Вы не авторизованы...
Вход на сайт
Сегодня 29 марта 2017 года, среда , 12:19:14 мск
Общество друзей милосердия
Опечатка?Выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter
 
Контакты Телефон редакции:
+7(495)640-9617

E-mail: nr@oilru.com
 
Сегодня сервер OilRu.com - это более 1264.49 Мб информации:

  • 533402 новостей
  • 5112 статей в 168 выпусках журнала НЕФТЬ РОССИИ
  • 1143 статей в 53 выпусках журнала OIL of RUSSIA
  • 1346 статей в 45 выпусках журнала СОЦИАЛЬНОЕ ПАРТНЕРСТВО
Ресурсы
 

Добро пожаловать в 1970-е!

 
Cтин Якобсен, главный экономист и директор по инвестициям Saxo Bank
Макроэкономический обзор на I кв. 2017 г.
13.01.2017

Направление движения американского доллара — это главная тема 2017 г., так как 20-процентный рост валюты в минувшем году повлечет за собой неприятные последствия, а администрация Трампа может избавиться от более чем 20-летней догмы о том, что сильный доллар отвечает интересам США.


Стин Якобсен

Добро пожаловать в 2017 год и да здравствует трампомания и мир, где твиты определяют повестку дня в США и где неортодоксальность — новый хит сезона. Сколько бы мы ни гадали о том, какой будет экономическая политика Дональда Трампа, ключевые вопросы остаются прежними:
• В каком направлении будет двигаться доллар?
• Что ожидает юань и китайскую экономику в 2017 году?
• Двойной удар в виде Брекзита/избрания Трампа — это конец делового цикла, или начало чего-то нового?

Какой из этих трех вопросов самый важный? Конечно же, направление движения доллара. Мы живем в глобализованном мире, где на долю доллара приходится более 75% всех мировых транзакций.

Поэтому, когда американская валюта ежегодно укрепляется на 20% — как сейчас — непременно будут неприятные последствия. Они проявятся прямо в виде значительного снижения темпов роста в США на фоне неожиданно высоких ставок (которые ослабляют потенциал роста экономики) и, косвенно, в виде сокращения глобального роста, поскольку развивающимся странам с высокой долларовой долговой нагрузкой будет сложно выплачивать свои кредиты.

Компании развивающихся рынков одолжили за рубежом около 3,6 трлн долларов, примерно 50% всех займов приходится на Китай, поэтому первый и второй вопросы взаимосвязаны.

Растет угроза рецессии. Мои друзья Нилс Хейнк и Мехул Дайя из NedBank в Южной Африке разработали лучшую модель рецессий из всех, что мне доводилось видеть. Она учитывает кредитно-денежные условия и фундаментальные факторы. Текущее значение модельного показателя: вероятность рецессии равна 60%, при том, что рынки оценили её всего в 5—8%.


Источник: Nedbank, Южная Африка – Нилс Хейнк и Мехул Дайя

Риски велики, поскольку распродажи на фондовых рынках происходят в основном во время экономических рецессий. Если в американской экономике наступит рецессия, индексы могут провалиться на 25–40%.

Мы не можем игнорировать популистские настроения в США, но нельзя не замечать их и в Европе в год выборов. Однако, смею уверить, мы находимся в конце экономического цикла, а не в начале. Мировая экономика не будет двигаться вперед в условиях закрытых границ, антиглобализации, торговых ограничений и подавления конкуренции. Эти тенденции тоже необходимо учитывать, особенно на фоне смены лидеров во многих странах мира.

Трамп собирается «вернуть Америку домой»: в плане торговли, по отношению к войскам, дислоцированным за пределами страны, поддержке НАТО и взаимоотношениям с Китаем, развивающимся с 1970-х годов. Это всё не останется без последствий. Сейчас фактическим лидером развитого мира стала Ангела Меркель, канцлер Германии, но она никогда не хотела играть эту роль и чувствует себя в ней некомфортно, особенно в год выборов. Китай заполнит любой вакуум, который оставят после себя Штаты, когда будут менять курс.

Китайские лидеры как никогда открыты в вопросах внешней политики и инвестиций. С одной стороны, они не хотят упускать новые возможности, с другой стороны, вынуждены отвлекать внимание публики от проблем растущего внутреннего долга и оттока капитала.

Китай, скорее всего, продолжит ослаблять юань и китайский офшорный юань — примерно на 5—10% в год. Вероятно, это будет происходить постепенно, но не исключена и очередная «девальвация» в ответ на политику США.

На мой взгляд, новая администрация Трампа будет придерживаться политики слабого доллара. Все разговоры о том, что китайская валюта стоит слишком дешево, безусловно, подразумевают, что доллар стоит слишком дорого. Но подождите, Трамп изменит догму о том, что сильный доллар отвечает интересам США, существующую с тех пор, как ее озвучил Роберт Рубин, министр финансов в администрации Билла Клинтона, в середине 1990-х, хотя она никогда не была для Америки реальной стратегией (суть политики сильного доллара заключалась в ослаблении золота, см. здесь. — Прим. ред.).

Всё это напоминает нам 1970-е годы и доктрину президента США Ричарда Никсона, в рамках которой в августе 1971 г. Штаты в одностороннем порядке ввели импортную пошлину в размере 10%, снизили расходы на внешнюю помощь на 10%, закрыли «золотое окно» (отменили конвертацию доллара в золото по фиксированному курсу), а также ввели 90-дневный мораторий на повышение зарплат и цен.

Судя по всему, это станет шаблоном для политики Дональда Трампа, который доносит свои позиции через Twitter (избранный президент США тем самым обходит влияние медиакорпоративной прессы, которая хронически перевирает его действия и мотивы. — Прим. ред.).

Да, повторюсь, все это очень сильно напоминает 1970-е, когда американские политики ориентировались на интересы большого бизнеса, границы закрылись, началась рецессия (1973—1975 гг.), а состояние доллара можно было охарактеризовать знаменитой фразой секретаря Казначейства США Джона Коннэли, которую он сказал европейским министрам финансов на заседании Большой десятки в Риме: «Доллар наша валюта, но ваша проблема». Всё перечисленное убило Бреттон-Вудскую систему и спровоцировало девальвацию доллара по отношению к другим валютам на 20%.

Мы сложили кусочки мозаики на первый квартал 2017 г. и считаем, что со временем сформируется более чёткая доктрина Трампа, которая вберёт элементы реформ Никсона и Рейгана, а потому станет источником серьезной волатильности для рынков. Однако главной угрозой для всего 2017 г. будет возвращение геополитических рисков. Проводить прежнюю кредитно-денежную политику, сохраняя приличную мину, уже становится невозможным. И это значит, что приближается начало конца!




 
0

 

 
Анонсы
Реплика: Взлетит, как ракета на Луну
Выставки:
Новости

 Все новости за сегодня
 Все новости за 13.01.17
 Архив новостей

 Поиск:
  

 

 
Рейтинг@Mail.ru   


© 1998 — 2017, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-51544
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 2 ноября 2012 г.
Все вопросы по функционированию сайта вы можете задать вебмастеру
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (http://www.oilru.com/) обязательна.
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются на портале oilru.com, может не совпадать с мнением редакции.
Время генерации страницы: 0 сек.

Добро пожаловать в 1970-е!

Cтин Якобсен, главный экономист и директор по инвестициям Saxo Bank
Макроэкономический обзор на I кв. 2017 г.
13.01.2017

Направление движения американского доллара — это главная тема 2017 г., так как 20-процентный рост валюты в минувшем году повлечет за собой неприятные последствия, а администрация Трампа может избавиться от более чем 20-летней догмы о том, что сильный доллар отвечает интересам США.


Стин Якобсен

Добро пожаловать в 2017 год и да здравствует трампомания и мир, где твиты определяют повестку дня в США и где неортодоксальность — новый хит сезона. Сколько бы мы ни гадали о том, какой будет экономическая политика Дональда Трампа, ключевые вопросы остаются прежними:
• В каком направлении будет двигаться доллар?
• Что ожидает юань и китайскую экономику в 2017 году?
• Двойной удар в виде Брекзита/избрания Трампа — это конец делового цикла, или начало чего-то нового?

Какой из этих трех вопросов самый важный? Конечно же, направление движения доллара. Мы живем в глобализованном мире, где на долю доллара приходится более 75% всех мировых транзакций.

Поэтому, когда американская валюта ежегодно укрепляется на 20% — как сейчас — непременно будут неприятные последствия. Они проявятся прямо в виде значительного снижения темпов роста в США на фоне неожиданно высоких ставок (которые ослабляют потенциал роста экономики) и, косвенно, в виде сокращения глобального роста, поскольку развивающимся странам с высокой долларовой долговой нагрузкой будет сложно выплачивать свои кредиты.

Компании развивающихся рынков одолжили за рубежом около 3,6 трлн долларов, примерно 50% всех займов приходится на Китай, поэтому первый и второй вопросы взаимосвязаны.

Растет угроза рецессии. Мои друзья Нилс Хейнк и Мехул Дайя из NedBank в Южной Африке разработали лучшую модель рецессий из всех, что мне доводилось видеть. Она учитывает кредитно-денежные условия и фундаментальные факторы. Текущее значение модельного показателя: вероятность рецессии равна 60%, при том, что рынки оценили её всего в 5—8%.


Источник: Nedbank, Южная Африка – Нилс Хейнк и Мехул Дайя

Риски велики, поскольку распродажи на фондовых рынках происходят в основном во время экономических рецессий. Если в американской экономике наступит рецессия, индексы могут провалиться на 25–40%.

Мы не можем игнорировать популистские настроения в США, но нельзя не замечать их и в Европе в год выборов. Однако, смею уверить, мы находимся в конце экономического цикла, а не в начале. Мировая экономика не будет двигаться вперед в условиях закрытых границ, антиглобализации, торговых ограничений и подавления конкуренции. Эти тенденции тоже необходимо учитывать, особенно на фоне смены лидеров во многих странах мира.

Трамп собирается «вернуть Америку домой»: в плане торговли, по отношению к войскам, дислоцированным за пределами страны, поддержке НАТО и взаимоотношениям с Китаем, развивающимся с 1970-х годов. Это всё не останется без последствий. Сейчас фактическим лидером развитого мира стала Ангела Меркель, канцлер Германии, но она никогда не хотела играть эту роль и чувствует себя в ней некомфортно, особенно в год выборов. Китай заполнит любой вакуум, который оставят после себя Штаты, когда будут менять курс.

Китайские лидеры как никогда открыты в вопросах внешней политики и инвестиций. С одной стороны, они не хотят упускать новые возможности, с другой стороны, вынуждены отвлекать внимание публики от проблем растущего внутреннего долга и оттока капитала.

Китай, скорее всего, продолжит ослаблять юань и китайский офшорный юань — примерно на 5—10% в год. Вероятно, это будет происходить постепенно, но не исключена и очередная «девальвация» в ответ на политику США.

На мой взгляд, новая администрация Трампа будет придерживаться политики слабого доллара. Все разговоры о том, что китайская валюта стоит слишком дешево, безусловно, подразумевают, что доллар стоит слишком дорого. Но подождите, Трамп изменит догму о том, что сильный доллар отвечает интересам США, существующую с тех пор, как ее озвучил Роберт Рубин, министр финансов в администрации Билла Клинтона, в середине 1990-х, хотя она никогда не была для Америки реальной стратегией (суть политики сильного доллара заключалась в ослаблении золота, см. здесь. — Прим. ред.).

Всё это напоминает нам 1970-е годы и доктрину президента США Ричарда Никсона, в рамках которой в августе 1971 г. Штаты в одностороннем порядке ввели импортную пошлину в размере 10%, снизили расходы на внешнюю помощь на 10%, закрыли «золотое окно» (отменили конвертацию доллара в золото по фиксированному курсу), а также ввели 90-дневный мораторий на повышение зарплат и цен.

Судя по всему, это станет шаблоном для политики Дональда Трампа, который доносит свои позиции через Twitter (избранный президент США тем самым обходит влияние медиакорпоративной прессы, которая хронически перевирает его действия и мотивы. — Прим. ред.).

Да, повторюсь, все это очень сильно напоминает 1970-е, когда американские политики ориентировались на интересы большого бизнеса, границы закрылись, началась рецессия (1973—1975 гг.), а состояние доллара можно было охарактеризовать знаменитой фразой секретаря Казначейства США Джона Коннэли, которую он сказал европейским министрам финансов на заседании Большой десятки в Риме: «Доллар наша валюта, но ваша проблема». Всё перечисленное убило Бреттон-Вудскую систему и спровоцировало девальвацию доллара по отношению к другим валютам на 20%.

Мы сложили кусочки мозаики на первый квартал 2017 г. и считаем, что со временем сформируется более чёткая доктрина Трампа, которая вберёт элементы реформ Никсона и Рейгана, а потому станет источником серьезной волатильности для рынков. Однако главной угрозой для всего 2017 г. будет возвращение геополитических рисков. Проводить прежнюю кредитно-денежную политику, сохраняя приличную мину, уже становится невозможным. И это значит, что приближается начало конца!





© 1998 — 2017, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-33815
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 24 октября 2008 г.
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (http://www.oilru.com/) обязательна.
Добро пожаловать на информационно-аналитический портал "Нефть России".
 
Для того, чтобы воспользоваться услугами портала, необходимо авторизоваться или пройти несложную процедуру регистрации. Если вы забыли свой пароль - создайте новый.
 
АВТОРИЗАЦИЯ
 
Введите Ваш логин:

 
Введите Ваш пароль: