Здравствуйте, !
Сегодня 21 сентября 2019 года, суббота , 12:16:15 мск
Общество друзей милосердия
Опечатка?Выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter
 
Контакты Телефон редакции:
+7(495)640-9617

E-mail: welcome@oilru.com
 
Сегодня сервер OilRu.com - это более 1277,21 Мб информации:

  • 539917 новостей
  • 5112 статей в 168 выпусках журнала НЕФТЬ РОССИИ
  • 1143 статей в 53 выпусках журнала OIL of RUSSIA
  • 1346 статей в 45 выпусках журнала СОЦИАЛЬНОЕ ПАРТНЕРСТВО
Ресурсы
 
Rambler's Top100
Я принимаю Яндекс.Деньги

Новости oilru.com


 
Общество

Почему богатые и влиятельные проявляют меньше сочувствия к другим

Размер шрифта: 1 2 3 4    

«Нефть России», 09.10.13, Москва, 00:46    Один психолог рассказал, что чем богаче и влиятельнее человек, тем меньше сочувствия он проявляет к тем, кто ниже его по положению, - пишет американское издание AlterNet.
 
Психолог Дэниел Коулман (Daniel Goleman) написал в сегодняшнем номере New York Times поразительную статью о положении человека в обществе и о сочувствии. Похоже, что чем богаче и влиятельнее человек, тем меньше сочувствия он проявляет к тем, кто ниже его по статусу.
 
Последние исследования все чаще указывают на то, что люди, обладающие наибольшей властью и влиянием в обществе, обращают очень мало внимания на тех, у кого такой власти и влияния ничтожно мало. Такая тенденция обнаруживается, например, при встрече двух незнакомых людей уже через пять минут после их знакомства. Более властный и влиятельный человек оказывает собеседнику меньше знаков внимания. Он реже кивает и реже смеется. Люди более высокого статуса с большей долей вероятности проявляют невнимание, что заметно по выражению их лиц, а также перехватывают инициативу в разговоре, перебивая собеседника или не глядя на него.
 
В 2008 году социопсихологи из Амстердамского университета и Калифорнийского университета в Беркли обследовали пары незнакомцев, рассказывавших друг другу от тех трудностях, которые им пришлось пережить, например, о разводе или о смерти близких. Ученые обнаружили, что разница между этими людьми заключалась в том, насколько сильно они пренебрегали страданиями собеседника. Люди более властные и влиятельные проявляли меньше сострадания к трудностям и бедам тех, у кого такой власти и влияния было меньше.
 
Дело не в том, что богатые люди являются прирожденными социопатами, хотя некоторые явно создают такое впечатление. Скорее, говорит Коулман, состоятельный человек может купить всю ту помощь, в которой нуждается, а люди со скромными средствами «больше ценят свои социальные активы».
 
Различия в достатке в итоге создают различия в поступках и поведении. Бедные люди больше настроены на межличностные отношения, как с людьми одного с ними уровня, так и с теми, у кого больше власти – просто из-за того, что вынуждены так поступать.
 
Я постоянно наблюдаю это в своей собственной жизни. Я живу в Гайд-парке в Чикаго, а это район, где налицо огромное расовое и экономическое разнообразие. Там живут студенты – достаточно состоятельные для того, чтобы учиться в Чикагском университете, а также преподаватели, селящиеся в домах, построенных знаменитым архитектором Фрэнком Ллойдом Райтом (Frank Lloyd Wright). Но там также немало афроамериканцев из рабочего класса. У меня нет машины, и иногда мне приходится в руках нести тяжелые сумки из магазина.
 
Всякий раз, когда я тащусь домой с покупками, кто-то предлагает мне свою помощь. Это неизменно трогает меня. И всякий раз этим «кто-то» неизменно оказывается афроамериканец или афроамериканка. А для своих более состоятельных соседей я в такие моменты становлюсь невидимкой. Несомненно и то, что я, в свою очередь, тоже часто «не замечаю» людей в бедственном положении, когда прохожу по своему району. Поскольку мои афроамериканские соседи бывали в таких ситуациях как у меня и носили тяжелые сумки и пакеты, они научились мне сочувствовать и ставить себя на мое место. А мои белые соседи не научились, потому что они в таких ситуациях не бывали.
 
Как говорит Коулман, усиление неравенства и возникающая в связи с этим социальная дистанция – это основная причина «дефицита сопереживания», которая привела Республиканскую партию к политике Эбенезера Скруджа (бездушного скряги, главного героя «Рождественской песни» Диккенса – прим. перев.) – сокращение продовольственных талонов, отказ в медицинских услугах и т.д. Не сомневаюсь, в этом что-то есть, однако политическая идеология намного сложнее. У меня есть родственники, у которых ужасные политические взгляды и убеждения, но таких щедрых, готовых к сопереживанию людей, как они, надо еще поискать. Мне также известны люди с прекрасными политическими взглядами, хотя ведут они себя как бессердечные подонки, особенно по отношению к тем, кто ниже их по социальному статусу.
 
