССАГПЗ, так и на Западе. Ведь после снятия санкций с ИРИ активно муссировались слухи о том, что США решили превратить Тегеран в своего основного партнера в регионе, и тем самым послать ясный сигнал Саудовской Аравии и Израилю о том, что их чрезмерная строптивость и независимость от глобального курса Вашингтона приведет к утрате роли стратегических союзников США на Ближнем и Среднем Востоке. Вторая задача – поссорить Москву и Тегеран, затем, если удастся, натравить Иран на Россию, чтобы открыть себе путь в Закавказье, на Северный Кавказ и Центральную Азию. И сейчас все гадают – что же стоит за этим визитом человека, который де-факто является главным стратегом внешней политики ИРИ.
 
Что делал Велаяти в Москве?
 
Доктор Велаяти в понедельник, 1 февраля, прибыл с официальным визитом в Россию по приглашению руководителя Российского Института стратегических исследований. В ходе официального визита состоялись встречи с высокопоставленными лицами страны, включая встречу с президентом России Владимиром Путиным, произошли беседы и обмен мнениями в политической сфере, сфере безопасности, регионального сотрудничества и стратегических вопросах. Вылетая из Тегерана в Москву, сам Али Акбар Велаяти в интервью местным СМИ заявил, что «отношения между Исламской Республикой Иран и Россией являются беспрецедентными за всю историю двусторонних отношений» и сейчас развиваются «в различных сферах, включая ядерную, оборонительную и, особенно, региональное сотрудничество», примером которого служит создание «коалиции между Ираном, Россией, Ираком и Сирией».
 
Это уже более понятно, тем более что искушенный в анализе заявлений иранских деятелей сделает акцент именно на последних словах, таких как «региональное сотрудничество». Здесь, как говорится, и «зарыта собака». То есть главное для РФ и ИРИ сейчас – наладить координацию по Сирии, Йемену, Ираку, безопасности Персидского залива, в борьбе с ИГ/ДАЕШ и против терроризма в целом, в сфере политики цен на нефть на мировом рынке, а главное – договориться о взаимодействии по противостоянию глобальному наступлению США на Ближнем и Среднем Востоке, направленному против России и Ирана.
 
Отсюда становится понятным и список российских деятелей, с которыми встречался Велаяти. Это и помощник президента Владимира Путина Юрий Ушаков, секретарь Совета Безопасности Николай Патрушев, министр обороны Сергей Шойгу и специальный представитель президента РФ по Сирии Александр Лаврентьев. Состоялись ряд встреч закрытого характера с другими ВИП-персонами российского правящего истеблишмента о которых будем говорить в следующей статье.
 
О новой роли Ирана в мире и регионе
 
С подписанием Совместного комплексного плана действий (СКПД) Тегерану удалось избавить от пут свою внешнюю политику, и сейчас нужно ожидать новых подвижек во внешнеполитических процессах на Ближнем Востоке и за его пределами. После заключения соглашения
по ядерной проблеме и вплоть до недавней поездки министра обороны России Сергея Шойгу в Тегеран, а сейчас и нынешнего визита в Москву Али Акбара Велаяти, оставалась неясным будущее отношений Ирана с дружественными странами периода санкций, в том числе и с Россией. Визит в Тегеран Сергея Шойгу был примечателен тем, что это была первая за 15 лет поездка российского министра обороны в Иран. Хотя пока еще слишком рано делать вывод о том, что приезд Шойгу в Тегеран и визит Велаяти в Москву свидетельствуют о наступающем стратегическом сдвиге в российско-иранских отношениях. У обеих стран есть основания считать, что сотрудничество в сфере безопасности и экономики может быть взаимовыгодным в условиях той политики, которую проводит против них Запад. Но не все в Тегеране считают, что в руках у Москвы есть ключи к решению иранских проблем, или что Россия действительно решила искать новые подходы в отношениях с Тегераном.
 
В любом случае, в региональной и мировой политике Россия и Иран занимают единую позицию по многим вопросам и благодаря этому они строят отношения, основанные на взаимопонимании в рамках, имеющихся у них целей. Более того, в сфере международных отношений громкие декларации нередко воспринимаются более серьезно, чем конкретные действия. На фоне большого совпадения во взглядах и наличия предпосылок для взаимопонимания российско-иранские связи имеют другие весьма прочные основания, среди которых географическое соседство и общие стратегические интересы. Эти базисные вещи могут иметь ключевое значение в сближении России и Ирана.
 
