Здравствуйте, !
Сегодня 23 сентября 2019 года, понедельник , 12:22:16 мск
Общество друзей милосердия
Опечатка?Выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter
 
Контакты Телефон редакции:
+7(495)640-9617

E-mail: welcome@oilru.com
 
Сегодня сервер OilRu.com - это более 1277,22 Мб информации:

  • 539920 новостей
  • 5112 статей в 168 выпусках журнала НЕФТЬ РОССИИ
  • 1143 статей в 53 выпусках журнала OIL of RUSSIA
  • 1346 статей в 45 выпусках журнала СОЦИАЛЬНОЕ ПАРТНЕРСТВО
Ресурсы
 
Rambler's Top100
Я принимаю Яндекс.Деньги

Пустышка экономического роста

 
Аласдир Маклеод (financeandeconomics.org)
Правительства ориентируются на фальшивый показатель
09.03.2012

Для любого правительства наиболее важная цель – достичь экономического роста в стране. Экономический рост приносит занятость и налоговые поступления, необходимые для финансирования работы самого правительства. Это основной фокус любого экономического планирования. Неудивительно, что так много внимания сегодня уделяется совершенствованию статистики, необходимой для численной оценки всего, что только может способствовать достижению поставленной цели. Более того, «независимая» монетарная политика центральных банков в последние годы была перенацелена с контроля инфляции на стимулирование экономического роста. Практически все экономисты в развитых странах знают и поддерживают эту цель, хотя и не всегда сходятся в мнениях насчёт наилучших способов её достижения. При этом, что забавно, правительствам никак не удаётся достичь поставленной цели, и сегодня многие беспокоятся, что, урезая государственные расходы, мы столкнём себя в ещё более глубокую яму рецессии.

Возникает вопрос: насколько правильно мыслить в терминах роста или сокращения экономики? Отметим, что это наиболее распространённый на сегодня, кейнсианский подход. Он подразумевает, что интервенции государства позитивны, поскольку способны дать положительный эффект для экономики. Увы, при внимательном рассмотрении это предположение оказывается совершенно ошибочным. Потому что экономика, которая успешно предоставляет людям действительно нужные им продукты и услуги, развивается в неплановом, случайном ключе. Она представляет собой сумму действий многочисленных предпринимателей, верящих, что их продукты и услуги будут востребованы.

Свободный рынок силён случайностью действий своих участников, которая приводит к улучшению условий существования человечества. Объём рынка растёт только в том случае, если растут факторы производства (добыча сырья, трудовые ресурсы и капитальное оборудование). Распределение ресурсов на свободном рынке определяется ожиданиями многочисленных предпринимателей насчёт потребностей и желаний людей. И когда правительства вмешиваются в этот продуктивный хаос, они уничтожают фактор случайности, направляя действия многочисленных субъектов экономики в одну сторону.

Результатом развития свободного рынка всегда были разрушительные циклы подъёма/спада. Сегодня правительства стараются упорядочить случайное ради устранения этих циклов и достижения постоянного роста, и на небольших промежутках времени кажется, что у них это получается. Но не приходится долго ждать, пока скоординированные действия субъектов экономики взвинчивают цены, поскольку дополнительные производственные факторы становятся доступны только при повышенных уровнях цен. Повышение цен неизбежно влечёт за собой рост процентных ставок по кредитам, пока те предприниматели, которые купились на искусственно удешевлённые кредиты, не закроют свои проекты и не понесут убытки. Экономическая теория предсказывает такой результат, практика его неизменно подтверждает, однако господствующие сегодня экономические школы постоянно его отвергают. В них не понимают, что интервенции со стороны государства приведут к успеху с такой же вероятностью, с какой вода потечёт в гору.

