Вы не авторизованы...
Вход на сайт
Сегодня 25 апреля 2019 года, четверг , 13:03:38 мск
Общество друзей милосердия
Опечатка?Выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter
 
Контакты Телефон редакции:
+7(495)640-9617

E-mail: nr@oilru.com
 
Сегодня сервер OilRu.com - это более 1283.04 Мб информации:

  • 542899 новостей
  • 5112 статей в 168 выпусках журнала НЕФТЬ РОССИИ
  • 1143 статей в 53 выпусках журнала OIL of RUSSIA
  • 1346 статей в 45 выпусках журнала СОЦИАЛЬНОЕ ПАРТНЕРСТВО
Ресурсы
 

ШОС как полигон новой российской энергодипломатии

 
Валерий Емельянов
27.10.2009

Прошедшая в Москве IV Международная энергетическая неделя уже своей повесткой дня рельефно продемонстрировала, что сегодня в энергетической сфере существует как бы два блока главных проблем. К первому относятся вопросы развитие атомной, водородной и других видов “нетрадиционной” энергетики, а ко второму - аспекты создания “дорожной карты” для российской политики и дипломатии с тем, чтобы эффективнее отстаивать российские позиции в вопросах добычи и поставок углеводородов.

Дефиниции “энергетическая политика и дипломатия” были лейтмотивом этого крупнейшего московского форума по энергетическим вопросам. В своем выступлении министр энергетики Сергей Шматко озвучил концептуальные основы российской внешней энергополитики. Основные из них: укрепление позиций России на международных рынках, противодействие их неустойчивости и ценовой волатильности. Этого согласно положениям Стратегии развития до 2030 года планируется достигнуть путем качественной и географической диверсификации экспорта российских нефти и газа, а также - создания такой международно-правовой системы, которая регулировала бы поставки нефти и газа с учетом интересов как производителей, так и транзитеров с потребителями. Более конкретно параметры энергетической внешней политики были названы следующие: увеличение доли поставок российского углеводородного сырья в страны Азиатско-Тихоокеанского региона до 25% от общего объема энергоэкспорта, а также участие в глобализации рынка природного газа путем более активного развития сегмента СПГ. При этом, как подчеркнул С.Шматео, Европа продолжает оставаться приоритетным направлением для российского экспорта, поскольку географически она ближе к основным месторождениям нашего газа, да и цену за него там дают лучшую, нежели на Востоке.

Что ж, концептуально всё верно. Европа, несмотря на Nabucco и ему подобные факторы, никуда от России в плане энергоносителей не уйдет. Об этом свидетельствовали выступления на форуме послов таких стран как ФРГ, Италия и Нидерланды. И даже представитель Великобритании - у которой, как известно, нет постоянных друзей, а есть лишь постоянные интересы - член Палаты общин парламента страны Чарлз Хендри в своем выступлении отметил, что, хотя российский газ в объеме всех газовых поставок в Великобританию имеет долю лишь в 1-2%, его страна тоже ощутила на себе дыхание январского газового кризиса между Россией и Украиной. При этом, как заверил парламентарий, Великобритания готова развивать отношения с Россией в газовой сфере. Видимо, голубое топливо в близлежащих морях таки иссякает. Во всяком случае, на сегодняшний день газовых запасов Великобритании должно хватить “в случае чего” на 60 дней, в то время как в других странах Европы подобные резервы рассчитаны на 90 и даже 120 дней.

О желание увеличить долю российских углеводородов в экспорте до 8% при одновременном снижении зависимости от ближневосточной нефти заявила и Япония в лице Кавано Хиробуми, президента крупной нефте6сервисной компании Jomeg. Оно и понятно: расчетливые японцы понимают, на каком расстоянии от их страны находится аравийский полуостров, и на каком - месторождения Сахалина и Восточной Сибири. За морем, как известно, телушка-полушка, да рупь перевоз…

Судя по всему, есть и претендент на роль своеобразного полигона для испытания новых моделей российской энергетической внешней политики и дипломатии. На форуме часто звучала известная в последние годы аббревиатура – ШОС. Кроме того, в рамках московского форума был впервые организован круглый стол по проблемам и перспективам энергодиалога на пространстве этой организации.