Не следует забывать и о том, что противоречия Исламской Республики с Западом и особенно с Соединенными Штатами не ограничиваются одной лишь ядерной проблемой и иранской программой развития баллистических ракет. Как бы то ни было, но на данном этапе Вашингтон пока еще враждебен Тегерану, а каковым будет отношение к ИРИ новой администрации США, особенно если победят республиканцы, никто не может предсказать. Да и Клинтон с ее опорой на еврейское лобби в США – далеко не подарок для Ирана.
 
Что сближает Москву и Тегеран?
 
После возвращения Крыма в Россию в марте 2014 года в Тегеране пристально наблюдают за тем, как развиваются отношения Москвы с Западом, и особенно с Соединенными Штатами. Некоторые воинственные и антизападные фигуры в Тегеране полагают, что изоляция России Западом дает Ирану благоприятную возможность для создания стратегического альянса с президентом Владимиром Путиным. Они неустанно твердят о конце американского мирового господства и о новом мировом порядке, в котором Исламская Республика Иран в тандеме с Россией сможет играть ключевую роль. Однако никто в Тегеране пока не сформулировал убедительную концепцию продвижения к этой цели. Если внимательно изучать иранские заявления, станет понятно: даже сторонники жесткой линии в Иране признают, что несмотря на громогласные заявления об объединении усилий Ирана и России в сфере экономики и безопасности, реальных успехов-то в этом направлении, мягко говоря, совсем немного.
 
Тем не менее, те, кто ощущает наступление новой эпохи в российско-иранских отношениях, утверждают, что на сей раз в расчетах сторон произошли глубокие изменения, придающие этим отношениям мощный импульс силы. Они указывают не только на визит Сергея Шойгу, результатом которого стало подписание ряда соглашений в военной сфере, но и на только что закончившийся визит Али Акбара Велаяти в Москву. Ведь, Велаяти является легендарной личностью, одной из самых заметных политических фигур исламской республики, человеком,
который с 1981 по 1997 годы занимал пост министра иностранных дел. Но важность поездки Велаяти в Москву в большей степени связана с тем, что он является главным советником верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи. То, что выбор пал на Велаяти, свидетельствует о том, что обсуждение иранской политики в отношении Москвы ведется на самом верху, и что тон ему задает духовный лидер Ирана. Иранские официальные лица издавна приезжают в Москву в соответствии с теми задачами, которые они выполняют. Например, по вопросам иранской ядерной программы в Москву ездит министр иностранных дел Дж. Зариф . По сирийскому вопросу переговоры с РФ ведет заместитель министра иностранных дел Хосейн Амир Абдоллахиян, близок к иранскому генералу Кассему Сулеймани − главному архитектору иранской политики в Сирии. Вопросами каспийского урегулирования занимается заместитель главы МИД Ирана Ибрагим Рахимпур.
 
Иными словами, приезд Велаяти в Москву может свидетельствовать о том, что назревают некие существенные изменения в отношениях. Иранское агентство Mehr News сообщило, что в Москве Велаяти добился согласия Путина на то, чтобы «повысить статус» Ирана в Шанхайской организации сотрудничества, которая является евразийским блоком безопасности, укрепляемым Россией и Китаем с 1996 года в качестве противовеса западным международным организациям. Имея в ШОС статус страны-наблюдателя, Иран с 2005 года пытается стать полноправным членом этой организации. Следуя в этом русле, государственные иранские СМИ расхваливают перспективы членства Ирана в ШОС. Fars News дошло до того, что спрогнозировало: Иран получит зеленый свет на вступление в сентябре на следующем ежегодном саммите альянса, который пройдет в Ташкенте. Это похоже на правду, т.к. лидер Китая в ходе недавнего своего визита в Тегеран (23 января с.г.) подтвердил, что для вхождения Ирана в ШОС, как полноценного члена больше нет препятствий.
 
Сирия
 
Помимо всех традиционных сфер сотрудничества между Россией и Ираном, сирийский кризис, бесспорно, является стратегическим вопросом для продолжения взаимодействия между двумя соседними государствами. Сирийская проблема представляет собой одну из основных общих тем региональной дипломатии Москвы и Тегерана, которая, невзирая на некоторые незначительные разногласия, отражает наличие у них множества схожих интересов. Официальный Тегеран считает, что сохранение у власти Башара Асада − непременное условие территориального единства Сирии. Москва, в свою очередь, выступает в поддержку любых гарантий уважения ее интересов в Сирии. Как бы то ни было, мировые и региональные державы ведут свою борьбу с ИГИЛ, и вероятность победы этой группировки в Ираке и Сирии кажется крайне сомнительной, особенно если учесть истощение ее ресурсов в ходе авиаударов ВКС РФ по объектам нефтяной инфраструктуры на территориях, пока еще подконтрольных ИГ/ДАЕШ. Однако уязвимость России по отношению к проигиловским группировкам в Центральной Азии увеличивает для Москвы угрозы в случае капитуляции той или иной страны ближневосточного региона, где Россия ведет борьбу с «Исламским государством». Любая победа боевиков ИГ в состоянии поставить под угрозу интересы Москвы в Центральной Азии. И здесь Иран, как барьер на пути продвижения ИГ в сторону РФ, может сыграть весьма важную роль.
 
Тут важно еще раз вернуться к интервью, которое Велаяти давал перед вылетом в Москву в Тегеране, отметив взаимное сотрудничество в регионе, примером которого служит создание «коалиции между Ираном, Россией, Ираком и Сирией». Последнее на данном этапе – ключевое звено. Не зря в Женеве вечером 3 февраля антиасадовсакая оппозиция прервала переговоры, созванные под давлением США, которые, несмотря на успехи сирийской армии и ее союзников в лице РФ, Ирана и Хизбаллы, попытались навязать дискуссию по «Сирии без Асада». Керри, видимо, бредит: ведь на горизонте его уход вместе со всей командой Обамы, раз не понимает, что у Дамаска, Москвы и Тегерана только один путь – дальнейшее наступление на всех террористов, будь то ИГ/ДАЕШ, или просаудовские, прокатарские или протурецкие группировки. Наступление до полной победы, то есть освобождение всей территории САР от вооруженной оппозиции. А без взаимодействия военных России и Ирана этого не добиться. Части КСИР ИРИ помогают «на земле», а Россия бомбит позиции боевиков с воздуха, причем в последние недели это делается настолько успешно, что враг отступает, а сирийские войска и народные вооруженные формирования курдов, суннитов, христиан, суннитов и т.д. ежедневно освобождают несколько населенных пунктов, продвигаясь по трем стратегическим направления.
 
Ирак
 
Обе страны заинтересованы в сохранении Ирака как единого государства. Особенно это актуально сейчас, когда его дезинтеграция фактически началась. А тут еще 3 дня назадпрезидент Иракского Курдистана Масуд Барзани призвал к референдуму о независимости и праве курдов на самоопределение, оговорившись, правда, что это не подразумевает провозглашения государственности, а продемонстрирует отношение курдского народа к независимости. Барзани уверен, что самоопределение – это то, в чем не может быть отказано, это «естественное право, предоставленное Богом». Он отметил, что недавно многие местные политики делали ложные выводы о правах курдского народа, и подчеркнул, что курдское государство на Ближнем Востоке – реально, и оно может определить свои права. Но, бросив все силы на Сирию и Йемен, Тегеран не может серьезно воевать еще и на третьем «фронте», иракском, тем более без России. И потерять Ирак Иран тоже не может, слишком стратегическое значение он имеет для него. В случае дезинтеграции Ирака, Иран получит на своей границе буферные государства, которые неизбежно подомнут под себя суннитские монархии Аравии и США. России распад Ирака тоже не нужен, т.к. Барзани и Иракский Курдистан попали под сильное влияние враждебной Турции, а создание на иракской территории суннитского государственного образования при содействии США и Саудовской Аравии создаст еще одного врага Москве. Тем более что именно там укрепилось ИГ/ДАЕШ.
 