Но я согласна с тем, что в обществах, где больше равенства и меньше социальная дистанция, сочувствия и умения сопереживать тоже больше. Именно этот момент я подчеркиваю в своих статьях. В одной из них я написала: «Такие глубоко неравноправные общества как наше … являются рассадниками тихо тлеющих возмущений и обид, мелкотравчатой тирании и повседневного садизма. С одной стороны, это вызвано тем, что власть имущие богачи часто проявляют высокомерное бессердечие и бездумную жестокость. А с другой стороны, постоянное бесчеловечное обращение с людьми и отказ им в собственном достоинстве не очень-то улучшает их характер. В таком случае ты, в свою очередь, также будешь бесчеловечно обращаться с другими. Это не какое-то там душеспасительное назидание. Но такое положение дел становится неизбежным, когда возникает экономическая система, позволяющая одним людям использовать других как бездушные предметы.
 
Социал-демократия, порождающая больше общественного и экономического равенства, помогает свести к минимуму социальные патологии и усилить сопереживание. В другой статье на страницах New York Times предлагается еще один метод укрепления сочувствия: побольше читать литературных произведений. В ходе одного исследования было обнаружено, что после прочтения таких книг «люди показывали более высокие результаты в тестах по шкале сопереживания, социального восприятия и эмоциональной отзывчивости».
 
Я всегда с некоторой долей осторожности отношусь к таким аргументам об облагораживающей способности литературы. Меня настораживает то, что литература это нечто гораздо большее, чем ее нравственная составляющая, или отсутствие таковой. Литературу надо ценить и за ее эстетические качества – искусство ради искусства и так далее. Если вы этого не замечаете, то упускаете что-то очень важное.
 
И это не говоря уже о том, что чтение классики никак не улучшило характер тех людей, которые приходят мне на ум.
 
Тем не менее, как я уже говорила, я с лишь «с некоторой долей осторожности» отношусь к моральным аргументам в пользу литературы, ибо считаю, что в своей основе они соответствуют действительности. Одна из главных причин, по которой мы читаем художественную литературу, состоит в стремлении лучше понять человеческую природу и человеческие ощущения. И часто, хотя не всегда, лучшее понимание этого ведет к большему сопереживанию. Образованные люди, не читающие художественную литературу, при всех прочих равных обстоятельствах будут проявлять меньше сочувствия, будут хуже ориентироваться в обществе, чем те, кто лучше начитан. Тот факт, что экономист Ларри Саммерс (Larry Summers) никогда не слышал о романе «Сто лет одиночества» Маркеса, очень многое говорит об этом человеке, не правда ли?
 
В New York Times особо упоминаются Элис Мунро (Alice Munro) и Чехов как два писателя, способствующие усилению человеческого сочувствия. Не могу ни подтвердить это, ни опровергнуть, но на сто процентов соглашусь с тем, что Мунро и Чехова должен читать каждый. Особенно Чехова, который мне иногда кажется моим самым любимым писателем. Сегодня люди больше знакомы с его пьесами, чем с рассказами; но хотя пьесы Чехова я люблю, рассказы этого писателя, на мой взгляд, являются самым большим его достижением. Они написал их несколько томов, и они великолепны.
 
Один из моих любимых рассказов называется «Тоска». Он прекрасно иллюстрирует точку зрения Коулмана на сопереживание и социальную дистанцию. Рассказ этот об извозчике, у которого умер сын. Этот человек почти обезумел от горя. Он пытается найти среди седоков кого-то, кто бы прислушался к его боли. Ясно, что все пассажиры стоят выше него на социальной лестнице – среди них студенты, военный и так далее. Никто не обращает на него ни малейшего внимания, когда он отчаянно пытается поведать свою трагическую историю. Наконец, не найдя никого, кто бы проявил к нему сочувствие и прислушался к его словам, извозчик изливает свое горе лошади.
 
Рассказ этот очень короткий, но абсолютно потрясающий. Его можно было бы осовременить с минимальными изменениями. Предки Чехова были крепостными, а он стал врачом. Работая в России до революции, он видел все российское общество, от аристократов до самых нищих крестьян. Он не был политическим писателем как таковым, но проявлял огромное сочувствие к страданиям бедняков и безжалостно описывал жестокость и лицемерие сильных мира сего. Чехов это писатель на все времена, но он очень интересно и конкретно говорит с нашим временем.
Подробнее читайте на http://www.oilru.com/news/382732/

Мировые цены на нефть выросли в преддверии публикации данных по запасам в СШАКомпания "РусГидро" уменьшила финансирование "Алании"
Просмотров: 1069
    подписаться на новости
    распечатать
    добавить в «Избранное»
Код для вставки в блог или на сайт 0

Ссылки по теме


 
Анонсы
Реплика: Великая миссия «Фейсбука»
Выставки:
Новости
Октябрь 2013
пн вт ср чт пт сб вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31

 

 Все новости за сегодня
 Архив новостей

 Поиск:
  

 

 
Рейтинг@Mail.ru   


© 1998 — 2019, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-51544
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 2 ноября 2012 г.
Все вопросы по функционированию сайта вы можете задать вебмастеру
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (http://www.oilru.com/) обязательна.
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются на портале oilru.com, может не совпадать с мнением редакции.
Время генерации страницы: 0 сек.

Почему богатые и влиятельные проявляют меньше сочувствия к другим

«Нефть России», 09.10.13, Москва, 00:46   Один психолог рассказал, что чем богаче и влиятельнее человек, тем меньше сочувствия он проявляет к тем, кто ниже его по положению, - пишет американское издание AlterNet.
 
Психолог Дэниел Коулман (Daniel Goleman) написал в сегодняшнем номере New York Times поразительную статью о положении человека в обществе и о сочувствии. Похоже, что чем богаче и влиятельнее человек, тем меньше сочувствия он проявляет к тем, кто ниже его по статусу.
 
Последние исследования все чаще указывают на то, что люди, обладающие наибольшей властью и влиянием в обществе, обращают очень мало внимания на тех, у кого такой власти и влияния ничтожно мало. Такая тенденция обнаруживается, например, при встрече двух незнакомых людей уже через пять минут после их знакомства. Более властный и влиятельный человек оказывает собеседнику меньше знаков внимания. Он реже кивает и реже смеется. Люди более высокого статуса с большей долей вероятности проявляют невнимание, что заметно по выражению их лиц, а также перехватывают инициативу в разговоре, перебивая собеседника или не глядя на него.
 
В 2008 году социопсихологи из Амстердамского университета и Калифорнийского университета в Беркли обследовали пары незнакомцев, рассказывавших друг другу от тех трудностях, которые им пришлось пережить, например, о разводе или о смерти близких. Ученые обнаружили, что разница между этими людьми заключалась в том, насколько сильно они пренебрегали страданиями собеседника. Люди более властные и влиятельные проявляли меньше сострадания к трудностям и бедам тех, у кого такой власти и влияния было меньше.
 
Дело не в том, что богатые люди являются прирожденными социопатами, хотя некоторые явно создают такое впечатление. Скорее, говорит Коулман, состоятельный человек может купить всю ту помощь, в которой нуждается, а люди со скромными средствами «больше ценят свои социальные активы».
 
Различия в достатке в итоге создают различия в поступках и поведении. Бедные люди больше настроены на межличностные отношения, как с людьми одного с ними уровня, так и с теми, у кого больше власти – просто из-за того, что вынуждены так поступать.
 
Я постоянно наблюдаю это в своей собственной жизни. Я живу в Гайд-парке в Чикаго, а это район, где налицо огромное расовое и экономическое разнообразие. Там живут студенты – достаточно состоятельные для того, чтобы учиться в Чикагском университете, а также преподаватели, селящиеся в домах, построенных знаменитым архитектором Фрэнком Ллойдом Райтом (Frank Lloyd Wright). Но там также немало афроамериканцев из рабочего класса. У меня нет машины, и иногда мне приходится в руках нести тяжелые сумки из магазина.
 
Всякий раз, когда я тащусь домой с покупками, кто-то предлагает мне свою помощь. Это неизменно трогает меня. И всякий раз этим «кто-то» неизменно оказывается афроамериканец или афроамериканка. А для своих более состоятельных соседей я в такие моменты становлюсь невидимкой. Несомненно и то, что я, в свою очередь, тоже часто «не замечаю» людей в бедственном положении, когда прохожу по своему району. Поскольку мои афроамериканские соседи бывали в таких ситуациях как у меня и носили тяжелые сумки и пакеты, они научились мне сочувствовать и ставить себя на мое место. А мои белые соседи не научились, потому что они в таких ситуациях не бывали.
 
Как говорит Коулман, усиление неравенства и возникающая в связи с этим социальная дистанция – это основная причина «дефицита сопереживания», которая привела Республиканскую партию к политике Эбенезера Скруджа (бездушного скряги, главного героя «Рождественской песни» Диккенса – прим. перев.) – сокращение продовольственных талонов, отказ в медицинских услугах и т.д. Не сомневаюсь, в этом что-то есть, однако политическая идеология намного сложнее. У меня есть родственники, у которых ужасные политические взгляды и убеждения, но таких щедрых, готовых к сопереживанию людей, как они, надо еще поискать. Мне также известны люди с прекрасными политическими взглядами, хотя ведут они себя как бессердечные подонки, особенно по отношению к тем, кто ниже их по социальному статусу.
 
Но я согласна с тем, что в обществах, где больше равенства и меньше социальная дистанция, сочувствия и умения сопереживать тоже больше. Именно этот момент я подчеркиваю в своих статьях. В одной из них я написала: «Такие глубоко неравноправные общества как наше … являются рассадниками тихо тлеющих возмущений и обид, мелкотравчатой тирании и повседневного садизма. С одной стороны, это вызвано тем, что власть имущие богачи часто проявляют высокомерное бессердечие и бездумную жестокость. А с другой стороны, постоянное бесчеловечное обращение с людьми и отказ им в собственном достоинстве не очень-то улучшает их характер. В таком случае ты, в свою очередь, также будешь бесчеловечно обращаться с другими. Это не какое-то там душеспасительное назидание. Но такое положение дел становится неизбежным, когда возникает экономическая система, позволяющая одним людям использовать других как бездушные предметы.
 
Социал-демократия, порождающая больше общественного и экономического равенства, помогает свести к минимуму социальные патологии и усилить сопереживание. В другой статье на страницах New York Times предлагается еще один метод укрепления сочувствия: побольше читать литературных произведений. В ходе одного исследования было обнаружено, что после прочтения таких книг «люди показывали более высокие результаты в тестах по шкале сопереживания, социального восприятия и эмоциональной отзывчивости».
 
Я всегда с некоторой долей осторожности отношусь к таким аргументам об облагораживающей способности литературы. Меня настораживает то, что литература это нечто гораздо большее, чем ее нравственная составляющая, или отсутствие таковой. Литературу надо ценить и за ее эстетические качества – искусство ради искусства и так далее. Если вы этого не замечаете, то упускаете что-то очень важное.
 
И это не говоря уже о том, что чтение классики никак не улучшило характер тех людей, которые приходят мне на ум.
 
Тем не менее, как я уже говорила, я с лишь «с некоторой долей осторожности» отношусь к моральным аргументам в пользу литературы, ибо считаю, что в своей основе они соответствуют действительности. Одна из главных причин, по которой мы читаем художественную литературу, состоит в стремлении лучше понять человеческую природу и человеческие ощущения. И часто, хотя не всегда, лучшее понимание этого ведет к большему сопереживанию. Образованные люди, не читающие художественную литературу, при всех прочих равных обстоятельствах будут проявлять меньше сочувствия, будут хуже ориентироваться в обществе, чем те, кто лучше начитан. Тот факт, что экономист Ларри Саммерс (Larry Summers) никогда не слышал о романе «Сто лет одиночества» Маркеса, очень многое говорит об этом человеке, не правда ли?
 
В New York Times особо упоминаются Элис Мунро (Alice Munro) и Чехов как два писателя, способствующие усилению человеческого сочувствия. Не могу ни подтвердить это, ни опровергнуть, но на сто процентов соглашусь с тем, что Мунро и Чехова должен читать каждый. Особенно Чехова, который мне иногда кажется моим самым любимым писателем. Сегодня люди больше знакомы с его пьесами, чем с рассказами; но хотя пьесы Чехова я люблю, рассказы этого писателя, на мой взгляд, являются самым большим его достижением. Они написал их несколько томов, и они великолепны.
 
Один из моих любимых рассказов называется «Тоска». Он прекрасно иллюстрирует точку зрения Коулмана на сопереживание и социальную дистанцию. Рассказ этот об извозчике, у которого умер сын. Этот человек почти обезумел от горя. Он пытается найти среди седоков кого-то, кто бы прислушался к его боли. Ясно, что все пассажиры стоят выше него на социальной лестнице – среди них студенты, военный и так далее. Никто не обращает на него ни малейшего внимания, когда он отчаянно пытается поведать свою трагическую историю. Наконец, не найдя никого, кто бы проявил к нему сочувствие и прислушался к его словам, извозчик изливает свое горе лошади.
 
Рассказ этот очень короткий, но абсолютно потрясающий. Его можно было бы осовременить с минимальными изменениями. Предки Чехова были крепостными, а он стал врачом. Работая в России до революции, он видел все российское общество, от аристократов до самых нищих крестьян. Он не был политическим писателем как таковым, но проявлял огромное сочувствие к страданиям бедняков и безжалостно описывал жестокость и лицемерие сильных мира сего. Чехов это писатель на все времена, но он очень интересно и конкретно говорит с нашим временем.

 



© 1998 — 2019, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-33815
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 24 октября 2008 г.
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (http://www.oilru.com/) обязательна.
Июль 2019
пн вт ср чт пт сб вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
Август 2019
пн вт ср чт пт сб вс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Сентябрь 2019
пн вт ср чт пт сб вс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930