Напомню, ШОС - Шанхайская организация сотрудничества - была образована в июне 2001 года лидерами Казахстана, Китая, Киргизии, России, Таджикистана и Узбекистана. Первоначально задачи новой организации лежали в сфере борьбы с терроризмом и обеспечении региональной безопасности, однако уже вскоре, начиная с 2003 года, значительное развитие получило направление экономического сотрудничества. Именно экономическое сотрудничество привлекло к ШОС страны-наблюдатели, такие как Беларусь Индия, Пакистан, Иран, Монголия и Шри Ланка.

Действительно, ШОС является хорошей площадкой для обкатывания новой энергетической внешней политики России уже хотя бы потому, что в ее рамках и на относительно компактном геополитическом пространстве объединены как одни из ведущих производителей энергоресурсов (Россия, Казахстан), так и второй по значению мировой потребитель (Китай). Наконец, в регионе ШОС сосредоточены крупнейшие мировые резервы нефти, газа, урана, а также имеются мощные гидроресурсы и энергосистемы, оставшихся еще со времен СССР.

Ведущий круглого стола,,исполнительный секретарь Делового совета, созданного в рамках ШОС, Сергей Канавский, открывая встречу, отметил, что на ней намечено обсудить самый широкий круг проблем, касающихся энергетической сферы. Причем - в широком кругу, с привлечением не только энергочиновников и представителей крупных компаний, но также общественности, экспертного сообщества и СМИ.

Специальный представитель президента РФ по делам ШОС Леонид Моисеев рассказал о том, что энергодиалог в рамках ШОС был инициирован Россией в том числе и на высшем уровне в 2005-2006 годах и окончательно оформился в 2007 году. Сейчас, по словам г-на Моисеева, обсуждается вопрос о том, превратится ли энергодиалог в рамках ШОС в более формализованную структуру, либо останется площадкой для свободной дискуссии и обмена мнениями. Ряд участников «круглого стола» выдвинули предположение, что Россия стремится “формализовать” диалог, пытаясь создать подобие еще одного энергетического картеля. Г-н Моисеев отверг эти утверждения, заявляя, что формализация энергодиалога в рамках ШОС на повестке дня не стоит, поскольку до формирования единой энергетической политики стран-участниц еще очень далеко.

Проще говоря, главный вопрос энергетической политики в рамках ШОС – это поставки углеводородов в динамично развивающийся Китай. Рост спроса на нефть в этой стране, напомню, к 2020 году на четверть будет опережать мировой показатель роста спроса, рост спроса на газ будет опережать общемировой показатель в 1,8 раза.

Советник председателя правления ОАО “Газпром” Алексей Мастепанов в своем выступлении отметил, что российский газовый гигант заключил в регионе Дальнего Востока стратегические соглашения со многими энергетическими компаниями, и это свидетельствует об общем понимании с восточными соседями стратегии развития торговли газом, а также вопросов энергобезопасности. На территории России и стран ШОС “Газпром” в настоящий момент реализует несколько десятков проектов на многосторонней и двухсторонней основе. В рамках ОАО “Газпром” создана рабочая группа по взаимодействию с деловым советом стран-членов ШОС. Касательно позиции “Газпрома” по отношению к концепции “энергоклуба” ШОС, г-н Мастепанов отметил, что хотелось бы видеть его площадкой для неформального обсуждения проблем в экспертном сообществе до того, как они будут вынесены на официальный уровень

К дипломатичной обобщенности государственных и нефтегазовых чиновников анализ фактов добавили академические эксперты. Заместитель директора Института стран Дальнего Востока, специалист по экономике современного Китая Андрей Островский, к примеру, отметил, что в России сейчас ставят вопрос следующим образом – следует ли нам входить в энергетический сектор Китая? Не стане ли Россия энергетическим придатком Поднебесной? Но, по мнению российского эксперта, вопрос следует ставить иначе – не опоздала ли Россия на энергетический рынок Китая?

Г-н Островский высказал мнение, что прежде, чем начать экспортную экспансию российских энергоресурсов в Китай, необходимо посмотреть, а что есть у самого Китая? Эта страна сегодня потребляет 2 млрд тонн условного топлива в год. При этом объем разведанных запасов каменного угля составляет 326 млрд тонн, нефти - 2,832 млрд тонн, газа -3,2 трлн кубических метров (это разведанные и подтвержденные запасы). Потребление нефти при этом заметно опережает ее добычу, а потребление газа и угля было ниже объемов производства. В ближайшее время потребление спрос на ресурсы в Китае, особенно с учетом рекордного для кризиса роста ВВП в 8,9%, все более явно превышает предложение. Как быть? Для решения этой задачи есть три пути. Первый – разработка и эксплуатация нефтегазовых месторождений на западе страны, в Синьцзяне, при том, что основные потребители энергоресурсов находятся на востоке. Второй путь – частичная замена нефти на газ, каменный уголь и гидроэнергоресурсы рек Хуанхэ и Янцзы. Однако увеличение доли угля (который и сегодня составляет 70% в структуре энергоресурсов КНР) будет означать угрозу экологической безопасности, а использование полного потенциала энергоресурсов станет возможным лишь после введения в строй возводимых ныне ряда ГЭС последнего поколения. Возможно также использование альтернативных энергоресурсов – солнечной и ветровой энергии. Китай намерен довести их долю до 10%, на эти цели в стране тратятся значительные средства. Но и сейчас, хотя доля этих энергоносителей составляет лишь 1%, по объему использования альтернативных видов энергии Китай вышел на второе место после Германии.