Йемен
 
Хотя саудовцы утверждают, что столица Йеменской республики Сана вот-вот падет, и шиитские повстанцы-хуситы потеряют свой главный оплот, на самом деле все не так просто. Арабская коалиция во главе с Эр-Риядом сносит с лица земли целые шиитские районы в городах и сельские населенные пункты, но особого продвижения войск их йеменской марионетки в лице т.н. президента Абу Мансура Хади нет. Саудовцы, пытаясь выдавить иранцев из Йемена, пошли даже на авиаудар по посольству ИРИ в Сане. Не исключено, что подобная провокация последует и в отношении дипмиссии России. Но тогда Москва получит право на удар «возмездия», разнеся в клочья крылатыми ракетами нефтяные терминалы Рас-Таннуры и Даммама, что кстати, приведет к резкому скачку мировых цен на нефть. И Тегеран даст разрешение на их пролет через свое воздушное пространство. Ведь это выгодно и Ирану, которому после выхода из санкций нужны большие средства на восстановление и модернизацию экономики. И в этом случае, мы имеем общность интересов обеих стран в координации шагов против саудовской игры под давлением США на понижение цены на нефть.
 
**************
 
Какие еще конкретно результаты принес визит Велаяти, пока трудно сказать. Это станет ясно после начала практических шагов по их имплементации. Но одно ясно: Саудовской Аравии и консервативным монархиям Аравии, как и США, надо крепко задуматься, прежде чем продолжить линию на экономическое удушение России и Ирана и разжигание в них прозападных либеральных «цветных» революций. Иначе можно нарваться на мощный ответный удар, от которого рухнет вся нынешняя архитектура Аравии, а Вашингтону придется просто уйти из этого региона.
 
Виктор Павлов
Подробнее читайте на http://www.oilru.com/news/500063/

Финансовая аналитика от Альпари: Патриарх Московский Кирилл и Папа Римский Франциск встретятся на КубеCiti: бойтесь "нефтегеддона"
Просмотров: 621
    подписаться на новости
    распечатать
    добавить в «Избранное»
Код для вставки в блог или на сайт 0

Ссылки по теме


 
Анонсы
Реплика: Великая миссия «Фейсбука»
Выставки:
Новости
Февраль 2016
пн вт ср чт пт сб вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29

 

 Все новости за сегодня
 Архив новостей

 Поиск:
  

 

 
Рейтинг@Mail.ru   


© 1998 — 2019, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-51544
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 2 ноября 2012 г.
Все вопросы по функционированию сайта вы можете задать вебмастеру
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (http://www.oilru.com/) обязательна.
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются на портале oilru.com, может не совпадать с мнением редакции.
Время генерации страницы: 0 сек.

Велаяти в Москве: движение к оси Москва-Тегеран!

«Нефть России», 05.02.16, Москва, 16:50   Нахождение в Москве с 1 по 4 февраля с.г. советника по международным вопросам верховного лидера Ирана Али Акбара Велаяти вызвало массу вопросов как в арабском мире, особенно среди стран ССАГПЗ, так и на Западе. Ведь после снятия санкций с ИРИ активно муссировались слухи о том, что США решили превратить Тегеран в своего основного партнера в регионе, и тем самым послать ясный сигнал Саудовской Аравии и Израилю о том, что их чрезмерная строптивость и независимость от глобального курса Вашингтона приведет к утрате роли стратегических союзников США на Ближнем и Среднем Востоке. Вторая задача – поссорить Москву и Тегеран, затем, если удастся, натравить Иран на Россию, чтобы открыть себе путь в Закавказье, на Северный Кавказ и Центральную Азию. И сейчас все гадают – что же стоит за этим визитом человека, который де-факто является главным стратегом внешней политики ИРИ.
 
Что делал Велаяти в Москве?
 
Доктор Велаяти в понедельник, 1 февраля, прибыл с официальным визитом в Россию по приглашению руководителя Российского Института стратегических исследований. В ходе официального визита состоялись встречи с высокопоставленными лицами страны, включая встречу с президентом России Владимиром Путиным, произошли беседы и обмен мнениями в политической сфере, сфере безопасности, регионального сотрудничества и стратегических вопросах. Вылетая из Тегерана в Москву, сам Али Акбар Велаяти в интервью местным СМИ заявил, что «отношения между Исламской Республикой Иран и Россией являются беспрецедентными за всю историю двусторонних отношений» и сейчас развиваются «в различных сферах, включая ядерную, оборонительную и, особенно, региональное сотрудничество», примером которого служит создание «коалиции между Ираном, Россией, Ираком и Сирией».
 