Но тогда возникает вопрос: можно ли без интервенций получить рост экономики? Логичный ответ на этот вопрос отрицательный. Свободный рынок при отсутствии внешних факторов не растёт. Он прогрессирует, а это совсем другой процесс. Он отбрасывает вещи, которые потребители уже не хотят, и производит вещи, которые с большой вероятностью будут востребованы. Он подстраивает цены на продукцию и услуги таким образом, чтобы они устраивали потребителя и в то же самое время позволяли производителю получать прибыль. Избыточное производство наказывается, а недостаточное вызывает конкуренцию. Никто не знает, что завтра приобретут потребители и сколько они захотят за это заплатить, миллионы случайно действующих предпринимателей в целом оказываются гениально догадливыми, поскольку тратят собственные время и деньги. Им приходится оценивать уровни спроса и цены на свою продукцию на период, который займут планирование, производство и маркетинг продукции. Это прогресс, а не рост. Прогресс предлагает при имеющихся ресурсах более качественные услуги и продукцию, чем были доступны вчера. Прогресс приводит к увеличению покупательной способности денег, создавая здоровую тенденцию к снижению цен. И когда цены снижаются, за те же деньги можно купить больше. А что делают правительства? Уничтожают такой прогресс в попытке заменить его статистическим ростом.

Статистики используют в первую очередь ВВП – главный показатель для измерения роста экономики. Но он ничего не измеряет, кроме количества денег в продуктивной экономике, да и то неидеально. При исчислении ВВП государственные расходы, которые по сути представляют непроизводительные затраты для экономики, суммируются с производством. Эффективные производители, например, LCD-телевизоров, которые со временем снижают цены на свою продукцию, видят, как их доля в экономике снижается, а те, кто поддерживают цены благодаря монопольному положению или субсидиям, сохраняют или даже увеличивают свои доли. Современная статистика показывает, что они якобы и создают экономический рост. Эта ошибка – результат недальновидного использования неадекватного денежного измерителя в дефективной концепции экономического роста. Так что ВВП и соответствующая статистика не измеряют прогресс. Скорей даже наоборот. А потому, ориентируясь на ВВП, правительства по факту поощряют экономическую регрессию.

Нам следует рассматривать ВВП не как показатель роста, а как индикатор количества денег, задействованных в экономике. Чтобы объяснить это, напомним, что при подсчёте ВВП суммируются производство, госрасходы и ценовые изменения. Давайте для упрощения картины положим, что дополнительные факторы производства при данном уровне цен недоступны, а потому развитие экономики возможно только путём перераспределения имеющихся факторов производства. Давайте также предположим, что государственные расходы и регулирование частного сектора с предыдущего учётного периода не изменились. При выполнении двух названных условий статистический рост экономики (за отсутствием физического роста) должен отражать изменение цен, которое, в свою очередь, определяется изменением количества денег в продуктивной экономике. Далее статистики, вычисляя «реальный» экономический рост (номинальный рост за вычетом заниженного официального уровня инфляции), делают скидки на некоторые эффекты монетарной инфляции. Следовательно, итоговый экономический рост по показателю ВВП – это отнюдь не рост. Это альтернативный способ измерения той монетарной инфляции, которая не была официально учтена.

Мы бы не стали всерьёз воспринимать попытки центральных планирующих органов манипулировать экономикой, если бы не возникало негативных последствий. Правительства обманывают насчёт роста экономики не только широкую публику, но и сами себя. Именно поэтому в разгар кризиса, который является результатом прежних интервенций, правительства оказались без инструментов для его разрешения. И сейчас государственные деятели кричат, что экономический рост, так необходимый для поддержания собираемости налогов и работы правительств, под угрозой урезания госрасходов. С точки зрения статистики, это верно: если срезать расходы на содержание государства и поддержание ненужных экономике процессов, ВВП упадёт. Но часто упускают из виду важный факт – что правительство, которое перестанет выкачивать ресурсы из частного сектора, на деле высвободит их для продуктивного использования предпринимателями, действующими на общее благо.

И это, в конечном итоге, есть наилучший способ разрешения нынешних экономических трудностей.

Февраль 2012 г.



0

 

 
Анонсы
Реплика: Великая миссия «Фейсбука»
Выставки:
Новости

 Все новости за сегодня
 Архив новостей

 Поиск:
  

 

 
Рейтинг@Mail.ru   


© 1998 — 2019, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-51544
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 2 ноября 2012 г.
Все вопросы по функционированию сайта вы можете задать вебмастеру
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (http://www.oilru.com/) обязательна.
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются на портале oilru.com, может не совпадать с мнением редакции.
Время генерации страницы: 0 сек.

Пустышка экономического роста

Аласдир Маклеод (financeandeconomics.org)
Правительства ориентируются на фальшивый показатель
09.03.2012

Для любого правительства наиболее важная цель – достичь экономического роста в стране. Экономический рост приносит занятость и налоговые поступления, необходимые для финансирования работы самого правительства. Это основной фокус любого экономического планирования. Неудивительно, что так много внимания сегодня уделяется совершенствованию статистики, необходимой для численной оценки всего, что только может способствовать достижению поставленной цели. Более того, «независимая» монетарная политика центральных банков в последние годы была перенацелена с контроля инфляции на стимулирование экономического роста. Практически все экономисты в развитых странах знают и поддерживают эту цель, хотя и не всегда сходятся в мнениях насчёт наилучших способов её достижения. При этом, что забавно, правительствам никак не удаётся достичь поставленной цели, и сегодня многие беспокоятся, что, урезая государственные расходы, мы столкнём себя в ещё более глубокую яму рецессии.

Возникает вопрос: насколько правильно мыслить в терминах роста или сокращения экономики? Отметим, что это наиболее распространённый на сегодня, кейнсианский подход. Он подразумевает, что интервенции государства позитивны, поскольку способны дать положительный эффект для экономики. Увы, при внимательном рассмотрении это предположение оказывается совершенно ошибочным. Потому что экономика, которая успешно предоставляет людям действительно нужные им продукты и услуги, развивается в неплановом, случайном ключе. Она представляет собой сумму действий многочисленных предпринимателей, верящих, что их продукты и услуги будут востребованы.

Свободный рынок силён случайностью действий своих участников, которая приводит к улучшению условий существования человечества. Объём рынка растёт только в том случае, если растут факторы производства (добыча сырья, трудовые ресурсы и капитальное оборудование). Распределение ресурсов на свободном рынке определяется ожиданиями многочисленных предпринимателей насчёт потребностей и желаний людей. И когда правительства вмешиваются в этот продуктивный хаос, они уничтожают фактор случайности, направляя действия многочисленных субъектов экономики в одну сторону.

Результатом развития свободного рынка всегда были разрушительные циклы подъёма/спада. Сегодня правительства стараются упорядочить случайное ради устранения этих циклов и достижения постоянного роста, и на небольших промежутках времени кажется, что у них это получается. Но не приходится долго ждать, пока скоординированные действия субъектов экономики взвинчивают цены, поскольку дополнительные производственные факторы становятся доступны только при повышенных уровнях цен. Повышение цен неизбежно влечёт за собой рост процентных ставок по кредитам, пока те предприниматели, которые купились на искусственно удешевлённые кредиты, не закроют свои проекты и не понесут убытки. Экономическая теория предсказывает такой результат, практика его неизменно подтверждает, однако господствующие сегодня экономические школы постоянно его отвергают. В них не понимают, что интервенции со стороны государства приведут к успеху с такой же вероятностью, с какой вода потечёт в гору.

Но тогда возникает вопрос: можно ли без интервенций получить рост экономики? Логичный ответ на этот вопрос отрицательный. Свободный рынок при отсутствии внешних факторов не растёт. Он прогрессирует, а это совсем другой процесс. Он отбрасывает вещи, которые потребители уже не хотят, и производит вещи, которые с большой вероятностью будут востребованы. Он подстраивает цены на продукцию и услуги таким образом, чтобы они устраивали потребителя и в то же самое время позволяли производителю получать прибыль. Избыточное производство наказывается, а недостаточное вызывает конкуренцию. Никто не знает, что завтра приобретут потребители и сколько они захотят за это заплатить, миллионы случайно действующих предпринимателей в целом оказываются гениально догадливыми, поскольку тратят собственные время и деньги. Им приходится оценивать уровни спроса и цены на свою продукцию на период, который займут планирование, производство и маркетинг продукции. Это прогресс, а не рост. Прогресс предлагает при имеющихся ресурсах более качественные услуги и продукцию, чем были доступны вчера. Прогресс приводит к увеличению покупательной способности денег, создавая здоровую тенденцию к снижению цен. И когда цены снижаются, за те же деньги можно купить больше. А что делают правительства? Уничтожают такой прогресс в попытке заменить его статистическим ростом.

Статистики используют в первую очередь ВВП – главный показатель для измерения роста экономики. Но он ничего не измеряет, кроме количества денег в продуктивной экономике, да и то неидеально. При исчислении ВВП государственные расходы, которые по сути представляют непроизводительные затраты для экономики, суммируются с производством. Эффективные производители, например, LCD-телевизоров, которые со временем снижают цены на свою продукцию, видят, как их доля в экономике снижается, а те, кто поддерживают цены благодаря монопольному положению или субсидиям, сохраняют или даже увеличивают свои доли. Современная статистика показывает, что они якобы и создают экономический рост. Эта ошибка – результат недальновидного использования неадекватного денежного измерителя в дефективной концепции экономического роста. Так что ВВП и соответствующая статистика не измеряют прогресс. Скорей даже наоборот. А потому, ориентируясь на ВВП, правительства по факту поощряют экономическую регрессию.

Нам следует рассматривать ВВП не как показатель роста, а как индикатор количества денег, задействованных в экономике. Чтобы объяснить это, напомним, что при подсчёте ВВП суммируются производство, госрасходы и ценовые изменения. Давайте для упрощения картины положим, что дополнительные факторы производства при данном уровне цен недоступны, а потому развитие экономики возможно только путём перераспределения имеющихся факторов производства. Давайте также предположим, что государственные расходы и регулирование частного сектора с предыдущего учётного периода не изменились. При выполнении двух названных условий статистический рост экономики (за отсутствием физического роста) должен отражать изменение цен, которое, в свою очередь, определяется изменением количества денег в продуктивной экономике. Далее статистики, вычисляя «реальный» экономический рост (номинальный рост за вычетом заниженного официального уровня инфляции), делают скидки на некоторые эффекты монетарной инфляции. Следовательно, итоговый экономический рост по показателю ВВП – это отнюдь не рост. Это альтернативный способ измерения той монетарной инфляции, которая не была официально учтена.

Мы бы не стали всерьёз воспринимать попытки центральных планирующих органов манипулировать экономикой, если бы не возникало негативных последствий. Правительства обманывают насчёт роста экономики не только широкую публику, но и сами себя. Именно поэтому в разгар кризиса, который является результатом прежних интервенций, правительства оказались без инструментов для его разрешения. И сейчас государственные деятели кричат, что экономический рост, так необходимый для поддержания собираемости налогов и работы правительств, под угрозой урезания госрасходов. С точки зрения статистики, это верно: если срезать расходы на содержание государства и поддержание ненужных экономике процессов, ВВП упадёт. Но часто упускают из виду важный факт – что правительство, которое перестанет выкачивать ресурсы из частного сектора, на деле высвободит их для продуктивного использования предпринимателями, действующими на общее благо.

И это, в конечном итоге, есть наилучший способ разрешения нынешних экономических трудностей.

Февраль 2012 г.



© 1998 — 2019, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-33815
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 24 октября 2008 г.
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (http://www.oilru.com/) обязательна.
Июль 2019
пн вт ср чт пт сб вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
Август 2019
пн вт ср чт пт сб вс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Сентябрь 2019
пн вт ср чт пт сб вс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930