И третий путь – увеличение импорта нефти и газа из-за рубежа. Сейчас основными поставщиками нефти в Китай являются Саудовская Аравия и Иран, а также Монголия. Россия сейчас на пятом месте, поскольку пока что нет нефтепровода. Кроме того, Китай активно проникает в нефтяную отрасль Венесуэлы и нефтеносных стран Западной Африки.

Главная для России проблема в сфере поставок углеводородов в Китай – это проблема цен, считает Андрей Островский. На всех переговорах Китай привязывает стоимость тысячи кубометров природного газа к стоимости 1 тонны угля. Это обуславливает более низкую продажную цену газа для этой страны по сравнению с тем же европейским рынком. Поэтому, считает эксперт, до тех пор, пока Китай на 70% будет использовать уголь, у “Газпрома” нет шансов получить хорошую цену за свою продукцию в Китае.

Другой эксперт, также из Института Дальнего Востока, Владимир Матвеев, посвятил свое выступление современным реалиям энергетического треугольника Россия-Центральная Азия-Китай. Это, на взгляд автора, ключевая геоэкономическая проблема региона ШОС, поскольку здесь проявляет себя элемент не только кооперации, но и конкуренции.

Китайское направление стало ключевым для центральноазиатских газовиков сравнительно недавно, сообщил эксперт. Это связано с тем, что только в последнее время в Китае осознали призрачность надежд на освоение собственных энергоресурсов. Спрос на газ растет, и в нынешнем году КНР перейдет знаковый рубеж, при котором потребность превысит собственную добычу. В 2008 дефицит газа составил 6%, к 2010 году он достигнет уровня в 8% и будет далее возрастать. Согласно доминирующим прогнозам китайских аналитиков, до 50% требуемого газа к 2020 году придется импортировать.

Поэтому Китай оказывает сильное давление на правительства центральноазиатских государств с целью получения доступа к их газовым ресурсом. Пекин активно скупает активы местных газовых компаний, при этом за ценой не стоит. Здесь у Китая два мотива. Первый – стратегический. Всё это нужно, чтобы обеспечить стабильные поставки газа. С точки зрения энергетической безопасности Китаю важнее оперировать собственным газом, нежели покупать его у других компаний. Второй мотив – экономический, ведь скупка активов происходит с целью минимизации затрат на покупку центральноазиатского газа. Эта практика нашла широкое применение, прежде всего, в нефтегазовом секторе Казахстана. Китайская сторона действительно минимизирует ценовую составляющую, прежде всего, за счет снижения налоговой нагрузки, и основная часть расходов приходится на транспортные тарифы. Результатом такой политики является, по мнению эксперта. упущенная выгода стран Центральной Азии.

Резюмируя все вышесказанное можно сказать следующее. Очевидно, что перспективной энергодипломатической площадкой для России станет Северная и Восточная Азия, регион ШОС. Однако развитие сотрудничества в его рамках должно обрести, прежде всего, солидную международно-правовую базу. Только так оно станет по-настоящему многосторонним и равноправным. Пока что ШОС – это, скорее, точка переговорного процесса по установлению двусторонних отношений между странами-участниками организации. Очевидно, что связи в энергетической сфере здесь закоммутированы на Китай, а дела с этой страной никогда не делались быстро (в отличие даже от соседних. Японии и Южной Кореи), и вхождение на ее рынок может быть очень и очень постепенным. Кроме того, надо помнить, что Китай в энергетическом секторе региона – это не только партнер, но и серьезный конкурент. Причем, имеющий лучшее положение с точки зрения наличия средств для инвестиций и других капитальных затрат.