Это уже более понятно, тем более что искушенный в анализе заявлений иранских деятелей сделает акцент именно на последних словах, таких как «региональное сотрудничество». Здесь, как говорится, и «зарыта собака». То есть главное для РФ и ИРИ сейчас – наладить координацию по Сирии, Йемену, Ираку, безопасности Персидского залива, в борьбе с ИГ/ДАЕШ и против терроризма в целом, в сфере политики цен на нефть на мировом рынке, а главное – договориться о взаимодействии по противостоянию глобальному наступлению США на Ближнем и Среднем Востоке, направленному против России и Ирана.
 
Отсюда становится понятным и список российских деятелей, с которыми встречался Велаяти. Это и помощник президента Владимира Путина Юрий Ушаков, секретарь Совета Безопасности Николай Патрушев, министр обороны Сергей Шойгу и специальный представитель президента РФ по Сирии Александр Лаврентьев. Состоялись ряд встреч закрытого характера с другими ВИП-персонами российского правящего истеблишмента о которых будем говорить в следующей статье.
 
О новой роли Ирана в мире и регионе
 
С подписанием Совместного комплексного плана действий (СКПД) Тегерану удалось избавить от пут свою внешнюю политику, и сейчас нужно ожидать новых подвижек во внешнеполитических процессах на Ближнем Востоке и за его пределами. После заключения соглашения
по ядерной проблеме и вплоть до недавней поездки министра обороны России Сергея Шойгу в Тегеран, а сейчас и нынешнего визита в Москву Али Акбара Велаяти, оставалась неясным будущее отношений Ирана с дружественными странами периода санкций, в том числе и с Россией. Визит в Тегеран Сергея Шойгу был примечателен тем, что это была первая за 15 лет поездка российского министра обороны в Иран. Хотя пока еще слишком рано делать вывод о том, что приезд Шойгу в Тегеран и визит Велаяти в Москву свидетельствуют о наступающем стратегическом сдвиге в российско-иранских отношениях. У обеих стран есть основания считать, что сотрудничество в сфере безопасности и экономики может быть взаимовыгодным в условиях той политики, которую проводит против них Запад. Но не все в Тегеране считают, что в руках у Москвы есть ключи к решению иранских проблем, или что Россия действительно решила искать новые подходы в отношениях с Тегераном.
 
В любом случае, в региональной и мировой политике Россия и Иран занимают единую позицию по многим вопросам и благодаря этому они строят отношения, основанные на взаимопонимании в рамках, имеющихся у них целей. Более того, в сфере международных отношений громкие декларации нередко воспринимаются более серьезно, чем конкретные действия. На фоне большого совпадения во взглядах и наличия предпосылок для взаимопонимания российско-иранские связи имеют другие весьма прочные основания, среди которых географическое соседство и общие стратегические интересы. Эти базисные вещи могут иметь ключевое значение в сближении России и Ирана.
 
Не следует забывать и о том, что противоречия Исламской Республики с Западом и особенно с Соединенными Штатами не ограничиваются одной лишь ядерной проблемой и иранской программой развития баллистических ракет. Как бы то ни было, но на данном этапе Вашингтон пока еще враждебен Тегерану, а каковым будет отношение к ИРИ новой администрации США, особенно если победят республиканцы, никто не может предсказать. Да и Клинтон с ее опорой на еврейское лобби в США – далеко не подарок для Ирана.
 
Что сближает Москву и Тегеран?
 
После возвращения Крыма в Россию в марте 2014 года в Тегеране пристально наблюдают за тем, как развиваются отношения Москвы с Западом, и особенно с Соединенными Штатами. Некоторые воинственные и антизападные фигуры в Тегеране полагают, что изоляция России Западом дает Ирану благоприятную возможность для создания стратегического альянса с президентом Владимиром Путиным. Они неустанно твердят о конце американского мирового господства и о новом мировом порядке, в котором Исламская Республика Иран в тандеме с Россией сможет играть ключевую роль. Однако никто в Тегеране пока не сформулировал убедительную концепцию продвижения к этой цели. Если внимательно изучать иранские заявления, станет понятно: даже сторонники жесткой линии в Иране признают, что несмотря на громогласные заявления об объединении усилий Ирана и России в сфере экономики и безопасности, реальных успехов-то в этом направлении, мягко говоря, совсем немного.
 
Тем не менее, те, кто ощущает наступление новой эпохи в российско-иранских отношениях, утверждают, что на сей раз в расчетах сторон произошли глубокие изменения, придающие этим отношениям мощный импульс силы. Они указывают не только на визит Сергея Шойгу, результатом которого стало подписание ряда соглашений в военной сфере, но и на только что закончившийся визит Али Акбара Велаяти в Москву. Ведь, Велаяти является легендарной личностью, одной из самых заметных политических фигур исламской республики, человеком,
который с 1981 по 1997 годы занимал пост министра иностранных дел. Но важность поездки Велаяти в Москву в большей степени связана с тем, что он является главным советником верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи. То, что выбор пал на Велаяти, свидетельствует о том, что обсуждение иранской политики в отношении Москвы ведется на самом верху, и что тон ему задает духовный лидер Ирана. Иранские официальные лица издавна приезжают в Москву в соответствии с теми задачами, которые они выполняют. Например, по вопросам иранской ядерной программы в Москву ездит министр иностранных дел Дж. Зариф . По сирийскому вопросу переговоры с РФ ведет заместитель министра иностранных дел Хосейн Амир Абдоллахиян, близок к иранскому генералу Кассему Сулеймани − главному архитектору иранской политики в Сирии. Вопросами каспийского урегулирования занимается заместитель главы МИД Ирана Ибрагим Рахимпур.
 
Иными словами, приезд Велаяти в Москву может свидетельствовать о том, что назревают некие существенные изменения в отношениях. Иранское агентство Mehr News сообщило, что в Москве Велаяти добился согласия Путина на то, чтобы «повысить статус» Ирана в Шанхайской организации сотрудничества, которая является евразийским блоком безопасности, укрепляемым Россией и Китаем с 1996 года в качестве противовеса западным международным организациям. Имея в ШОС статус страны-наблюдателя, Иран с 2005 года пытается стать полноправным членом этой организации. Следуя в этом русле, государственные иранские СМИ расхваливают перспективы членства Ирана в ШОС. Fars News дошло до того, что спрогнозировало: Иран получит зеленый свет на вступление в сентябре на следующем ежегодном саммите альянса, который пройдет в Ташкенте. Это похоже на правду, т.к. лидер Китая в ходе недавнего своего визита в Тегеран (23 января с.г.) подтвердил, что для вхождения Ирана в ШОС, как полноценного члена больше нет препятствий.
 
Сирия
 
Помимо всех традиционных сфер сотрудничества между Россией и Ираном, сирийский кризис, бесспорно, является стратегическим вопросом для продолжения взаимодействия между двумя соседними государствами. Сирийская проблема представляет собой одну из основных общих тем региональной дипломатии Москвы и Тегерана, которая, невзирая на некоторые незначительные разногласия, отражает наличие у них множества схожих интересов. Официальный Тегеран считает, что сохранение у власти Башара Асада − непременное условие территориального единства Сирии. Москва, в свою очередь, выступает в поддержку любых гарантий уважения ее интересов в Сирии. Как бы то ни было, мировые и региональные державы ведут свою борьбу с ИГИЛ, и вероятность победы этой группировки в Ираке и Сирии кажется крайне сомнительной, особенно если учесть истощение ее ресурсов в ходе авиаударов ВКС РФ по объектам нефтяной инфраструктуры на территориях, пока еще подконтрольных ИГ/ДАЕШ. Однако уязвимость России по отношению к проигиловским группировкам в Центральной Азии увеличивает для Москвы угрозы в случае капитуляции той или иной страны ближневосточного региона, где Россия ведет борьбу с «Исламским государством». Любая победа боевиков ИГ в состоянии поставить под угрозу интересы Москвы в Центральной Азии. И здесь Иран, как барьер на пути продвижения ИГ в сторону РФ, может сыграть весьма важную роль.
 
Тут важно еще раз вернуться к интервью, которое Велаяти давал перед вылетом в Москву в Тегеране, отметив взаимное сотрудничество в регионе, примером которого служит создание «коалиции между Ираном, Россией, Ираком и Сирией». Последнее на данном этапе – ключевое звено. Не зря в Женеве вечером 3 февраля антиасадовсакая оппозиция прервала переговоры, созванные под давлением США, которые, несмотря на успехи сирийской армии и ее союзников в лице РФ, Ирана и Хизбаллы, попытались навязать дискуссию по «Сирии без Асада». Керри, видимо, бредит: ведь на горизонте его уход вместе со всей командой Обамы, раз не понимает, что у Дамаска, Москвы и Тегерана только один путь – дальнейшее наступление на всех террористов, будь то ИГ/ДАЕШ, или просаудовские, прокатарские или протурецкие группировки. Наступление до полной победы, то есть освобождение всей территории САР от вооруженной оппозиции. А без взаимодействия военных России и Ирана этого не добиться. Части КСИР ИРИ помогают «на земле», а Россия бомбит позиции боевиков с воздуха, причем в последние недели это делается настолько успешно, что враг отступает, а сирийские войска и народные вооруженные формирования курдов, суннитов, христиан, суннитов и т.д. ежедневно освобождают несколько населенных пунктов, продвигаясь по трем стратегическим направления.
 
Ирак
 
Обе страны заинтересованы в сохранении Ирака как единого государства. Особенно это актуально сейчас, когда его дезинтеграция фактически началась. А тут еще 3 дня назадпрезидент Иракского Курдистана Масуд Барзани призвал к референдуму о независимости и праве курдов на самоопределение, оговорившись, правда, что это не подразумевает провозглашения государственности, а продемонстрирует отношение курдского народа к независимости. Барзани уверен, что самоопределение – это то, в чем не может быть отказано, это «естественное право, предоставленное Богом». Он отметил, что недавно многие местные политики делали ложные выводы о правах курдского народа, и подчеркнул, что курдское государство на Ближнем Востоке – реально, и оно может определить свои права. Но, бросив все силы на Сирию и Йемен, Тегеран не может серьезно воевать еще и на третьем «фронте», иракском, тем более без России. И потерять Ирак Иран тоже не может, слишком стратегическое значение он имеет для него. В случае дезинтеграции Ирака, Иран получит на своей границе буферные государства, которые неизбежно подомнут под себя суннитские монархии Аравии и США. России распад Ирака тоже не нужен, т.к. Барзани и Иракский Курдистан попали под сильное влияние враждебной Турции, а создание на иракской территории суннитского государственного образования при содействии США и Саудовской Аравии создаст еще одного врага Москве. Тем более что именно там укрепилось ИГ/ДАЕШ.
 
Йемен
 
Хотя саудовцы утверждают, что столица Йеменской республики Сана вот-вот падет, и шиитские повстанцы-хуситы потеряют свой главный оплот, на самом деле все не так просто. Арабская коалиция во главе с Эр-Риядом сносит с лица земли целые шиитские районы в городах и сельские населенные пункты, но особого продвижения войск их йеменской марионетки в лице т.н. президента Абу Мансура Хади нет. Саудовцы, пытаясь выдавить иранцев из Йемена, пошли даже на авиаудар по посольству ИРИ в Сане. Не исключено, что подобная провокация последует и в отношении дипмиссии России. Но тогда Москва получит право на удар «возмездия», разнеся в клочья крылатыми ракетами нефтяные терминалы Рас-Таннуры и Даммама, что кстати, приведет к резкому скачку мировых цен на нефть. И Тегеран даст разрешение на их пролет через свое воздушное пространство. Ведь это выгодно и Ирану, которому после выхода из санкций нужны большие средства на восстановление и модернизацию экономики. И в этом случае, мы имеем общность интересов обеих стран в координации шагов против саудовской игры под давлением США на понижение цены на нефть.
 
**************
 
Какие еще конкретно результаты принес визит Велаяти, пока трудно сказать. Это станет ясно после начала практических шагов по их имплементации. Но одно ясно: Саудовской Аравии и консервативным монархиям Аравии, как и США, надо крепко задуматься, прежде чем продолжить линию на экономическое удушение России и Ирана и разжигание в них прозападных либеральных «цветных» революций. Иначе можно нарваться на мощный ответный удар, от которого рухнет вся нынешняя архитектура Аравии, а Вашингтону придется просто уйти из этого региона.
 
Виктор Павлов

 



© 1998 — 2019, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-33815
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 24 октября 2008 г.
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (http://www.oilru.com/) обязательна.
Июль 2019
пн вт ср чт пт сб вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
Август 2019
пн вт ср чт пт сб вс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Сентябрь 2019
пн вт ср чт пт сб вс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930