Здравствуйте, !
Сегодня 17 сентября 2019 года, вторник , 03:31:45 мск
Общество друзей милосердия
Опечатка?Выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter
 
Контакты Телефон редакции:
+7(495)640-9617

E-mail: welcome@oilru.com
 
Сегодня сервер OilRu.com - это более 1277,12 Мб информации:

  • 539870 новостей
  • 5112 статей в 168 выпусках журнала НЕФТЬ РОССИИ
  • 1143 статей в 53 выпусках журнала OIL of RUSSIA
  • 1346 статей в 45 выпусках журнала СОЦИАЛЬНОЕ ПАРТНЕРСТВО
Ресурсы
 
Rambler's Top100
Я принимаю Яндекс.Деньги

Новости oilru.com


 
Политика

Эксперт: Очень возможно, что война США с Ираном начнется в конце января, когда ЕС планирует ввести эмбарго на поставки иранской нефти

Размер шрифта: 1 2 3 4    

«Нефть России», 17.01.12, Москва, 08:47    В последние недели и дни Вашингтон и Тегеран обмениваются грозными боевыми кличами. Петля военных, экономических, финансовых санкций все туже стягивается на горле Ирана. В ответ на это руководители исламской республики пообещали перекрыть и заминировать Ормузский пролив, по которому ходят нефтеналивные танкеры. Американские генералы тут же зло огрызнулись, - не позволим! В район зреющего вооруженного конфликта уже стянуты корабли ВМС США во главе с авианосцем. Израиль, давно мечтающий о наказании своего главного врага, нетерпеливо потирает руки и очень хочет подсобить США в расправе над ним.
 
Когда она может начаться? Как могут развиваться события? Эти и другие вопросы военный обозреватель "Комсомольской Правды" Виктор БАРАНЕЦ задал главному редактору журнала "Национальная оборона", директору Центра анализа мировой торговли оружием Игорю КОРОТЧЕНКО.
 
СТРАСТИ В ПРОЛИВЕ
 
ВБ: - Вооруженное столкновение США с Ираном неизбежно?
 
ИК: - Все объективные условия для начала боевых действий есть. Американцы подтягивают в район конфликта несколько мощных ударных авианосных групп. Все это очень серьезно. Как известно, авианосец не ходит в одиночку. С ним обычно идут 10-15 кораблей сопровождения. Плюс - одна или две многоцелевых атомных подводных лодок, которые обеспечивают боевую устойчивость авианосной группировки. Таким образом, мы можем говорить, что в регионе создается необходимый военный кулак для того, чтобы в случае необходимости США могли жестко отреагировать на начало реальных попыток Ирана минировать Ормузский пролив.
 
ВБ: - И Иран уже "разминает мускулы"...
 
ИК: - Да, Иран же недавно провел учения, в ходе которых отработал способы прекращения судоходства по проливу. Там два фарватера. Минировать полностью весь пролив нет необходимости. Достаточно поставить морские мины на двух фарватерах. Там, где обеспечена навигация и проход нефтетанкеров. Как только первый танкер подорвется, судоходство встанет намертво. Кроме этого, у Ирана есть возможности по нанесению ударов по американцам противокорабельными ракетами. У них там в Ормузском проливе сосредоточен "москитный флот" - малогабаритные быстроходные катера как со своими, так и китайскими противокорабельными ракетными установками. Есть такие установки и в частях берегового базирования. С технической точки зрения Иран перекрыть пролив может в любой момент и сложностей для него это не составит.
 
ВБ: - И когда наступит этот момент?
 
ИК: - Очень возможно, что в конце января, когда ЕС планирует ввести эмбарго на поставки иранской нефти. Для того чтобы спровоцировать ухудшение экономической ситуации в стране и вывести народ и оппозицию на улицу. Чтобы они попытались сменить власть. Понимая эту угрозу и опасность, Тегеран предупредил: в ответ на санкции мы перекроем Ормузский пролив, через который осуществляется 25% мирового экспорта нефти.
 
ВБ: - Что это даст?
 
ИК: - Будет поставлена под угрозу устойчивость экономик целого ряда государств, включая и самих США. На что американцы заявили: сразу последует военный удар. И то, что сегодня в район конфликта подтягиваются американские боевые корабли, это все свидетельствует о том, что США рассматривают и такой вариант развития событий. Его вероятность очень высокая. И как только Иран переступит "красную черту", как выразился министр обороны США Леон Панетта, в ответ полетят "томагавки".
 
НЕРВНЫЕ МАНЕВРЫ
 
ВБ: - Что может стать "спусковым крючком" войны?
 
ИК: - В условиях, когда "лоб в лоб" сходятся два таких военных потенциала, любая случайность, любая "искра" может стать роковой. Иранцы уже сейчас выходят на своих боевых катерах фактически на дистанцию торпедной атаки вокруг кораблей ВМС США. А если вдруг у командира американского корабля не выдержат нервы? Тогда будет нанесен удар по иранскому катеру. В ответ - удары со стороны Ирана. И дальше - пожар большой войны.
 
ВБ: - А тут еще какие-то "темные силы" открыли охоту на иранских ученых-ядерщиков. Это тоже накаляет ситуацию...
 
ИК: - Да, идет уничтожение ключевых фигур иранской атомной программы. Их взрывают одного за другим. Это говорит о том, что в Иране действуют квалифицированные западные либо израильские спецслужбы. Иран тоже не может "проглатывать" это бесконечно. В этих условиях риск военной конфронтации повышается очень сильно. Думаю, отсчет времени до начала боевой операций США против Ирана уже идет на недели, а может быть – и на дни.
 
ВБ: - А кто еще, на ваш взгляд, кроме США будет участвовать в этой войне?
 
ИК: - Великобритания – сто процентов, у Лондона с Вашингтоном стратегический альянс: "куда собака – туда и хвост". Я думаю, если в ходе боевых действий Иран нанесет превентивные ракетные удары по Израилю, подключится и Тель-Авив. Со стороны стран НАТО могут найтись еще и другие желающие поддержать США. Кроме того, есть противники Ирана в регионе – Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты. Вообще все аравийские монархи настроены крайне враждебно к Ирану. Поэтому они в том или ином виде также подключатся к военной операции США.
 
ВРАГИ И СОЮЗНИКИ
 
ВБ: - А кто может быть союзником Ирана?
 
ИК: - В военном отношении Иран вынужден будет рассчитывать исключительно на собственные силы. Другое дело, что он может задействовать асимметричные меры. Например, "Хамас", "Хизбаллу", это те организации, на которые Иран имеет определенное влияние. Тегеран может инициировать акции шахидов для атак против американских объектов в регионе и совершения терактов на территории Израиля.
 
Однако ни Сирия, ни Венесуэла, ни Куба, к которым сегодня апеллирует иранский президент Ахмадинежад, не смогут оказать реальную военную поддержку. Поэтому Иран останется один на один с военной машиной США.
 
ВБ: - А как поведет себя Китай?
 
ИК: - Полагаю, что при любом раскладе Пекин не выступит в качестве военного союзника Тегерана. Другое дело, что политическую поддержку и Китай, и Россия Ирану, безусловно, окажут.
 
ВБ: - А Сирия?
 
ИК: - Сирия находится в сложном положении. У нее сейчас своих хватает проблем по подавлению вооруженного мятежа со стороны оппозиции.
 
ВБ: - А как вы оцениваете боевой потенциал иранской армии? Это ведь большая армия - почти 500 тысяч человек. К тому же не так плохо воооруженных. Насколько серьезным может оказаться ее сопротивление? Какую тактику США изберут против нее?
 
Игорь КОРОТЧЕНКО
 
ДИСТАНЦИОННЫЕ УДАРЫ
 
ИК: - Американцы однозначно будут избегать непосредственного боевого столкновения и на суше, и на море. Если дело дойдет до реальных ударов по Ирану, будет задействован так называемый югославский сценарий. Дистанционная война. Удары наносятся высокоточными крылатыми ракетами воздушного, морского базирования по ключевым объектам промышленной, военной, ядерной, ракетной инфраструктуры Ирана. Корабельная авиация США не будет заходить в зоны иранской ПВО. Одновременно будут нанесены американские удары крылатыми ракетами для уничтожению всей иранской ПВО. Речь идет как о зенитно-ракетных комплексах наземного базирования, так и авиации.
 
ВБ: - Как вы оцениваете иранскую противовоздушную оборону?
 
ИК: - Что касается иранской ПВО, то она располагает, например, зенитными ракетными комплексами "Тор", которые были закуплены в России еще до введения санкций ООН. Это эффективное оружие, но комплексы - ближнего радиуса действия. Они предназначены для того, чтобы сбивать самолеты, непосредственно атакующие объекты.
 
Начнись война, несколько недель будет идти перемалывание иранского оборонного потенциала. А дальше уже – куда кривая выведет. Но, повторюсь, в любом случае американцы будут стремиться избежать наземной операции.
 
ВБ: - Но у Ирана есть как бы две армии. Это вооруженные силы и Корпус Стражей Исламской революции - КСИР. Тоже нешуточная сила...
 
ИК: - КСИР находится под командованием духовного лидера Ирана.
 
Это наиболее религиозно мотивированные и готовые в том числе к самопожертвованию люди. Кстати, ракетный потенциал Ирана – пусковые установки, ракетные части находятся под контролем КСИР.
 
Это усиливает фактор боевого духа иранцев.
 
ВБ: - То есть, иранская армия и КСИР готовы к войне...
 
ИК: - Но готовы к той войне, которая была в 80-х годах между Ираном и Ираком. Многие фанатично настроенные иранцы и сейчас ради победы готовы на минные поля пойти. Но в условиях, когда их будут перемалывать дистанционно, это уже не сработает. Лицом к лицу с врагом воевать не получится. Да и ПВО будет уничтожена. А что пехотные части, "москитный" флот или устаревшие "разнокалиберные" ВВС Ирана смогут противопоставить массированному американскому удару с использованием крылатых ракет "Томагавк""? Ничего.
 
ЧТО ПОСЛЕ БИТВЫ?
 
ВБ: - Когда США с помощью своих ракет перемелют всю иранскую оборонную инфраструктуру, каким будет логический конец операции?
 
ИК: - Тут может быть несколько сценариев. Один из них - Иран запросит перемирия на тех или иных политических условиях и откажется от реализации атомной программы полностью. У Ирана вырвут реальные или потенциально возможные ядерные клыки. И с претензиями Тегерана в качестве самостоятельного геополитического игрока будет покончено. Это одна ситуация. Вторая ситуация – Иран будет упорно противостоять США и пойдет на массовые диверсионные акции против американских объектов. В таком случае США просто будут бить иранцев до тех пор, пока не произойдут изменения в составе религиозного либо политического руководства страны. И новые лидеры сочтут для себя возможным вступить в переговоры с американцами на тех или иных условиях.
 
Один из авианосцев США готов в любой момент нанести удар по Ирану.
 
ВБ: - А дальше?
 
ИК: - А дальше будут задействованы так называемые демократические механизмы. В Иране очень мощная пятая колонна. Мы помним столкновения в Тегеране между правительственными правоохранительными органами и внутренней оппозицией. Там были многотысячные митинги, десятки тысяч человек выходили на улицы. Есть люди, которые хотят светский Иран, их не устраивают религиозные ограничения. Именно эти люди могут выступить движущей силой тех перемен и привода к власти новых политических сил в Иране в условиях, когда старое руководство будет либо ослаблено, либо уничтожено в ходе ракетно-бомбовых ударов.
 
ПОЗИЦИЯ РОССИИ И С-300
 
ВБ: - Какую позицию в этой ситуации может занимать Россия?
 
ИК: - В условиях, когда Россия вступает в президентский предвыборный цикл, очевидно, что мы не будем оказывать прямую военную помощь Ирану. При всем уважении к Ирану, он не является нашим союзником. Это партнер. Важный, нужный. Но это не член Организации Договора о коллективной безопасности, за которого мы должны вступиться. Поэтому Иран будет вынужден решать проблемы своей обороны самостоятельно. Другое дело, что политическая поддержка со стороны России будет оказана. И мы видим сегодня, что российский МИД активен, делает много, чтобы попытаться эту ирано-американскую конфронтацию от силового сценария отвести. С одной стороны, ведется диалог с Западом, чтобы исключить военные акции. С другой стороны, идет обращение к Тегерану с предложением начать новый диалог по иранской ядерной программе для того, чтобы избежать опасного нагнетания событий. Но судя по тому, какие заявления делает наш МИД в последние дни, там растет ощущение, что война против Ирана неизбежна.
 
ВБ: - Как вам известно, в свое время у Ирана была попытка закупить у нас партию зенитных ракетных систем ПВО - С-300. Но под нажимом США и Израиля сделка не состоялась. А если все бы получилось, то как это могло повлиять ход и исход зреющей войны?
 
ИК: - Американцы – прагматики. Они считают соотношение потенциалов и возможные потери, прогнозируют ход и продолжительность боевых действий. Если бы Иран создал комплексную систему противовоздушной обороны, которая включала бы в себя дальнобойные системы, такие как С-300 ПМУ2 "Фаворит", ЗРК средней дальности "Бук-М2Э", "увязал" все это автоматизированными системами управления, обеспечил бы наличие защищенных командных пунктов, способных управлять всей этой группировкой, если бы были развернуты мощные радиолокационные станции, помехоустойчивые, для контроля воздушного пространства, то в этих условиях Иран представлял бы очень твердый орешек для США. И американцы либо были вынуждены массированно наращивать свои возможности для того, чтобы вступить в военный конфликт с Ираном, либо они были бы вынуждены прибегнуть чисто к экономическим методам воздействия, но опасались бы вступить в боевые действия.
 
Беда Ирана в том, что после снятия санкций в 2000 году с него и выхода России из сделки "Гор – Черномырдин", Тегеран не использовал так называемое окно возможностей. А по времени оно было очень небольшое. Вместо того, чтобы сразу заплатить нам за С-300 и получить в течение двух-трех лет это оружие, Иран начал затяжные торговые переговоры. Его не устраивали наши цены. Но это не восточный базар. Оружие надо брать одномоментно. А они торговались. После того, как были согласованы условия контрактов, вместо того, чтобы сразу закупить, они сказали: проведите нам на полигоне Ашулук учения. Смоделируйте налет на Иран американских средств воздушного поражения. А мы посмотрим, как ваши комплексы ПВО все это сбивают. Посмотрели – все увиденное иранцев очень впечатлило. И только после этого они подписали контракты. Но на их выполнение требуется время. А когда настал период отгрузки, изменилась политическая ситуация. И Россия была вынуждена пойти на антииранские санкции, которые были одобрены в Совете Безопасности ООН. Получилось, что Тегеран наказал сам себя.
 
ВБ: - А если бы сделка состоялась, то как это повлияло бы это на тактику ведения войны со стороны США?
 
ИК: - О, многое поменялось бы! Вспомните Вьетнам – это единственный пример, когда США были вынуждены отступить. Почему? Да мы тогда поставляли Вьетнаму самое новейшее советское оружие, включая комплексы противовоздушной обороны. Людские потери для США стали неприемлемыми. Поэтому янки и убрались оттуда не солоно хлебавши!
 
А все те войны, которые вели американцы в последние годы, были против стран, которые обладали слабой ПВО. Что было у Ирака, Югославии, Ливии? В основном их ПВО относилось к образцам 60-70-х годов. Это системы С-200, С-125, С-75. А новые наши средства ПВО создали бы новую боевую реальность. У американцев нет практического опыта нападения на страну, которая оснащена современной системой ПВО. И здесь могли бы быть самые разные неожиданности.
 
Дело в том, что для американцев очень важен фактор человеческих потерь. Они на это очень чувствительно реагируют. Грубо говоря, 20-30 одномоментно сбитых самолетов, погибших летчиков – это вызвало бы целую волну запросов в адрес Пентагона со стороны Конгресса США. И в результате американское общественное мнение было бы взбудоражено. А в условиях, когда потерь практически нет, руки у Пентагона развязаны.
 
О ЧЕМ МЕЧТАЕТ ИЗРАИЛЬ?
 
ВБ: - Уже ясно, что Израиль в этом зреющем конфликте - самый желанный союзник США. Насколько глубоко он сможет участвовать в боевых действиях?
 
ИК: - Для Израиля Иран – главный геополитический и военный противник. Это консенсусное мнение всех израильских политических элит. Возможная акция США – это вещь, которую в Израиле будут приветствовать и поддерживать всеми возможными способами. Есть несколько вариантов позиции Израиля. Это совместная американо-израильская воздушная наступательная операция в атаке против Ирана. Но Израиль к этой операции подключится не на первой фазе, а когда будет уничтожена иранская ПВО, чтобы не получить серьезных потерь для своих ВВС.
 
Второй вариант. Если все-таки в случае агрессии со стороны США против Ирана Тегеран нанесет или попытается нанести ракетные удары по Израилю, а это более чем вероятно, здесь Израиль может ограничиться сначала укреплением своей системы ПВО-ПРО, дальше активно участвовать в военной акции уже по праву страны, на которую было совершено нападение. Но я думаю, для Израиля сегодня не менее важно продолжать уничтожать ключевых фигур иранской ядерной программы. "Моссад" - очень квалифицированная спецслужба, которая во многом основана на традициях и опыте 4-го управления НКВД, которым руководил генерал Павел Судоплатов. Это управление в основном проводило операции по уничтожению противников СССР за рубежом. Учитывая, что в свое время ряд офицеров-евреев из системы НКВД были откомандированы в молодое государство Израиль для оказания помощи в становлении разведки и контрразведки, можно сказать: израильская школа спецслужб во многом основана на советском опыте ликвидации врагов государства.
 
Так что взрывы ключевых фигур иранской ядерной программы – характерный почерк "Моссад". Взрывают не только ядерщиков, но и генералов Корпуса стражей исламской революции, которые курируют ядерные программы. В Иране действует достаточно мощная израильская агентура. В этой работе Израиль тесно координирует свои действия и с американским ЦРУ, и, возможно, с британской МИ-6. Поскольку это очень мощные спецслужбы, которые в англосакском разведывательном тандеме поддерживают и дополняют друг друга.
 
СООТНОШЕНИЕ СИЛ
 
ВБ: - Насколько серьезный ущерб иранская армия может нанести американской группировке?
 
ИК: - Может идти речь о том, что Иран потопит от трех до пяти американских боевых кораблей. Речь, разумеется, не идет об авианосцах – они иранцам не по зубам. Но корабли сопровождения могут стать реальными мишенями и целями для иранских ударов, прежде всего с помощью противокорабельных ракет. Иранская авиация, как представляется, не сможет покинуть воздушное пространство страны. Потому что у американцев есть самолеты ДРЛО, которые осуществляют наведение и целеуказание для истребителей палубной авиации. Любой иранский самолет, который попытается атаковать цели за пределами национальной территории, будет уничтожен. Здесь у американцев подавляющее преимущество. Кроме того, ими будут использованы и системы радиоэлектронного подавления.
 
Иран располагает старым парком самолетов, очень разношерстным. Там есть и российские МиГ-29, и американские F-14. Американская палубная авиация представлена истребителями F-18 "Хорнет" и "Супер Хорнет" - это эффективные образцы боевой авиации.
 
ВБ: - Но ведь иранские генералы уже намекают и на "несимметричные" удары по противникам...
 
ИК: - Если Иран прибегнет к диверсионным акциям, здесь ущерб для противника может быть значительным. Полагаю, такие акции будут использованы в том числе с помощью шахидов для того, чтобы наносить удар и по посольствам США в регионе, и против американских военных баз. Будут предприняты атаки на легких суденышках, которые могут стать живыми брандерами. Здесь за счет асимметричных мер Иран может достаточно сильно потрепать американцев и их союзников. Плюс, очевидно, будет инициирована волна терактов внутри самого Израиля. Потому что "Хамас", "Хизбалла" будут соответствующим образом мотивированы Тегераном. Плюс возможность дестабилизации ситуации в Ираке, где Иран имеет определенные рычаги воздействия на своих религиозных единоверцев.
 
ВБ: - А территорию США, Англии вы не исключаете?
 
ИК: - Скорее всего, там такие акции Ирана будут безуспешны. Потому что иранские дипломаты находятся под постоянным наблюдением ФБР на территории США и МИ-5 на территории Великобритании. Любые попытки создать "спящие" диверсионные ячейки заранее обречены на провал. И США, и Великобритания будут вне сферы досягаемости потенциальных шахидов или иранских диверсантов.
 
ЗАДИРЫ И МИРОТВОРЦЫ
 
ВБ: - Есть ли сегодня в мире страна, которая могла бы пролить холодный душ на горячие американские и иранские головы и остановить войну?
 
ИК: - Сегодня это только два мировых игрока – Россия и Китай.
 
ВБ: - И какими способами они могли бы это сделать?
 
ИК: - Прежде всего дипломатическими. Потому что если даже начнется война, Россия не будет втягиваться в эту войну. Китай тоже не будет. Потому что есть понятие национальных интересов. В этих условиях воевать за интересы Ирана никто не станет. Другое дело, что произойдут тектонические подвижки в мировой геополитике. Иран – один из центров реального сопротивления США. Прежде всего - идеологического, подпитанного финансовыми возможностями. Иран активно пытается влиять не только в странах региона, но и в более глобальном масштабе. Финансы есть, есть амбиции, есть желание, есть политическая воля противостоять США.
 
Давайте посмотрим, кто еще сегодня способен противостоять США? Уго Чавес, с определенными оговорками. И все. Ну, Куба традиционно. Хотя мы понимаем, что в военном отношении Куба слаба. Да по большому счету, Чавес тоже. Реально два игрока – Россия и Китай, кто если не по военной мощи, то по ядерному потенциалу может каким-то образом конкурировать с США и представлять для них реальную угрозу. Больше никто в мире пока не сможет реально противостоять американцам.
 
ВБ: - Иран – исламская страна. Как отреагирует исламский мир на то, что Америка наказывает еще одного своего непослушника?
 
ИК: - Мы видели, как реагировала Лига арабских государств на события в Ливии – фактически они потворствовали агрессорам. Как ЛАГ сейчас реагирует на Сирию? Госдеп США просто так хлеб не ест. Американские посольства, послы, резидентуры ЦРУ работают как часы. Я думаю, что у США в исламском мире все схвачено по большому счету.
 
У Ирана очень много врагов. В том числе в арабском мире. Те же Саудовская Аравия, ОАЭ, монархии в зоне Персидского залива – все очень не любят Иран. Не любят Тегеран и талибы. Потому что Иран боролся с угрозой исламского фундаментализма. Он обеспечивал наши тылы на Северном Кавказе. С территории Ирана не было ни финансирования, ни других видов поддержки чеченских сепаратистов. И мы должны это помнить. А что будет после смены режима в Тегеране? Ситуация для нас может быть очень плохой.
 
ВБ: - Определенные преференции получит Россия как нефтедобывающая и экспортирующая страна...
 
ИК: - Да, вырастут цены на нефть, скажем, до 200 долларов за баррель. Но это будет кратковременный эффект. Потому что цены на "черное золото" после того, как ситуация с Ираном войдет в русло урегулирования, однозначно упадут. Да, Россия получит лишних 10-15 млрд. долларов. Но потеряем мы гораздо больше в глобальном геополитическом раскладе, если Иран будет уничтожен или там произойдет смена власти.
 
ВБ: - Известно, что в свое время Северная Корея делилась технологиями производства оперативно-тактических ракет с Ираном. Не может ли она тоже вдруг оказаться на этой ближневосточной сцене? Ирану северокорейцы не окажут никакой помощи?
 