 
0

 

 
Рейтинг@Mail.ru   


© 1998 — 2019, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-51544
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 2 ноября 2012 г.
Все вопросы по функционированию сайта вы можете задать вебмастеру
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (http://www.oilru.com/) обязательна.
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются на портале oilru.com, может не совпадать с мнением редакции.
Время генерации страницы: 0,01 сек.

ШОС как полигон новой российской энергодипломатии

Валерий Емельянов
27.10.2009

Прошедшая в Москве IV Международная энергетическая неделя уже своей повесткой дня рельефно продемонстрировала, что сегодня в энергетической сфере существует как бы два блока главных проблем. К первому относятся вопросы развитие атомной, водородной и других видов “нетрадиционной” энергетики, а ко второму - аспекты создания “дорожной карты” для российской политики и дипломатии с тем, чтобы эффективнее отстаивать российские позиции в вопросах добычи и поставок углеводородов.

Дефиниции “энергетическая политика и дипломатия” были лейтмотивом этого крупнейшего московского форума по энергетическим вопросам. В своем выступлении министр энергетики Сергей Шматко озвучил концептуальные основы российской внешней энергополитики. Основные из них: укрепление позиций России на международных рынках, противодействие их неустойчивости и ценовой волатильности. Этого согласно положениям Стратегии развития до 2030 года планируется достигнуть путем качественной и географической диверсификации экспорта российских нефти и газа, а также - создания такой международно-правовой системы, которая регулировала бы поставки нефти и газа с учетом интересов как производителей, так и транзитеров с потребителями. Более конкретно параметры энергетической внешней политики были названы следующие: увеличение доли поставок российского углеводородного сырья в страны Азиатско-Тихоокеанского региона до 25% от общего объема энергоэкспорта, а также участие в глобализации рынка природного газа путем более активного развития сегмента СПГ. При этом, как подчеркнул С.Шматео, Европа продолжает оставаться приоритетным направлением для российского экспорта, поскольку географически она ближе к основным месторождениям нашего газа, да и цену за него там дают лучшую, нежели на Востоке.

Что ж, концептуально всё верно. Европа, несмотря на Nabucco и ему подобные факторы, никуда от России в плане энергоносителей не уйдет. Об этом свидетельствовали выступления на форуме послов таких стран как ФРГ, Италия и Нидерланды. И даже представитель Великобритании - у которой, как известно, нет постоянных друзей, а есть лишь постоянные интересы - член Палаты общин парламента страны Чарлз Хендри в своем выступлении отметил, что, хотя российский газ в объеме всех газовых поставок в Великобританию имеет долю лишь в 1-2%, его страна тоже ощутила на себе дыхание январского газового кризиса между Россией и Украиной. При этом, как заверил парламентарий, Великобритания готова развивать отношения с Россией в газовой сфере. Видимо, голубое топливо в близлежащих морях таки иссякает. Во всяком случае, на сегодняшний день газовых запасов Великобритании должно хватить “в случае чего” на 60 дней, в то время как в других странах Европы подобные резервы рассчитаны на 90 и даже 120 дней.

О желание увеличить долю российских углеводородов в экспорте до 8% при одновременном снижении зависимости от ближневосточной нефти заявила и Япония в лице Кавано Хиробуми, президента крупной нефте6сервисной компании Jomeg. Оно и понятно: расчетливые японцы понимают, на каком расстоянии от их страны находится аравийский полуостров, и на каком - месторождения Сахалина и Восточной Сибири. За морем, как известно, телушка-полушка, да рупь перевоз…

Судя по всему, есть и претендент на роль своеобразного полигона для испытания новых моделей российской энергетической внешней политики и дипломатии. На форуме часто звучала известная в последние годы аббревиатура – ШОС. Кроме того, в рамках московского форума был впервые организован круглый стол по проблемам и перспективам энергодиалога на пространстве этой организации.

Напомню, ШОС - Шанхайская организация сотрудничества - была образована в июне 2001 года лидерами Казахстана, Китая, Киргизии, России, Таджикистана и Узбекистана. Первоначально задачи новой организации лежали в сфере борьбы с терроризмом и обеспечении региональной безопасности, однако уже вскоре, начиная с 2003 года, значительное развитие получило направление экономического сотрудничества. Именно экономическое сотрудничество привлекло к ШОС страны-наблюдатели, такие как Беларусь Индия, Пакистан, Иран, Монголия и Шри Ланка.

Действительно, ШОС является хорошей площадкой для обкатывания новой энергетической внешней политики России уже хотя бы потому, что в ее рамках и на относительно компактном геополитическом пространстве объединены как одни из ведущих производителей энергоресурсов (Россия, Казахстан), так и второй по значению мировой потребитель (Китай). Наконец, в регионе ШОС сосредоточены крупнейшие мировые резервы нефти, газа, урана, а также имеются мощные гидроресурсы и энергосистемы, оставшихся еще со времен СССР.

Ведущий круглого стола,,исполнительный секретарь Делового совета, созданного в рамках ШОС, Сергей Канавский, открывая встречу, отметил, что на ней намечено обсудить самый широкий круг проблем, касающихся энергетической сферы. Причем - в широком кругу, с привлечением не только энергочиновников и представителей крупных компаний, но также общественности, экспертного сообщества и СМИ.

Специальный представитель президента РФ по делам ШОС Леонид Моисеев рассказал о том, что энергодиалог в рамках ШОС был инициирован Россией в том числе и на высшем уровне в 2005-2006 годах и окончательно оформился в 2007 году. Сейчас, по словам г-на Моисеева, обсуждается вопрос о том, превратится ли энергодиалог в рамках ШОС в более формализованную структуру, либо останется площадкой для свободной дискуссии и обмена мнениями. Ряд участников «круглого стола» выдвинули предположение, что Россия стремится “формализовать” диалог, пытаясь создать подобие еще одного энергетического картеля. Г-н Моисеев отверг эти утверждения, заявляя, что формализация энергодиалога в рамках ШОС на повестке дня не стоит, поскольку до формирования единой энергетической политики стран-участниц еще очень далеко.

Проще говоря, главный вопрос энергетической политики в рамках ШОС – это поставки углеводородов в динамично развивающийся Китай. Рост спроса на нефть в этой стране, напомню, к 2020 году на четверть будет опережать мировой показатель роста спроса, рост спроса на газ будет опережать общемировой показатель в 1,8 раза.

Советник председателя правления ОАО “Газпром” Алексей Мастепанов в своем выступлении отметил, что российский газовый гигант заключил в регионе Дальнего Востока стратегические соглашения со многими энергетическими компаниями, и это свидетельствует об общем понимании с восточными соседями стратегии развития торговли газом, а также вопросов энергобезопасности. На территории России и стран ШОС “Газпром” в настоящий момент реализует несколько десятков проектов на многосторонней и двухсторонней основе. В рамках ОАО “Газпром” создана рабочая группа по взаимодействию с деловым советом стран-членов ШОС. Касательно позиции “Газпрома” по отношению к концепции “энергоклуба” ШОС, г-н Мастепанов отметил, что хотелось бы видеть его площадкой для неформального обсуждения проблем в экспертном сообществе до того, как они будут вынесены на официальный уровень

К дипломатичной обобщенности государственных и нефтегазовых чиновников анализ фактов добавили академические эксперты. Заместитель директора Института стран Дальнего Востока, специалист по экономике современного Китая Андрей Островский, к примеру, отметил, что в России сейчас ставят вопрос следующим образом – следует ли нам входить в энергетический сектор Китая? Не стане ли Россия энергетическим придатком Поднебесной? Но, по мнению российского эксперта, вопрос следует ставить иначе – не опоздала ли Россия на энергетический рынок Китая?

Г-н Островский высказал мнение, что прежде, чем начать экспортную экспансию российских энергоресурсов в Китай, необходимо посмотреть, а что есть у самого Китая? Эта страна сегодня потребляет 2 млрд тонн условного топлива в год. При этом объем разведанных запасов каменного угля составляет 326 млрд тонн, нефти - 2,832 млрд тонн, газа -3,2 трлн кубических метров (это разведанные и подтвержденные запасы). Потребление нефти при этом заметно опережает ее добычу, а потребление газа и угля было ниже объемов производства. В ближайшее время потребление спрос на ресурсы в Китае, особенно с учетом рекордного для кризиса роста ВВП в 8,9%, все более явно превышает предложение. Как быть? Для решения этой задачи есть три пути. Первый – разработка и эксплуатация нефтегазовых месторождений на западе страны, в Синьцзяне, при том, что основные потребители энергоресурсов находятся на востоке. Второй путь – частичная замена нефти на газ, каменный уголь и гидроэнергоресурсы рек Хуанхэ и Янцзы. Однако увеличение доли угля (который и сегодня составляет 70% в структуре энергоресурсов КНР) будет означать угрозу экологической безопасности, а использование полного потенциала энергоресурсов станет возможным лишь после введения в строй возводимых ныне ряда ГЭС последнего поколения. Возможно также использование альтернативных энергоресурсов – солнечной и ветровой энергии. Китай намерен довести их долю до 10%, на эти цели в стране тратятся значительные средства. Но и сейчас, хотя доля этих энергоносителей составляет лишь 1%, по объему использования альтернативных видов энергии Китай вышел на второе место после Германии.

И третий путь – увеличение импорта нефти и газа из-за рубежа. Сейчас основными поставщиками нефти в Китай являются Саудовская Аравия и Иран, а также Монголия. Россия сейчас на пятом месте, поскольку пока что нет нефтепровода. Кроме того, Китай активно проникает в нефтяную отрасль Венесуэлы и нефтеносных стран Западной Африки.

Главная для России проблема в сфере поставок углеводородов в Китай – это проблема цен, считает Андрей Островский. На всех переговорах Китай привязывает стоимость тысячи кубометров природного газа к стоимости 1 тонны угля. Это обуславливает более низкую продажную цену газа для этой страны по сравнению с тем же европейским рынком. Поэтому, считает эксперт, до тех пор, пока Китай на 70% будет использовать уголь, у “Газпрома” нет шансов получить хорошую цену за свою продукцию в Китае.

Другой эксперт, также из Института Дальнего Востока, Владимир Матвеев, посвятил свое выступление современным реалиям энергетического треугольника Россия-Центральная Азия-Китай. Это, на взгляд автора, ключевая геоэкономическая проблема региона ШОС, поскольку здесь проявляет себя элемент не только кооперации, но и конкуренции.

Китайское направление стало ключевым для центральноазиатских газовиков сравнительно недавно, сообщил эксперт. Это связано с тем, что только в последнее время в Китае осознали призрачность надежд на освоение собственных энергоресурсов. Спрос на газ растет, и в нынешнем году КНР перейдет знаковый рубеж, при котором потребность превысит собственную добычу. В 2008 дефицит газа составил 6%, к 2010 году он достигнет уровня в 8% и будет далее возрастать. Согласно доминирующим прогнозам китайских аналитиков, до 50% требуемого газа к 2020 году придется импортировать.

Поэтому Китай оказывает сильное давление на правительства центральноазиатских государств с целью получения доступа к их газовым ресурсом. Пекин активно скупает активы местных газовых компаний, при этом за ценой не стоит. Здесь у Китая два мотива. Первый – стратегический. Всё это нужно, чтобы обеспечить стабильные поставки газа. С точки зрения энергетической безопасности Китаю важнее оперировать собственным газом, нежели покупать его у других компаний. Второй мотив – экономический, ведь скупка активов происходит с целью минимизации затрат на покупку центральноазиатского газа. Эта практика нашла широкое применение, прежде всего, в нефтегазовом секторе Казахстана. Китайская сторона действительно минимизирует ценовую составляющую, прежде всего, за счет снижения налоговой нагрузки, и основная часть расходов приходится на транспортные тарифы. Результатом такой политики является, по мнению эксперта. упущенная выгода стран Центральной Азии.

Резюмируя все вышесказанное можно сказать следующее. Очевидно, что перспективной энергодипломатической площадкой для России станет Северная и Восточная Азия, регион ШОС. Однако развитие сотрудничества в его рамках должно обрести, прежде всего, солидную международно-правовую базу. Только так оно станет по-настоящему многосторонним и равноправным. Пока что ШОС – это, скорее, точка переговорного процесса по установлению двусторонних отношений между странами-участниками организации. Очевидно, что связи в энергетической сфере здесь закоммутированы на Китай, а дела с этой страной никогда не делались быстро (в отличие даже от соседних. Японии и Южной Кореи), и вхождение на ее рынок может быть очень и очень постепенным. Кроме того, надо помнить, что Китай в энергетическом секторе региона – это не только партнер, но и серьезный конкурент. Причем, имеющий лучшее положение с точки зрения наличия средств для инвестиций и других капитальных затрат.



© 1998 — 2019, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-33815
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 24 октября 2008 г.
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (http://www.oilru.com/) обязательна.
Добро пожаловать на информационно-аналитический портал "Нефть России".
 
Для того, чтобы воспользоваться услугами портала, необходимо авторизоваться или пройти несложную процедуру регистрации. Если вы забыли свой пароль - создайте новый.
 
АВТОРИЗАЦИЯ
 
Введите Ваш логин:

 
Введите Ваш пароль: