Здравствуйте, !
Сегодня 20 сентября 2020 года, воскресенье , 23:42:51 мск
Общество друзей милосердия
Опечатка?Выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter
 
Контакты Телефон редакции:
+7(495)640-9617

E-mail: welcome@oilru.com
 
Сегодня сервер OilRu.com - это более 1279,22 Мб информации:

  • 540946 новостей
  • 5112 статей в 168 выпусках журнала НЕФТЬ РОССИИ
  • 1143 статей в 53 выпусках журнала OIL of RUSSIA
  • 1346 статей в 45 выпусках журнала СОЦИАЛЬНОЕ ПАРТНЕРСТВО
Ресурсы
 

РосУкрГазКонфликт: Дело в праве

 
Валерий Емельянов
19.01.2009

Продолжающееся вот уже третью неделю российско-украинское газовое противостояние навевает очень разные ассоциации. Сначала всё это вызывало тревожный интерес, особенно, когда пошли сообщения о том, что Европа мерзнет (правда не вся, а почему-то только некоторые страны ее восточной части), потом пошли ассоциации со святочными рассказами, затем с мультсериалом про казаков, которые газ воруют. Наконец, после того, как на тему газового конфликта стали сочинять анекдоты, стало ясно: все участники событий вышли из одной советской «шинели», и потому все эти газовые коллизии просто невозможно объяснить и толковать в дискурсе нынешних рациональных времен.

В поисках ответа на вопрос: почему случилось то, что случилось, автор этих строк в качестве рабочей гипотезы выдвигает следующую: дело в праве. Именно международно-правовая уязвимость в определяющей мере создавала и создает предпосылки для хронических проблем в российско-украинских газовых отношениях.

В сфере газопоставок до последнего времени, несмотря на уроки 2006 года, сохраняется отношение к Украине как бывшей советской республике и, возможно, союзному государству, с которым имеются отношения такого уровня, как с Беларусью. Но мы все прекрасно видим, что это не так, что политический вектор Киева изменился давно и серьезно. Изменился в сторону Европы. И такое положение вещей позволяет украинской стороне использовать дешевый российский газ в своих интересах, а в случае возникновения проблем - играть в свою пользу на юридических нестыковках, проявлением чего и являются новогодние шоу вокруг поставок газа. Проходящие, заметим, под довольно терпеливое молчание местами зябнущей Европы.

В 1994 году Россия подписала Договор к Энергетической хартии (ДЭХ), однако его не ратифицировала и, так же, как и Беларусь, “использует его на временной основе”. Эта формулировка означает только то, что это присоединение носит формальный характер, и страна руководствуется ДЭХ в той мере, в которой он не противоречит ее законам и даже подзаконным актам. Украина ДЭХ ратифицировала, и это с одной стороны наложило на нее обязательство перед европейским да и мировым сообществом. Для России такое положение вещей обеспечивает известную свободу от ДЭХовских обязательств, в частности, по свободе транзита. Но с другой стороны и Украину не сильно обязывает вести себя по отношению к России на основе принципов и механизмов договора к Энергетической хартии (уточним, что юридически значимой является не Хартия, а именно этот самый договор).


Наконец и сам ДЭХ далеко не безупречен. В нем много слишком общих положений, допускающих самое широкое, в том числе и противоречивое толкование. Дело в том, что Энергетическая хартия возникла как политическая декларация в начале 90-х, на волне развития европейских интеграционных процессов. Затем в них оказались вовлеченными страны Восточной Европы и бывшего СССР. И хотя в дальнейшем издавались и юридически значимые документы, все они отличались и отличаются (как тот же ДЭХ) обобщенностью формулировок и декларативностью. Видимо, евробюрократы, создавая их, не учитывали реальный уровень хозяйственной интеграции, причем как стран Евросообщества, так и не входящих в него государств, которые, тем не менее, являются значимыми для экономик ЕС.

Возьмем, например, столь актуальные для нынешней ситуации проблемы, связанные с транзитом газа. Президент Фонда развития энергетической и инвестиционной политики Андрей Конопляник, долгое время работавший в секретариате Энергетической хартии в Брюсселе, полагает, что пресловутая “свобода транзита” необязательно создаст доступ к нему “дешевых поставщиков” или обеспечит надежность транзита. “То, что является законодательным требованием для внутреннего рынка ЕС, - считает эксперт, - вовсе не обязательно содержится в договоре в качестве обязательного требования ко всем его членам. Например, обязательный доступ для третьих сторон к экспортным мощностям, равенство экспортных, импортных транзитных и внутренних тарифов на транспортировку.”

Пресловутая статья 7 указывает, что транзит является лишь как минимум одним из трех способов транспортировки энергетических материалов и продуктов из одной страны в другую через находящуюся между ними территорию. Есть еще такие способы как продажа на границе, транзиты и свопы, а также сделки замещения и встречная торговля. Поэтому, как указывает Андрей Конопляник, “требование поставщика или потребителя о предоставлении транзита через территорию третьей страны, пусть даже и подкрепленное заключенным между ними договором поставки, не является для этой третьей страны ни необходимым, ни достаточным условием, ни тем более обязательством для предоставления транзита”.

Отказ от транзита не будет нарушением ДЭХ в случае предоставления третьей страной возможностей пересечения ее территории на других вышеперечисленных условиях. И даже, если стороны так и не договорились об условиях транзита, это тоже не будет нарушением ДЭХ, поскольку у страны-транзитера есть несколько уровней защиты своих интересов в рамках правовой системы, основанной на Энергетической хартии. В Договоре к энергетической хартии имеется обязательство государств-членов облегчать транзит энергетических материалов в соответствии с зафиксированным еще в 1947 году в Генеральном соглашении по тарифам и торговле (ГАТТ) принципом свободы транзита. Однако одновременно в него включена оговорка, гласящая, что “положения договора не обязывают никакую договаривающуюся сторону открывать обязательный доступ для третьих сторон”. И поскольку не ратифицировавшая договор Россия вполне может подпасть (при определенном толковании) под понятие “третьей стороны” по отношению к странам-участникам ДЭХ, то перевод с юридического на обычный язык всего вышесказанного будет звучать так: на основе нынешней правовой системы, Украина может и дальше действовать по принципу “хочу - не хочу”. И с точки зрения юридической казуистики окажется правой.

Что, спрашивается, делать? Ратифицировать договор? Так будет еще хуже: новое вино в старые мехи.

Российский президент Дмитрий Медведев в ходе прошедшего в субботу “газового саммита» cделал совершенно адекватный вывод о том, что России не следует присоединяться к ДЭХ, а вместо этого совместно со всеми странами надо начать разработку новой действенной международно-правовой системы для отношений в энергетической сфере.

Право, тем более хозяйственное, не является “священной коровой”, оно фиксирует те экономические отношения, которые складываются в конкретный момент. И уровень интеграции европейской (да и мировой экономики) требует ныне такой системы нормативных актов, в которой был бы четко и конкретно прописан механизм взаимоотношений между субъектами правоотношений в энергетической сфере. Объем их прав и обязанностей, а также (и это главное) механизм санкций за неисполнение решений. Иначе новогодний мультфильм “Как казаки газ воровали” рискует стать сериалом с бесконечным продолжением, плавно переходящим в нечто вроде мыльной оперы “И богатые тоже плачут”.


 
0

 

 
Анонсы
Реплика: Гениальный план
Выставки:
Новости

 Архив новостей

 Поиск:
  

 

 
Рейтинг@Mail.ru   


© 1998 — 2020, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-51544
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 2 ноября 2012 г.
Все вопросы по функционированию сайта вы можете задать вебмастеру
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (http://www.oilru.com/) обязательна.
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются на портале oilru.com, может не совпадать с мнением редакции.
Время генерации страницы: 0 сек.

РосУкрГазКонфликт: Дело в праве

Валерий Емельянов
19.01.2009

Продолжающееся вот уже третью неделю российско-украинское газовое противостояние навевает очень разные ассоциации. Сначала всё это вызывало тревожный интерес, особенно, когда пошли сообщения о том, что Европа мерзнет (правда не вся, а почему-то только некоторые страны ее восточной части), потом пошли ассоциации со святочными рассказами, затем с мультсериалом про казаков, которые газ воруют. Наконец, после того, как на тему газового конфликта стали сочинять анекдоты, стало ясно: все участники событий вышли из одной советской «шинели», и потому все эти газовые коллизии просто невозможно объяснить и толковать в дискурсе нынешних рациональных времен.

В поисках ответа на вопрос: почему случилось то, что случилось, автор этих строк в качестве рабочей гипотезы выдвигает следующую: дело в праве. Именно международно-правовая уязвимость в определяющей мере создавала и создает предпосылки для хронических проблем в российско-украинских газовых отношениях.

В сфере газопоставок до последнего времени, несмотря на уроки 2006 года, сохраняется отношение к Украине как бывшей советской республике и, возможно, союзному государству, с которым имеются отношения такого уровня, как с Беларусью. Но мы все прекрасно видим, что это не так, что политический вектор Киева изменился давно и серьезно. Изменился в сторону Европы. И такое положение вещей позволяет украинской стороне использовать дешевый российский газ в своих интересах, а в случае возникновения проблем - играть в свою пользу на юридических нестыковках, проявлением чего и являются новогодние шоу вокруг поставок газа. Проходящие, заметим, под довольно терпеливое молчание местами зябнущей Европы.

В 1994 году Россия подписала Договор к Энергетической хартии (ДЭХ), однако его не ратифицировала и, так же, как и Беларусь, “использует его на временной основе”. Эта формулировка означает только то, что это присоединение носит формальный характер, и страна руководствуется ДЭХ в той мере, в которой он не противоречит ее законам и даже подзаконным актам. Украина ДЭХ ратифицировала, и это с одной стороны наложило на нее обязательство перед европейским да и мировым сообществом. Для России такое положение вещей обеспечивает известную свободу от ДЭХовских обязательств, в частности, по свободе транзита. Но с другой стороны и Украину не сильно обязывает вести себя по отношению к России на основе принципов и механизмов договора к Энергетической хартии (уточним, что юридически значимой является не Хартия, а именно этот самый договор).


Наконец и сам ДЭХ далеко не безупречен. В нем много слишком общих положений, допускающих самое широкое, в том числе и противоречивое толкование. Дело в том, что Энергетическая хартия возникла как политическая декларация в начале 90-х, на волне развития европейских интеграционных процессов. Затем в них оказались вовлеченными страны Восточной Европы и бывшего СССР. И хотя в дальнейшем издавались и юридически значимые документы, все они отличались и отличаются (как тот же ДЭХ) обобщенностью формулировок и декларативностью. Видимо, евробюрократы, создавая их, не учитывали реальный уровень хозяйственной интеграции, причем как стран Евросообщества, так и не входящих в него государств, которые, тем не менее, являются значимыми для экономик ЕС.

Возьмем, например, столь актуальные для нынешней ситуации проблемы, связанные с транзитом газа. Президент Фонда развития энергетической и инвестиционной политики Андрей Конопляник, долгое время работавший в секретариате Энергетической хартии в Брюсселе, полагает, что пресловутая “свобода транзита” необязательно создаст доступ к нему “дешевых поставщиков” или обеспечит надежность транзита. “То, что является законодательным требованием для внутреннего рынка ЕС, - считает эксперт, - вовсе не обязательно содержится в договоре в качестве обязательного требования ко всем его членам. Например, обязательный доступ для третьих сторон к экспортным мощностям, равенство экспортных, импортных транзитных и внутренних тарифов на транспортировку.”

Пресловутая статья 7 указывает, что транзит является лишь как минимум одним из трех способов транспортировки энергетических материалов и продуктов из одной страны в другую через находящуюся между ними территорию. Есть еще такие способы как продажа на границе, транзиты и свопы, а также сделки замещения и встречная торговля. Поэтому, как указывает Андрей Конопляник, “требование поставщика или потребителя о предоставлении транзита через территорию третьей страны, пусть даже и подкрепленное заключенным между ними договором поставки, не является для этой третьей страны ни необходимым, ни достаточным условием, ни тем более обязательством для предоставления транзита”.

Отказ от транзита не будет нарушением ДЭХ в случае предоставления третьей страной возможностей пересечения ее территории на других вышеперечисленных условиях. И даже, если стороны так и не договорились об условиях транзита, это тоже не будет нарушением ДЭХ, поскольку у страны-транзитера есть несколько уровней защиты своих интересов в рамках правовой системы, основанной на Энергетической хартии. В Договоре к энергетической хартии имеется обязательство государств-членов облегчать транзит энергетических материалов в соответствии с зафиксированным еще в 1947 году в Генеральном соглашении по тарифам и торговле (ГАТТ) принципом свободы транзита. Однако одновременно в него включена оговорка, гласящая, что “положения договора не обязывают никакую договаривающуюся сторону открывать обязательный доступ для третьих сторон”. И поскольку не ратифицировавшая договор Россия вполне может подпасть (при определенном толковании) под понятие “третьей стороны” по отношению к странам-участникам ДЭХ, то перевод с юридического на обычный язык всего вышесказанного будет звучать так: на основе нынешней правовой системы, Украина может и дальше действовать по принципу “хочу - не хочу”. И с точки зрения юридической казуистики окажется правой.

Что, спрашивается, делать? Ратифицировать договор? Так будет еще хуже: новое вино в старые мехи.

Российский президент Дмитрий Медведев в ходе прошедшего в субботу “газового саммита» cделал совершенно адекватный вывод о том, что России не следует присоединяться к ДЭХ, а вместо этого совместно со всеми странами надо начать разработку новой действенной международно-правовой системы для отношений в энергетической сфере.

Право, тем более хозяйственное, не является “священной коровой”, оно фиксирует те экономические отношения, которые складываются в конкретный момент. И уровень интеграции европейской (да и мировой экономики) требует ныне такой системы нормативных актов, в которой был бы четко и конкретно прописан механизм взаимоотношений между субъектами правоотношений в энергетической сфере. Объем их прав и обязанностей, а также (и это главное) механизм санкций за неисполнение решений. Иначе новогодний мультфильм “Как казаки газ воровали” рискует стать сериалом с бесконечным продолжением, плавно переходящим в нечто вроде мыльной оперы “И богатые тоже плачут”.



© 1998 — 2020, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-33815
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 24 октября 2008 г.
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (http://www.oilru.com/) обязательна.
Июль 2020
пн вт ср чт пт сб вс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Август 2020
пн вт ср чт пт сб вс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Сентябрь 2020
пн вт ср чт пт сб вс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930