ИК: - "Счастье" Северной Кореи в том, что у них есть ядерное оружие. И никто не знает, в каком количестве и как она может это оружие использовать. Ну, а насчет помощи Ирану, - нет, думаю, не окажут. КНДР оказывала Ирану раньше помощь в экспорте ракетных технологий. Но тайны ядерного оружия переданы не были. Поэтому Иран технологически сейчас даже не готов к первой фазе создания реальной атомной бомбы. У них просто нет возможностей.
 
ВБ: - А помощь людьми?
 
ИК: - А что толку? Они не ускорят атомные программы Ирана. Для этого нужна предельная концентрация всех возможностей государства. Это возможно в условиях централизованной экономики и жесткого режима внутри страны. Сегодня Иран не так монолитен, как Северная Корея. В Иране оппозиция достаточно влиятельная. Есть люди, которые готовы перехватить власть и дальше договариваться на тех или иных условиях с США о том, чтобы Иран снова был встроен в мировую экономическую и политическую систему. А Северная Корея – это изгой.
 
Как это может быть (карта возможных боевых действий). Кликните для увеличения.
 
ЧЕГО ДОБИВАЮТСЯ АМЕРИКАНЦЫ
 
ВБ: - Что является стратегической целью США в войне с Ираном?
 
ИК: - Смена нынешнего политического режима в Тегеране, уничтожение иранского ракетного и ядерного потенциала. Иран тоже не ждет, сложа руки. Все атомные и ракетные производства находятся в горных штольнях. Но спутниковая разведка США существует для того, чтобы их вскрывать.
 
Основные и запасные входы и тоннели будут подорваны американскими бомбами, обладающими большой проникающей способность. Они просто закупорят эти производства. И либо эти производства остановятся, а люди погибнут, либо эвакуируются через какие-то другие выходы. Но с технической точки зрения, даже не имея возможность разрушить эти подземные заводы, американцы просто заблокируют все выходы и тоннели. Сегодня решающий фактор – это военно-техническое превосходство США. За счет появления новых высокоточных видов оружия.
 
ВБ: - Получается, что будет не война, а избиения беспомощного щенка?
 
ИК: - Нет, это далеко не так. Иран будет огрызаться, и достаточно сильно. Но в итоге его разгромят. Другое дело, что будет потом. Мы помним, что американцы, завоевав Ирак и Афганистан, дальше столкнулись с масштабной партизанской войной. Поэтому наученные таким опытом, вводить свои войска на территорию Ирана они не будут. Это обернется тысячами гробов под звездно-полосатым флагом, что для армии США неприемлемо в принципе.
 
Тактика США будет комплексная. Сначала экономическая удавка на горле Ирана. Если Иран попробует перекрыть Ормузский пролив, начнутся боевые действия. И дальше США будут способствовать созданию условий для смены политической системы, существующего режима.
 
ВБ: - Каким вы видите Иран после завершения операции?
 
ИК: - Я вижу Иран государством, которое уже не будет обладать прежними амбициями, политической волей и желанием участвовать в мировой геополитике качестве реального цента сопротивления США.
 
ВБ: - Это будет страна без ядерного оружия?
 
ИК: - Однозначно. Страна без ядерного и ракетного оружия.
 
ВБ: - И с марионеточным правительством?
 
ИК: - Я думаю, что это будет правительство прагматиков, которое просто пожелает встроиться в новые реалии. И при этом получать 90-95 % от иранского национального нефтяного пирога. Ведь компрадорская буржуазия есть в любой стране, она не меняет своей сути. Если режим аятолл сметут, на сцену выйдут новые политические игроки. Другое дело, что, возможно, Иран может стать ареной внутренних вооруженных разборок уже между новыми властями и той частью иранского общества, для которой отказ от фундаментальных ценностей исламской революции будет абсолютно неприемлем. Ведь определенная часть населения ментально поддерживает тот режим, который сегодня существует в Иране.
 
А для внешних игроков это будет показательным примером того, что надо укреплять свои вооруженные силы. И прежде всего ядерный потенциал. Чтобы иметь ту дубинку, с помощью которой, если США полезут к тебе, можно будет ударить их очень сильно и очень больно.
 
Для России это будет особенно актуальным, учитывая то, что произойдут изменения в геополитических раскладах на Каспии, который мы считаем зоной своих жизненных интересов. И где, к сожалению, если сменится режим в Иране, нас ничего хорошего в дальнейшем не ждет – туда придут США.
 
ВБ: - Говорят, в иранской оппозиции есть выпускники школ ЦРУ?
 
ИК: - Это расхожий термин. Это не агенты в прямом смысле. Это люди, ментально обработанные. И у них нет религиозного либо какого-то еще драйва противостоять США. Им проще договориться, встроиться в систему новых международных экономических отношений и вести жизнь рантье путем стрижки нефтяных купонов.
 
ВБ: - Изменится ли исламский мир, если случится эта война?
 
ИК: - Да, изменится. И очень серьезно. И в первую очередь произойдут изменения в регионе Ближнего и Среднего Востока. Это изменит очень серьезно современный ислам. Я думаю, он будет все более и более политизирован. Произойдет деление на тех, кто будет использовать исламские лозунги для борьбы с "неверными" и с Западом, с одной стороны. А с другой стороны, это будет ислам, который будет готов к коллаборационизму путем сотрудничества с Западом.
 
ВБ: - Что потеряет и что приобретет Россия в случае американо-иранской войны?
 
ИК: - В случае такой войны и успеха США для России последствия с точки зрения геополитики будут крайне негативными. Иран был государством, которое не искало конфронтации с Россией и не создавало нам проблем. Ни наркотиков, ни терроризма, ничего оттуда к нам не шло. Что может там произойти после смены режима, мы можем увидеть на примере Афганистана, когда туда вошли американцы.
 
ЗНАКОМЫЕ СЦЕНАРИИ
 
ВБ: - Что общего в действиях натовской группировки и США в Югославии, Ливии, Ираке, Афганистане?
 
ИК: - Прежде всего это роль высокоточного оружия и средств разведки. Это новые высокотехнологичные боевые действия. Это решение задач ведения войны на новых технологических и организационных принципах. Это не классика времен второй мировой войны. А у нас во многом ментальность еще основана на тех операциях, которые проводили выдающиеся советские полководцы. Но они проводили эти операции в тех условиях и с тем оружием, которое было тогда. А все меняется. Новое оружие меняет способы и формы ведения войны.
 
ВБ: - А есть какие-то общие политические алгоритмы, принципы, которые будут использовать США по отношению к Ирану - так же, как они использовали их в странах, где воевали?
 
ИК: - Целью в отношении Югославии ставилась дезинтеграция. В отношении Ливии такая задача была уже не актуальной. В Афганистане такая задача также не ставилась, как и в Ираке. Набор политических алгоритмов обусловлен ситуацией в конкретной стране. Потому что интересы США в каждом регионе разные. Дезинтеграция Ирана - не в интересах США. Но сменить власть, вырвать ядерные и ракетные клыки у Ирана – это то, что надо американцам.
 
ВБ: - Там, где повоевали США или НАТО, посажены правительства, которые поглядывают на Вашингтон. В данном случае будет ли в Иране правительство, которое будет ориентировано на США?
 
ИК: - Я не думаю, что это будет однозначно прозападное правительство. Это будет правительство прагматиков. Людей, которые будут достаточно цинично и прагматично смотреть на отношения с США. Для них будет важно переформатирование иранского общества в более открытый светский режим. Будет стоять задача внутренней модернизации. Потому что народ невозможно держать в черном теле. Другое дело, что путь к реальному национальному ракетному и ядерному военному потенциалу для Ирана будет закрыт навсегда.
 
ВБ: - Сколько вы ставите в процентом отношении на то, что война будет?
 
ИК: - 70 % на то, что будет война. 30 % - на то, что удастся ее избежать. 30 % за мирное разрешение кризиса – это достаточно много. Так что шанс решить иранскую проблему за столом переговоров теоретически пока еще сохраняется.
 
Об этом пишет "Комсомольская правда", как передает www.centrasia.ru.
 
Подробнее читайте на http://www.oilru.com/news/298306/

Украина в 2011 году увеличила транзит газа в Европу на 6% - до 101 млрд кубовБуровая вышка компании Chevron горит на шельфе у побережья Нигерии
Просмотров: 1083
    подписаться на новости
    распечатать
    добавить в «Избранное»
Код для вставки в блог или на сайт 0

Ссылки по теме


 
Анонсы
Реплика: Великая миссия «Фейсбука»
Выставки:
Новости
Январь 2012
пн вт ср чт пт сб вс
       1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31

 

 Все новости за сегодня
 Архив новостей

 Поиск:
  

 

 
Рейтинг@Mail.ru   


© 1998 — 2019, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-51544
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 2 ноября 2012 г.
Все вопросы по функционированию сайта вы можете задать вебмастеру
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (http://www.oilru.com/) обязательна.
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются на портале oilru.com, может не совпадать с мнением редакции.
Время генерации страницы: 0 сек.

Эксперт: Очень возможно, что война США с Ираном начнется в конце января, когда ЕС планирует ввести эмбарго на поставки иранской нефти

«Нефть России», 17.01.12, Москва, 08:47   В последние недели и дни Вашингтон и Тегеран обмениваются грозными боевыми кличами. Петля военных, экономических, финансовых санкций все туже стягивается на горле Ирана. В ответ на это руководители исламской республики пообещали перекрыть и заминировать Ормузский пролив, по которому ходят нефтеналивные танкеры. Американские генералы тут же зло огрызнулись, - не позволим! В район зреющего вооруженного конфликта уже стянуты корабли ВМС США во главе с авианосцем. Израиль, давно мечтающий о наказании своего главного врага, нетерпеливо потирает руки и очень хочет подсобить США в расправе над ним.
 
Когда она может начаться? Как могут развиваться события? Эти и другие вопросы военный обозреватель "Комсомольской Правды" Виктор БАРАНЕЦ задал главному редактору журнала "Национальная оборона", директору Центра анализа мировой торговли оружием Игорю КОРОТЧЕНКО.
 
СТРАСТИ В ПРОЛИВЕ
 
ВБ: - Вооруженное столкновение США с Ираном неизбежно?
 
ИК: - Все объективные условия для начала боевых действий есть. Американцы подтягивают в район конфликта несколько мощных ударных авианосных групп. Все это очень серьезно. Как известно, авианосец не ходит в одиночку. С ним обычно идут 10-15 кораблей сопровождения. Плюс - одна или две многоцелевых атомных подводных лодок, которые обеспечивают боевую устойчивость авианосной группировки. Таким образом, мы можем говорить, что в регионе создается необходимый военный кулак для того, чтобы в случае необходимости США могли жестко отреагировать на начало реальных попыток Ирана минировать Ормузский пролив.
 
ВБ: - И Иран уже "разминает мускулы"...
 
ИК: - Да, Иран же недавно провел учения, в ходе которых отработал способы прекращения судоходства по проливу. Там два фарватера. Минировать полностью весь пролив нет необходимости. Достаточно поставить морские мины на двух фарватерах. Там, где обеспечена навигация и проход нефтетанкеров. Как только первый танкер подорвется, судоходство встанет намертво. Кроме этого, у Ирана есть возможности по нанесению ударов по американцам противокорабельными ракетами. У них там в Ормузском проливе сосредоточен "москитный флот" - малогабаритные быстроходные катера как со своими, так и китайскими противокорабельными ракетными установками. Есть такие установки и в частях берегового базирования. С технической точки зрения Иран перекрыть пролив может в любой момент и сложностей для него это не составит.
 
ВБ: - И когда наступит этот момент?
 
ИК: - Очень возможно, что в конце января, когда ЕС планирует ввести эмбарго на поставки иранской нефти. Для того чтобы спровоцировать ухудшение экономической ситуации в стране и вывести народ и оппозицию на улицу. Чтобы они попытались сменить власть. Понимая эту угрозу и опасность, Тегеран предупредил: в ответ на санкции мы перекроем Ормузский пролив, через который осуществляется 25% мирового экспорта нефти.
 
ВБ: - Что это даст?
 
ИК: - Будет поставлена под угрозу устойчивость экономик целого ряда государств, включая и самих США. На что американцы заявили: сразу последует военный удар. И то, что сегодня в район конфликта подтягиваются американские боевые корабли, это все свидетельствует о том, что США рассматривают и такой вариант развития событий. Его вероятность очень высокая. И как только Иран переступит "красную черту", как выразился министр обороны США Леон Панетта, в ответ полетят "томагавки".
 
НЕРВНЫЕ МАНЕВРЫ
 
ВБ: - Что может стать "спусковым крючком" войны?
 
ИК: - В условиях, когда "лоб в лоб" сходятся два таких военных потенциала, любая случайность, любая "искра" может стать роковой. Иранцы уже сейчас выходят на своих боевых катерах фактически на дистанцию торпедной атаки вокруг кораблей ВМС США. А если вдруг у командира американского корабля не выдержат нервы? Тогда будет нанесен удар по иранскому катеру. В ответ - удары со стороны Ирана. И дальше - пожар большой войны.
 
ВБ: - А тут еще какие-то "темные силы" открыли охоту на иранских ученых-ядерщиков. Это тоже накаляет ситуацию...
 
ИК: - Да, идет уничтожение ключевых фигур иранской атомной программы. Их взрывают одного за другим. Это говорит о том, что в Иране действуют квалифицированные западные либо израильские спецслужбы. Иран тоже не может "проглатывать" это бесконечно. В этих условиях риск военной конфронтации повышается очень сильно. Думаю, отсчет времени до начала боевой операций США против Ирана уже идет на недели, а может быть – и на дни.
 
ВБ: - А кто еще, на ваш взгляд, кроме США будет участвовать в этой войне?
 
ИК: - Великобритания – сто процентов, у Лондона с Вашингтоном стратегический альянс: "куда собака – туда и хвост". Я думаю, если в ходе боевых действий Иран нанесет превентивные ракетные удары по Израилю, подключится и Тель-Авив. Со стороны стран НАТО могут найтись еще и другие желающие поддержать США. Кроме того, есть противники Ирана в регионе – Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты. Вообще все аравийские монархи настроены крайне враждебно к Ирану. Поэтому они в том или ином виде также подключатся к военной операции США.
 
ВРАГИ И СОЮЗНИКИ
 
ВБ: - А кто может быть союзником Ирана?
 
ИК: - В военном отношении Иран вынужден будет рассчитывать исключительно на собственные силы. Другое дело, что он может задействовать асимметричные меры. Например, "Хамас", "Хизбаллу", это те организации, на которые Иран имеет определенное влияние. Тегеран может инициировать акции шахидов для атак против американских объектов в регионе и совершения терактов на территории Израиля.
 
Однако ни Сирия, ни Венесуэла, ни Куба, к которым сегодня апеллирует иранский президент Ахмадинежад, не смогут оказать реальную военную поддержку. Поэтому Иран останется один на один с военной машиной США.
 
ВБ: - А как поведет себя Китай?
 
ИК: - Полагаю, что при любом раскладе Пекин не выступит в качестве военного союзника Тегерана. Другое дело, что политическую поддержку и Китай, и Россия Ирану, безусловно, окажут.
 
ВБ: - А Сирия?
 
ИК: - Сирия находится в сложном положении. У нее сейчас своих хватает проблем по подавлению вооруженного мятежа со стороны оппозиции.
 
ВБ: - А как вы оцениваете боевой потенциал иранской армии? Это ведь большая армия - почти 500 тысяч человек. К тому же не так плохо воооруженных. Насколько серьезным может оказаться ее сопротивление? Какую тактику США изберут против нее?
 
Игорь КОРОТЧЕНКО
 
ДИСТАНЦИОННЫЕ УДАРЫ
 
ИК: - Американцы однозначно будут избегать непосредственного боевого столкновения и на суше, и на море. Если дело дойдет до реальных ударов по Ирану, будет задействован так называемый югославский сценарий. Дистанционная война. Удары наносятся высокоточными крылатыми ракетами воздушного, морского базирования по ключевым объектам промышленной, военной, ядерной, ракетной инфраструктуры Ирана. Корабельная авиация США не будет заходить в зоны иранской ПВО. Одновременно будут нанесены американские удары крылатыми ракетами для уничтожению всей иранской ПВО. Речь идет как о зенитно-ракетных комплексах наземного базирования, так и авиации.
 
ВБ: - Как вы оцениваете иранскую противовоздушную оборону?
 
ИК: - Что касается иранской ПВО, то она располагает, например, зенитными ракетными комплексами "Тор", которые были закуплены в России еще до введения санкций ООН. Это эффективное оружие, но комплексы - ближнего радиуса действия. Они предназначены для того, чтобы сбивать самолеты, непосредственно атакующие объекты.
 
Начнись война, несколько недель будет идти перемалывание иранского оборонного потенциала. А дальше уже – куда кривая выведет. Но, повторюсь, в любом случае американцы будут стремиться избежать наземной операции.
 
ВБ: - Но у Ирана есть как бы две армии. Это вооруженные силы и Корпус Стражей Исламской революции - КСИР. Тоже нешуточная сила...
 
ИК: - КСИР находится под командованием духовного лидера Ирана.
 
Это наиболее религиозно мотивированные и готовые в том числе к самопожертвованию люди. Кстати, ракетный потенциал Ирана – пусковые установки, ракетные части находятся под контролем КСИР.
 
Это усиливает фактор боевого духа иранцев.
 
ВБ: - То есть, иранская армия и КСИР готовы к войне...
 
ИК: - Но готовы к той войне, которая была в 80-х годах между Ираном и Ираком. Многие фанатично настроенные иранцы и сейчас ради победы готовы на минные поля пойти. Но в условиях, когда их будут перемалывать дистанционно, это уже не сработает. Лицом к лицу с врагом воевать не получится. Да и ПВО будет уничтожена. А что пехотные части, "москитный" флот или устаревшие "разнокалиберные" ВВС Ирана смогут противопоставить массированному американскому удару с использованием крылатых ракет "Томагавк""? Ничего.
 
ЧТО ПОСЛЕ БИТВЫ?
 
ВБ: - Когда США с помощью своих ракет перемелют всю иранскую оборонную инфраструктуру, каким будет логический конец операции?
 
ИК: - Тут может быть несколько сценариев. Один из них - Иран запросит перемирия на тех или иных политических условиях и откажется от реализации атомной программы полностью. У Ирана вырвут реальные или потенциально возможные ядерные клыки. И с претензиями Тегерана в качестве самостоятельного геополитического игрока будет покончено. Это одна ситуация. Вторая ситуация – Иран будет упорно противостоять США и пойдет на массовые диверсионные акции против американских объектов. В таком случае США просто будут бить иранцев до тех пор, пока не произойдут изменения в составе религиозного либо политического руководства страны. И новые лидеры сочтут для себя возможным вступить в переговоры с американцами на тех или иных условиях.
 
Один из авианосцев США готов в любой момент нанести удар по Ирану.
 
ВБ: - А дальше?
 
ИК: - А дальше будут задействованы так называемые демократические механизмы. В Иране очень мощная пятая колонна. Мы помним столкновения в Тегеране между правительственными правоохранительными органами и внутренней оппозицией. Там были многотысячные митинги, десятки тысяч человек выходили на улицы. Есть люди, которые хотят светский Иран, их не устраивают религиозные ограничения. Именно эти люди могут выступить движущей силой тех перемен и привода к власти новых политических сил в Иране в условиях, когда старое руководство будет либо ослаблено, либо уничтожено в ходе ракетно-бомбовых ударов.
 
ПОЗИЦИЯ РОССИИ И С-300
 
ВБ: - Какую позицию в этой ситуации может занимать Россия?
 
ИК: - В условиях, когда Россия вступает в президентский предвыборный цикл, очевидно, что мы не будем оказывать прямую военную помощь Ирану. При всем уважении к Ирану, он не является нашим союзником. Это партнер. Важный, нужный. Но это не член Организации Договора о коллективной безопасности, за которого мы должны вступиться. Поэтому Иран будет вынужден решать проблемы своей обороны самостоятельно. Другое дело, что политическая поддержка со стороны России будет оказана. И мы видим сегодня, что российский МИД активен, делает много, чтобы попытаться эту ирано-американскую конфронтацию от силового сценария отвести. С одной стороны, ведется диалог с Западом, чтобы исключить военные акции. С другой стороны, идет обращение к Тегерану с предложением начать новый диалог по иранской ядерной программе для того, чтобы избежать опасного нагнетания событий. Но судя по тому, какие заявления делает наш МИД в последние дни, там растет ощущение, что война против Ирана неизбежна.
 
ВБ: - Как вам известно, в свое время у Ирана была попытка закупить у нас партию зенитных ракетных систем ПВО - С-300. Но под нажимом США и Израиля сделка не состоялась. А если все бы получилось, то как это могло повлиять ход и исход зреющей войны?
 
ИК: - Американцы – прагматики. Они считают соотношение потенциалов и возможные потери, прогнозируют ход и продолжительность боевых действий. Если бы Иран создал комплексную систему противовоздушной обороны, которая включала бы в себя дальнобойные системы, такие как С-300 ПМУ2 "Фаворит", ЗРК средней дальности "Бук-М2Э", "увязал" все это автоматизированными системами управления, обеспечил бы наличие защищенных командных пунктов, способных управлять всей этой группировкой, если бы были развернуты мощные радиолокационные станции, помехоустойчивые, для контроля воздушного пространства, то в этих условиях Иран представлял бы очень твердый орешек для США. И американцы либо были вынуждены массированно наращивать свои возможности для того, чтобы вступить в военный конфликт с Ираном, либо они были бы вынуждены прибегнуть чисто к экономическим методам воздействия, но опасались бы вступить в боевые действия.
 
Беда Ирана в том, что после снятия санкций в 2000 году с него и выхода России из сделки "Гор – Черномырдин", Тегеран не использовал так называемое окно возможностей. А по времени оно было очень небольшое. Вместо того, чтобы сразу заплатить нам за С-300 и получить в течение двух-трех лет это оружие, Иран начал затяжные торговые переговоры. Его не устраивали наши цены. Но это не восточный базар. Оружие надо брать одномоментно. А они торговались. После того, как были согласованы условия контрактов, вместо того, чтобы сразу закупить, они сказали: проведите нам на полигоне Ашулук учения. Смоделируйте налет на Иран американских средств воздушного поражения. А мы посмотрим, как ваши комплексы ПВО все это сбивают. Посмотрели – все увиденное иранцев очень впечатлило. И только после этого они подписали контракты. Но на их выполнение требуется время. А когда настал период отгрузки, изменилась политическая ситуация. И Россия была вынуждена пойти на антииранские санкции, которые были одобрены в Совете Безопасности ООН. Получилось, что Тегеран наказал сам себя.
 
ВБ: - А если бы сделка состоялась, то как это повлияло бы это на тактику ведения войны со стороны США?
 
ИК: - О, многое поменялось бы! Вспомните Вьетнам – это единственный пример, когда США были вынуждены отступить. Почему? Да мы тогда поставляли Вьетнаму самое новейшее советское оружие, включая комплексы противовоздушной обороны. Людские потери для США стали неприемлемыми. Поэтому янки и убрались оттуда не солоно хлебавши!
 
А все те войны, которые вели американцы в последние годы, были против стран, которые обладали слабой ПВО. Что было у Ирака, Югославии, Ливии? В основном их ПВО относилось к образцам 60-70-х годов. Это системы С-200, С-125, С-75. А новые наши средства ПВО создали бы новую боевую реальность. У американцев нет практического опыта нападения на страну, которая оснащена современной системой ПВО. И здесь могли бы быть самые разные неожиданности.
 
Дело в том, что для американцев очень важен фактор человеческих потерь. Они на это очень чувствительно реагируют. Грубо говоря, 20-30 одномоментно сбитых самолетов, погибших летчиков – это вызвало бы целую волну запросов в адрес Пентагона со стороны Конгресса США. И в результате американское общественное мнение было бы взбудоражено. А в условиях, когда потерь практически нет, руки у Пентагона развязаны.
 
О ЧЕМ МЕЧТАЕТ ИЗРАИЛЬ?
 
ВБ: - Уже ясно, что Израиль в этом зреющем конфликте - самый желанный союзник США. Насколько глубоко он сможет участвовать в боевых действиях?
 
ИК: - Для Израиля Иран – главный геополитический и военный противник. Это консенсусное мнение всех израильских политических элит. Возможная акция США – это вещь, которую в Израиле будут приветствовать и поддерживать всеми возможными способами. Есть несколько вариантов позиции Израиля. Это совместная американо-израильская воздушная наступательная операция в атаке против Ирана. Но Израиль к этой операции подключится не на первой фазе, а когда будет уничтожена иранская ПВО, чтобы не получить серьезных потерь для своих ВВС.
 
Второй вариант. Если все-таки в случае агрессии со стороны США против Ирана Тегеран нанесет или попытается нанести ракетные удары по Израилю, а это более чем вероятно, здесь Израиль может ограничиться сначала укреплением своей системы ПВО-ПРО, дальше активно участвовать в военной акции уже по праву страны, на которую было совершено нападение. Но я думаю, для Израиля сегодня не менее важно продолжать уничтожать ключевых фигур иранской ядерной программы. "Моссад" - очень квалифицированная спецслужба, которая во многом основана на традициях и опыте 4-го управления НКВД, которым руководил генерал Павел Судоплатов. Это управление в основном проводило операции по уничтожению противников СССР за рубежом. Учитывая, что в свое время ряд офицеров-евреев из системы НКВД были откомандированы в молодое государство Израиль для оказания помощи в становлении разведки и контрразведки, можно сказать: израильская школа спецслужб во многом основана на советском опыте ликвидации врагов государства.
 
Так что взрывы ключевых фигур иранской ядерной программы – характерный почерк "Моссад". Взрывают не только ядерщиков, но и генералов Корпуса стражей исламской революции, которые курируют ядерные программы. В Иране действует достаточно мощная израильская агентура. В этой работе Израиль тесно координирует свои действия и с американским ЦРУ, и, возможно, с британской МИ-6. Поскольку это очень мощные спецслужбы, которые в англосакском разведывательном тандеме поддерживают и дополняют друг друга.
 
СООТНОШЕНИЕ СИЛ
 
ВБ: - Насколько серьезный ущерб иранская армия может нанести американской группировке?
 
ИК: - Может идти речь о том, что Иран потопит от трех до пяти американских боевых кораблей. Речь, разумеется, не идет об авианосцах – они иранцам не по зубам. Но корабли сопровождения могут стать реальными мишенями и целями для иранских ударов, прежде всего с помощью противокорабельных ракет. Иранская авиация, как представляется, не сможет покинуть воздушное пространство страны. Потому что у американцев есть самолеты ДРЛО, которые осуществляют наведение и целеуказание для истребителей палубной авиации. Любой иранский самолет, который попытается атаковать цели за пределами национальной территории, будет уничтожен. Здесь у американцев подавляющее преимущество. Кроме того, ими будут использованы и системы радиоэлектронного подавления.
 
Иран располагает старым парком самолетов, очень разношерстным. Там есть и российские МиГ-29, и американские F-14. Американская палубная авиация представлена истребителями F-18 "Хорнет" и "Супер Хорнет" - это эффективные образцы боевой авиации.
 
ВБ: - Но ведь иранские генералы уже намекают и на "несимметричные" удары по противникам...
 
ИК: - Если Иран прибегнет к диверсионным акциям, здесь ущерб для противника может быть значительным. Полагаю, такие акции будут использованы в том числе с помощью шахидов для того, чтобы наносить удар и по посольствам США в регионе, и против американских военных баз. Будут предприняты атаки на легких суденышках, которые могут стать живыми брандерами. Здесь за счет асимметричных мер Иран может достаточно сильно потрепать американцев и их союзников. Плюс, очевидно, будет инициирована волна терактов внутри самого Израиля. Потому что "Хамас", "Хизбалла" будут соответствующим образом мотивированы Тегераном. Плюс возможность дестабилизации ситуации в Ираке, где Иран имеет определенные рычаги воздействия на своих религиозных единоверцев.
 
ВБ: - А территорию США, Англии вы не исключаете?
 
ИК: - Скорее всего, там такие акции Ирана будут безуспешны. Потому что иранские дипломаты находятся под постоянным наблюдением ФБР на территории США и МИ-5 на территории Великобритании. Любые попытки создать "спящие" диверсионные ячейки заранее обречены на провал. И США, и Великобритания будут вне сферы досягаемости потенциальных шахидов или иранских диверсантов.
 
ЗАДИРЫ И МИРОТВОРЦЫ
 
ВБ: - Есть ли сегодня в мире страна, которая могла бы пролить холодный душ на горячие американские и иранские головы и остановить войну?
 
ИК: - Сегодня это только два мировых игрока – Россия и Китай.
 
ВБ: - И какими способами они могли бы это сделать?
 
ИК: - Прежде всего дипломатическими. Потому что если даже начнется война, Россия не будет втягиваться в эту войну. Китай тоже не будет. Потому что есть понятие национальных интересов. В этих условиях воевать за интересы Ирана никто не станет. Другое дело, что произойдут тектонические подвижки в мировой геополитике. Иран – один из центров реального сопротивления США. Прежде всего - идеологического, подпитанного финансовыми возможностями. Иран активно пытается влиять не только в странах региона, но и в более глобальном масштабе. Финансы есть, есть амбиции, есть желание, есть политическая воля противостоять США.
 
Давайте посмотрим, кто еще сегодня способен противостоять США? Уго Чавес, с определенными оговорками. И все. Ну, Куба традиционно. Хотя мы понимаем, что в военном отношении Куба слаба. Да по большому счету, Чавес тоже. Реально два игрока – Россия и Китай, кто если не по военной мощи, то по ядерному потенциалу может каким-то образом конкурировать с США и представлять для них реальную угрозу. Больше никто в мире пока не сможет реально противостоять американцам.
 
ВБ: - Иран – исламская страна. Как отреагирует исламский мир на то, что Америка наказывает еще одного своего непослушника?
 
ИК: - Мы видели, как реагировала Лига арабских государств на события в Ливии – фактически они потворствовали агрессорам. Как ЛАГ сейчас реагирует на Сирию? Госдеп США просто так хлеб не ест. Американские посольства, послы, резидентуры ЦРУ работают как часы. Я думаю, что у США в исламском мире все схвачено по большому счету.
 
У Ирана очень много врагов. В том числе в арабском мире. Те же Саудовская Аравия, ОАЭ, монархии в зоне Персидского залива – все очень не любят Иран. Не любят Тегеран и талибы. Потому что Иран боролся с угрозой исламского фундаментализма. Он обеспечивал наши тылы на Северном Кавказе. С территории Ирана не было ни финансирования, ни других видов поддержки чеченских сепаратистов. И мы должны это помнить. А что будет после смены режима в Тегеране? Ситуация для нас может быть очень плохой.
 
ВБ: - Определенные преференции получит Россия как нефтедобывающая и экспортирующая страна...
 
ИК: - Да, вырастут цены на нефть, скажем, до 200 долларов за баррель. Но это будет кратковременный эффект. Потому что цены на "черное золото" после того, как ситуация с Ираном войдет в русло урегулирования, однозначно упадут. Да, Россия получит лишних 10-15 млрд. долларов. Но потеряем мы гораздо больше в глобальном геополитическом раскладе, если Иран будет уничтожен или там произойдет смена власти.
 
ВБ: - Известно, что в свое время Северная Корея делилась технологиями производства оперативно-тактических ракет с Ираном. Не может ли она тоже вдруг оказаться на этой ближневосточной сцене? Ирану северокорейцы не окажут никакой помощи?
 
ИК: - "Счастье" Северной Кореи в том, что у них есть ядерное оружие. И никто не знает, в каком количестве и как она может это оружие использовать. Ну, а насчет помощи Ирану, - нет, думаю, не окажут. КНДР оказывала Ирану раньше помощь в экспорте ракетных технологий. Но тайны ядерного оружия переданы не были. Поэтому Иран технологически сейчас даже не готов к первой фазе создания реальной атомной бомбы. У них просто нет возможностей.
 
ВБ: - А помощь людьми?
 
ИК: - А что толку? Они не ускорят атомные программы Ирана. Для этого нужна предельная концентрация всех возможностей государства. Это возможно в условиях централизованной экономики и жесткого режима внутри страны. Сегодня Иран не так монолитен, как Северная Корея. В Иране оппозиция достаточно влиятельная. Есть люди, которые готовы перехватить власть и дальше договариваться на тех или иных условиях с США о том, чтобы Иран снова был встроен в мировую экономическую и политическую систему. А Северная Корея – это изгой.
 
Как это может быть (карта возможных боевых действий). Кликните для увеличения.
 
ЧЕГО ДОБИВАЮТСЯ АМЕРИКАНЦЫ
 
ВБ: - Что является стратегической целью США в войне с Ираном?
 
ИК: - Смена нынешнего политического режима в Тегеране, уничтожение иранского ракетного и ядерного потенциала. Иран тоже не ждет, сложа руки. Все атомные и ракетные производства находятся в горных штольнях. Но спутниковая разведка США существует для того, чтобы их вскрывать.
 
Основные и запасные входы и тоннели будут подорваны американскими бомбами, обладающими большой проникающей способность. Они просто закупорят эти производства. И либо эти производства остановятся, а люди погибнут, либо эвакуируются через какие-то другие выходы. Но с технической точки зрения, даже не имея возможность разрушить эти подземные заводы, американцы просто заблокируют все выходы и тоннели. Сегодня решающий фактор – это военно-техническое превосходство США. За счет появления новых высокоточных видов оружия.
 
ВБ: - Получается, что будет не война, а избиения беспомощного щенка?
 
ИК: - Нет, это далеко не так. Иран будет огрызаться, и достаточно сильно. Но в итоге его разгромят. Другое дело, что будет потом. Мы помним, что американцы, завоевав Ирак и Афганистан, дальше столкнулись с масштабной партизанской войной. Поэтому наученные таким опытом, вводить свои войска на территорию Ирана они не будут. Это обернется тысячами гробов под звездно-полосатым флагом, что для армии США неприемлемо в принципе.
 
Тактика США будет комплексная. Сначала экономическая удавка на горле Ирана. Если Иран попробует перекрыть Ормузский пролив, начнутся боевые действия. И дальше США будут способствовать созданию условий для смены политической системы, существующего режима.
 
ВБ: - Каким вы видите Иран после завершения операции?
 
ИК: - Я вижу Иран государством, которое уже не будет обладать прежними амбициями, политической волей и желанием участвовать в мировой геополитике качестве реального цента сопротивления США.
 
ВБ: - Это будет страна без ядерного оружия?
 
ИК: - Однозначно. Страна без ядерного и ракетного оружия.
 
ВБ: - И с марионеточным правительством?
 
ИК: - Я думаю, что это будет правительство прагматиков, которое просто пожелает встроиться в новые реалии. И при этом получать 90-95 % от иранского национального нефтяного пирога. Ведь компрадорская буржуазия есть в любой стране, она не меняет своей сути. Если режим аятолл сметут, на сцену выйдут новые политические игроки. Другое дело, что, возможно, Иран может стать ареной внутренних вооруженных разборок уже между новыми властями и той частью иранского общества, для которой отказ от фундаментальных ценностей исламской революции будет абсолютно неприемлем. Ведь определенная часть населения ментально поддерживает тот режим, который сегодня существует в Иране.
 
А для внешних игроков это будет показательным примером того, что надо укреплять свои вооруженные силы. И прежде всего ядерный потенциал. Чтобы иметь ту дубинку, с помощью которой, если США полезут к тебе, можно будет ударить их очень сильно и очень больно.
 
Для России это будет особенно актуальным, учитывая то, что произойдут изменения в геополитических раскладах на Каспии, который мы считаем зоной своих жизненных интересов. И где, к сожалению, если сменится режим в Иране, нас ничего хорошего в дальнейшем не ждет – туда придут США.
 
ВБ: - Говорят, в иранской оппозиции есть выпускники школ ЦРУ?
 
ИК: - Это расхожий термин. Это не агенты в прямом смысле. Это люди, ментально обработанные. И у них нет религиозного либо какого-то еще драйва противостоять США. Им проще договориться, встроиться в систему новых международных экономических отношений и вести жизнь рантье путем стрижки нефтяных купонов.
 
ВБ: - Изменится ли исламский мир, если случится эта война?
 
ИК: - Да, изменится. И очень серьезно. И в первую очередь произойдут изменения в регионе Ближнего и Среднего Востока. Это изменит очень серьезно современный ислам. Я думаю, он будет все более и более политизирован. Произойдет деление на тех, кто будет использовать исламские лозунги для борьбы с "неверными" и с Западом, с одной стороны. А с другой стороны, это будет ислам, который будет готов к коллаборационизму путем сотрудничества с Западом.
 
ВБ: - Что потеряет и что приобретет Россия в случае американо-иранской войны?
 
ИК: - В случае такой войны и успеха США для России последствия с точки зрения геополитики будут крайне негативными. Иран был государством, которое не искало конфронтации с Россией и не создавало нам проблем. Ни наркотиков, ни терроризма, ничего оттуда к нам не шло. Что может там произойти после смены режима, мы можем увидеть на примере Афганистана, когда туда вошли американцы.
 
ЗНАКОМЫЕ СЦЕНАРИИ
 
ВБ: - Что общего в действиях натовской группировки и США в Югославии, Ливии, Ираке, Афганистане?
 
ИК: - Прежде всего это роль высокоточного оружия и средств разведки. Это новые высокотехнологичные боевые действия. Это решение задач ведения войны на новых технологических и организационных принципах. Это не классика времен второй мировой войны. А у нас во многом ментальность еще основана на тех операциях, которые проводили выдающиеся советские полководцы. Но они проводили эти операции в тех условиях и с тем оружием, которое было тогда. А все меняется. Новое оружие меняет способы и формы ведения войны.
 
ВБ: - А есть какие-то общие политические алгоритмы, принципы, которые будут использовать США по отношению к Ирану - так же, как они использовали их в странах, где воевали?
 
ИК: - Целью в отношении Югославии ставилась дезинтеграция. В отношении Ливии такая задача была уже не актуальной. В Афганистане такая задача также не ставилась, как и в Ираке. Набор политических алгоритмов обусловлен ситуацией в конкретной стране. Потому что интересы США в каждом регионе разные. Дезинтеграция Ирана - не в интересах США. Но сменить власть, вырвать ядерные и ракетные клыки у Ирана – это то, что надо американцам.
 
ВБ: - Там, где повоевали США или НАТО, посажены правительства, которые поглядывают на Вашингтон. В данном случае будет ли в Иране правительство, которое будет ориентировано на США?
 
ИК: - Я не думаю, что это будет однозначно прозападное правительство. Это будет правительство прагматиков. Людей, которые будут достаточно цинично и прагматично смотреть на отношения с США. Для них будет важно переформатирование иранского общества в более открытый светский режим. Будет стоять задача внутренней модернизации. Потому что народ невозможно держать в черном теле. Другое дело, что путь к реальному национальному ракетному и ядерному военному потенциалу для Ирана будет закрыт навсегда.
 
ВБ: - Сколько вы ставите в процентом отношении на то, что война будет?
 
ИК: - 70 % на то, что будет война. 30 % - на то, что удастся ее избежать. 30 % за мирное разрешение кризиса – это достаточно много. Так что шанс решить иранскую проблему за столом переговоров теоретически пока еще сохраняется.
 
Об этом пишет "Комсомольская правда", как передает www.centrasia.ru.
 

 



© 1998 — 2019, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-33815
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 24 октября 2008 г.
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (http://www.oilru.com/) обязательна.
Июль 2019
пн вт ср чт пт сб вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
Август 2019
пн вт ср чт пт сб вс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Сентябрь 2019
пн вт ср чт пт сб вс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930