Вы не авторизованы...
Вход на сайт
Сегодня 22 октября 2018 года, понедельник , 23:36:54 мск
Общество друзей милосердия
Опечатка?Выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter
 
Контакты Телефон редакции:
+7(495)640-9617

E-mail: nr@oilru.com
 
Сегодня сервер OilRu.com - это более 1278.91 Мб информации:

  • 540786 новостей
  • 5112 статей в 168 выпусках журнала НЕФТЬ РОССИИ
  • 1143 статей в 53 выпусках журнала OIL of RUSSIA
  • 1346 статей в 45 выпусках журнала СОЦИАЛЬНОЕ ПАРТНЕРСТВО
Ресурсы
 

Этика фондового пузыря

 
Иван Рогожкин
11.01.2008

Средства массовой информации регулярно обсуждают вопросы о том, можно ли заранее прогнозировать надувание пузырей на фондовом рынке и что делать, чтобы минимизировать разрушительный эффект от их схлопывания. Центральных банкиров и государственных чиновников весьма беспокоит проблема, как сократить время последующего восстановления экономики. А оно в худших случаях может быть, мягко говоря, немалым. Великая Депрессия в США, например, длилась более десятилетия. Биржевые индексы вернулись к прежним уровням уже после Второй Мировой Войны. Япония до сих пор не справилась с последствиями гигантского фондового пузыря Хейсей, достигшего пика в 1989 г. Индекс NIKKEI никак не доберется даже до половины прежнего рекорда!




Алан Гринспен (слева) и Жан-Клод Трише (фото из Нью-Йорк Таймс)


На мой взгляд, предлагаемые сегодня подходы к регулированию экономики грешат своей механистичностью. В арсенале инструментов управления числятся базовые процентные ставки по кредитам, налоговая нагрузка компаний и частных лиц, государственные расходы и другие монетарные и фискальные методы. Считается, что достаточно подкрутить пару-тройку подобных «винтиков» и рыночный механизм тут же заработает, как часы. Глубинная психология населения, самым непосредственным образом задействованного в народном хозяйстве, при этом обычно игнорируется.

Если же полнее учесть животрепещущий человеческий фактор, проблема обнаружит новые грани. Вспомните 1990-е, когда в мире надувался пузырь в компьютерной сфере. Население обнаружило, что инженеры-электронщики и программисты крайне востребованы, получают приличные деньги и весьма неплохо живут. Работа престижная и непыльная, а у самых одаренных есть перспектива переехать в легендарную Кремниевую долину. Осознание этих фактов постепенно овладевало массами. Все больше молодых людей, привлеченных перспективой карьеры в компьютерной сфере, выбирали такую стезю и поступали в соответствующие институты. И вдруг в 2000 г. компьютерный пузырь оглушительно лопнул. Бросили ли молодые люди учебу? Перевелись ли на другие, более перспективные факультеты? Скорее всего, нет. Большинство закончили вузы, устроились на фирмы, поработали несколько лет и, возможно, лишь недавно осознали, что своей голубой мечты не достигли, а поезд ушел.

Индивидуальная этика и картина мира, ведущие нас по жизни, формируются не днями и не месяцами, а годами. А еще мы подвержены влиянию общественного сознания и подсознания, которые настолько инерционны, что напоминают тяжело груженый железнодорожный состав. (Возможно, вы знаете, что разогнанный поезд может по инерции промчаться не одну сотню километров.) Вот пример: десятилетия голодной жизни давно уже позади, во весь рост встала проблема лишнего веса, но до сих общественное подсознание диктует нам: «Гостя нужно накормить до отвала».

В начале 1990−х годов, во времена расцветающего кооперативного движения и начала «палаточного» капитализма, многие мои знакомые-инженеры воротили носы от очевидно прибыльной торговли. «Я инженер-разработчик, а не торгаш», − гордо заявляли они. И продолжали по этическим соображениям прозябать в разваливающихся государственных НИИ. Прочно укорененная в общественном сознании неприязнь к профессии продавца прошла лишь лет через десять.

Сейчас на планете разворачивается полномасштабный финансовый кризис (естественный итог для надутого за последние десятилетия гигантского кредитного пузыря, о котором постоянные читатели нашей рубрики «Реплика» отлично осведомлены). Снижается ли статус профессий банкира и финансиста? Пока нет. Думаю, этот процесс по серьезному пойдет лет через пять. Кстати, в 1970-е годы профессия банкира не считалась престижной (об этом пишет Джордж Сорос в книге «Алхимия финансов»). Смею вас уверить, в следующем десятилетии на банковских работников снова будут смотреть с явным неодобрением.

Каждый крупный пузырь, надувающийся в народном хозяйстве, меняет (порой калечит) судьбы тысяч и даже миллионов людей. В серьезные кризисы из продуктивной жизни выпадают целые поколения, их потом называют «потерянными». Как пишет бизнес-журнал «Эксперт», для многих японцев это выражение имеет вовсе не метафорический смысл. В конце 1990−х число самоубийств в стране превысило 300 тыс. в год (свыше 800 человек в день!), вдвое превзойдя уровень начала 1970−х. Значительная часть из них была связана с банкротствами работодателей или невозможностью рассчитаться с долгами.

Экономика тесно завязана на этику, и потому монетарные власти должны отвечать, в первую очередь, за моральный климат в обществе и лишь во вторую − за проценты инфляции, денежные агрегаты и другие экономические показатели. Бывает, денежная политика Центробанка такова, что ликвидность течет рекой, а потому граждане в массовом порядке бросают добросовестную работу и пускаются в спекуляции на товарном, фондовом или жилищном рынке. С чисто человеческой точки зрения, в таких случаях ответственных государственных лиц нужно судить за массовое моральное растление населения.

Ущерб для экономики банкротствами и спекуляциями не ограничивается. Растущий пузырь засасывает драгоценные ресурсы, нужные другим отраслям. Так, нефтяные компании всего мира сегодня остро чувствуют нехватку инженерных кадров, поскольку талантливые молодые люди в конце прошлого века рядами и колоннами шли в хайтек и финансовую сферу.

Сегодня между ключевыми фигурами монетарного мира идет спор о фондовых пузырях. Бывший глава ФРС Алан Гринспен заявляет, что пузыри нельзя надежно идентифицировать до того, как они войдут в финальную стадию (маниакального роста). Руководитель Центрального банка Европы Жан-Клод Трише считает, что пузыри можно и нужно распознавать на ранних стадиях – с тем, чтобы мягкими мерами корректировать накапливающиеся дисбалансы и предотвращать злокачественное перерождение экономики. В свете вышесказанного позиция г-на Трише выглядит более здравой, чем позиция Гринспена.



0

 

 
Рейтинг@Mail.ru   


© 1998 — 2018, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-51544
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 2 ноября 2012 г.
Все вопросы по функционированию сайта вы можете задать вебмастеру
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (http://www.oilru.com/) обязательна.
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются на портале oilru.com, может не совпадать с мнением редакции.
Время генерации страницы: 0 сек.

Этика фондового пузыря

Иван Рогожкин
11.01.2008

Средства массовой информации регулярно обсуждают вопросы о том, можно ли заранее прогнозировать надувание пузырей на фондовом рынке и что делать, чтобы минимизировать разрушительный эффект от их схлопывания. Центральных банкиров и государственных чиновников весьма беспокоит проблема, как сократить время последующего восстановления экономики. А оно в худших случаях может быть, мягко говоря, немалым. Великая Депрессия в США, например, длилась более десятилетия. Биржевые индексы вернулись к прежним уровням уже после Второй Мировой Войны. Япония до сих пор не справилась с последствиями гигантского фондового пузыря Хейсей, достигшего пика в 1989 г. Индекс NIKKEI никак не доберется даже до половины прежнего рекорда!




Алан Гринспен (слева) и Жан-Клод Трише (фото из Нью-Йорк Таймс)


На мой взгляд, предлагаемые сегодня подходы к регулированию экономики грешат своей механистичностью. В арсенале инструментов управления числятся базовые процентные ставки по кредитам, налоговая нагрузка компаний и частных лиц, государственные расходы и другие монетарные и фискальные методы. Считается, что достаточно подкрутить пару-тройку подобных «винтиков» и рыночный механизм тут же заработает, как часы. Глубинная психология населения, самым непосредственным образом задействованного в народном хозяйстве, при этом обычно игнорируется.

Если же полнее учесть животрепещущий человеческий фактор, проблема обнаружит новые грани. Вспомните 1990-е, когда в мире надувался пузырь в компьютерной сфере. Население обнаружило, что инженеры-электронщики и программисты крайне востребованы, получают приличные деньги и весьма неплохо живут. Работа престижная и непыльная, а у самых одаренных есть перспектива переехать в легендарную Кремниевую долину. Осознание этих фактов постепенно овладевало массами. Все больше молодых людей, привлеченных перспективой карьеры в компьютерной сфере, выбирали такую стезю и поступали в соответствующие институты. И вдруг в 2000 г. компьютерный пузырь оглушительно лопнул. Бросили ли молодые люди учебу? Перевелись ли на другие, более перспективные факультеты? Скорее всего, нет. Большинство закончили вузы, устроились на фирмы, поработали несколько лет и, возможно, лишь недавно осознали, что своей голубой мечты не достигли, а поезд ушел.

Индивидуальная этика и картина мира, ведущие нас по жизни, формируются не днями и не месяцами, а годами. А еще мы подвержены влиянию общественного сознания и подсознания, которые настолько инерционны, что напоминают тяжело груженый железнодорожный состав. (Возможно, вы знаете, что разогнанный поезд может по инерции промчаться не одну сотню километров.) Вот пример: десятилетия голодной жизни давно уже позади, во весь рост встала проблема лишнего веса, но до сих общественное подсознание диктует нам: «Гостя нужно накормить до отвала».

В начале 1990−х годов, во времена расцветающего кооперативного движения и начала «палаточного» капитализма, многие мои знакомые-инженеры воротили носы от очевидно прибыльной торговли. «Я инженер-разработчик, а не торгаш», − гордо заявляли они. И продолжали по этическим соображениям прозябать в разваливающихся государственных НИИ. Прочно укорененная в общественном сознании неприязнь к профессии продавца прошла лишь лет через десять.

Сейчас на планете разворачивается полномасштабный финансовый кризис (естественный итог для надутого за последние десятилетия гигантского кредитного пузыря, о котором постоянные читатели нашей рубрики «Реплика» отлично осведомлены). Снижается ли статус профессий банкира и финансиста? Пока нет. Думаю, этот процесс по серьезному пойдет лет через пять. Кстати, в 1970-е годы профессия банкира не считалась престижной (об этом пишет Джордж Сорос в книге «Алхимия финансов»). Смею вас уверить, в следующем десятилетии на банковских работников снова будут смотреть с явным неодобрением.

Каждый крупный пузырь, надувающийся в народном хозяйстве, меняет (порой калечит) судьбы тысяч и даже миллионов людей. В серьезные кризисы из продуктивной жизни выпадают целые поколения, их потом называют «потерянными». Как пишет бизнес-журнал «Эксперт», для многих японцев это выражение имеет вовсе не метафорический смысл. В конце 1990−х число самоубийств в стране превысило 300 тыс. в год (свыше 800 человек в день!), вдвое превзойдя уровень начала 1970−х. Значительная часть из них была связана с банкротствами работодателей или невозможностью рассчитаться с долгами.

Экономика тесно завязана на этику, и потому монетарные власти должны отвечать, в первую очередь, за моральный климат в обществе и лишь во вторую − за проценты инфляции, денежные агрегаты и другие экономические показатели. Бывает, денежная политика Центробанка такова, что ликвидность течет рекой, а потому граждане в массовом порядке бросают добросовестную работу и пускаются в спекуляции на товарном, фондовом или жилищном рынке. С чисто человеческой точки зрения, в таких случаях ответственных государственных лиц нужно судить за массовое моральное растление населения.

Ущерб для экономики банкротствами и спекуляциями не ограничивается. Растущий пузырь засасывает драгоценные ресурсы, нужные другим отраслям. Так, нефтяные компании всего мира сегодня остро чувствуют нехватку инженерных кадров, поскольку талантливые молодые люди в конце прошлого века рядами и колоннами шли в хайтек и финансовую сферу.

Сегодня между ключевыми фигурами монетарного мира идет спор о фондовых пузырях. Бывший глава ФРС Алан Гринспен заявляет, что пузыри нельзя надежно идентифицировать до того, как они войдут в финальную стадию (маниакального роста). Руководитель Центрального банка Европы Жан-Клод Трише считает, что пузыри можно и нужно распознавать на ранних стадиях – с тем, чтобы мягкими мерами корректировать накапливающиеся дисбалансы и предотвращать злокачественное перерождение экономики. В свете вышесказанного позиция г-на Трише выглядит более здравой, чем позиция Гринспена.



© 1998 — 2018, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-33815
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 24 октября 2008 г.
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (http://www.oilru.com/) обязательна.
Добро пожаловать на информационно-аналитический портал "Нефть России".
 
Для того, чтобы воспользоваться услугами портала, необходимо авторизоваться или пройти несложную процедуру регистрации. Если вы забыли свой пароль - создайте новый.
 
АВТОРИЗАЦИЯ
 
Введите Ваш логин:

 
Введите Ваш пароль: