Здравствуйте, !
Сегодня 19 сентября 2020 года, суббота , 13:04:22 мск
Общество друзей милосердия
Опечатка?Выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter
 
Контакты Телефон редакции:
+7(495)640-9617

E-mail: welcome@oilru.com
 
Сегодня сервер OilRu.com - это более 1279,22 Мб информации:

  • 540946 новостей
  • 5112 статей в 168 выпусках журнала НЕФТЬ РОССИИ
  • 1143 статей в 53 выпусках журнала OIL of RUSSIA
  • 1346 статей в 45 выпусках журнала СОЦИАЛЬНОЕ ПАРТНЕРСТВО
Ресурсы
 

Иранский газ попадет в Европу только после разрешения накопившихся политических проблем

 
Валерий Емельянов
25.09.2008

Судя по всему, нас ожидает серьезный всплеск активности Ирана в сфере экспорта газа, причем в западном направлении. Последние доносящиеся из Тегерана сентенции о переговорах по строительству газовой магистрали в направлении ЕС, а также заявления, причем не только из уст иранцев, о том, что без иранского газа проект того же газопровода "Набукко" окажется просто провальным, свидетельствуют о серьезности намерений исламской республики. Конечно, весьма странно, что озвучиваются эти намерения в неблагоприятной для этой страны международной обстановке, которую осложнило помимо застарелых проблем ядерного досье и угроз в адрес Израиля еще и обострение политической поляризации, одним из источников которой стали события на Кавказе и их последствия. В результате этого наметилась тенденция группирования в одно политическое сообщество таких ресурсодобывающих стран как Россия, Иран, Венесуэла, а в другое, представляющее собой политический антипод первого сообщества - США и ЕС, то есть, основных потребителей сырья.


http://www.guernicamag.com

Принято считать, что у Ирана непримиримые отношения только с США, а с Европой иранцы все-таки нашли общий язык. В том числе и в экономической сфере. До недавнего времени это было во многом верно, пока к власти в 2005 году не пришел нынешний радикальный президент Махмуд Ахмадинеджад с его жесткой позицией по ядерному досье, дальнейшему развитию ракетной программы и политикой поддержки ряда экстремистских организаций за пределами Ирана (активность в этих направлениях была несколько приторможена при прежнем президенте-реформаторе Хатами). Все это, не говоря уже об угрозах стереть с карты Израиль, вызвало понижение уровня интереса и доверия к Ирану на Западе, в том числе и доверия экономического. В энергетической сфере это выразилось следующим образом: за 2008 год норвежская компания Statoil прекратила инвестировать в Иран, выйдя из проекта по разработке месторождения Аноран. Также прекратили сотрудничество с Тегераном французская Total и англо-голландская Royal-Dutch Shell. Продолжают активно работать с Ираном лишь Берлин и Рим, а также Испания и Португалия. Но думается, что в условиях, когда Европа пробует коллективно испугаться “холодной” (в том числе и без кавычек) войны с таким энергопоставщиком как Россия, серьезно рассчитывать на поставки из страны, косвенно угрожающей миру войной горячей, Запад не захочет. Поэтому в обозримой перспективе в силу имеющихся политических факторов ожидать реализации амбициозных иранских планов не приходится.

Здесь необходимо также упомянуть и о влиянии фактора российско-иранских отношений. Несмотря на стабильность в отношениях между нашими странами за все последние десятилетия, нужно откровенно сказать. что Москва и Тегеран хотя и не враги, но уж точно во многих аспектах соперники и конкуренты. Необходимо постоянно помнить, что Иран стремится стать региональной сверхдержавой в политическом, экономическом и военном смысле. И это ему во многом удается. Например, в Центральную Азии вообще и Туркменистане в частности. Иранское проникновение сюда может и не так масштабно, зато конкретно и практично. Уже действует газопровод Туркменистан-Иран, строительство которого на 80% профинансировала иранская сторона (по нему перекачивается 8 млрд кубометров газа в год), из Ирана поставляется продукция машиностроения, активно идет сотрудничество в образовательной и культурной сферах. Эти факты должны напоминать нам о том, что Иран в политическом плане - фундаменталистское исламское государство, стремящееся ко всесторонней экспансии своей идеологии, а в сфере экономики - серьезный конкурент России, прежде всего, по потенциалу газового экспорта. До последнего времени наши отношения развивались мягко и нейтрально: российская дипломатия высказывалась об отношениях Ирана и Запада в суфийском духе Ходжи Насреддина - “и ты прав, и ты в чем-то тоже прав”. Однако в настоящий момент заметны признаки несколько большего чем ранее политического сближения с Тегераном, перспективы и возможные результаты которого пока не ясны.

Итак, как же нынешний политический пасьянс повлияет в ближней перспективе на газоэкспортные перспективы Ирана, в том числе на амбициозные планы экспорта в страны ЕС? Пока, видимо, можно говорить о сохранении статус-кво, означающего, что основной объем газовых поставок пойдет в традиционном для Ирана направлении - в Китай и некоторые другие страны Юго-Восточной Азии. Многие российские эксперты, кстати, предлагали некоторое время назад для смягчения газовой конкуренции между двумя нашими странами, разделить сферы экспорта по принципу: российский газ идет на Запад, иранский - в другую сторону. Однако этот рецепт в наше политически динамичное время явно устарел. Во-первых, совсем недавно, Россия устами Путина и Медведева заявила о приоритете именно восточного направления для российского энергетического экспорта. Во-вторых, для расширения поставок углеводородов в Европу сейчас возникли непредвиденные ранее осложнения.

Посмотрим на то, что происходит в соседнем с Ираном Пакистане. Там идет полувойна, мусульмане убивают мусульман и не только, и это происходит во время священного месяца поста Рамадан. С точки зрения мусульманского богословия это никак не объяснить, зато с точки зрения мировой энергетической политики объясняется элементарно. Кому-то очень не нравится активная работа по превращению Пакистана в ключевой элемент всей инфраструктуры энергетических коммуникаций, ведущих из Центральной Азии в Китай, и связанное с этим активное политическое и экономическое проникновение сюда Пекина. Впрочем, понятно, кому это не нравится…

Возвращаясь же к перспективам направления иранского газа на Запад, стоит сказать, что рассуждать об этих перспективах можно только после разрешения всех вышеперечисленных трудностей. А нынешний уровень противостояния зашел слишком далеко, и разрешить ситуацию иначе как через конфликт, путь и не такой масштабный как представляется многим, сегодня, увы, невозможно.


 
0

 

 
Анонсы
Реплика: Гениальный план
Выставки:
Новости

 Архив новостей

 Поиск:
  

 

 
Рейтинг@Mail.ru   


© 1998 — 2020, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-51544
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 2 ноября 2012 г.
Все вопросы по функционированию сайта вы можете задать вебмастеру
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (http://www.oilru.com/) обязательна.
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются на портале oilru.com, может не совпадать с мнением редакции.
Время генерации страницы: 0 сек.

Иранский газ попадет в Европу только после разрешения накопившихся политических проблем

Валерий Емельянов
25.09.2008

Судя по всему, нас ожидает серьезный всплеск активности Ирана в сфере экспорта газа, причем в западном направлении. Последние доносящиеся из Тегерана сентенции о переговорах по строительству газовой магистрали в направлении ЕС, а также заявления, причем не только из уст иранцев, о том, что без иранского газа проект того же газопровода "Набукко" окажется просто провальным, свидетельствуют о серьезности намерений исламской республики. Конечно, весьма странно, что озвучиваются эти намерения в неблагоприятной для этой страны международной обстановке, которую осложнило помимо застарелых проблем ядерного досье и угроз в адрес Израиля еще и обострение политической поляризации, одним из источников которой стали события на Кавказе и их последствия. В результате этого наметилась тенденция группирования в одно политическое сообщество таких ресурсодобывающих стран как Россия, Иран, Венесуэла, а в другое, представляющее собой политический антипод первого сообщества - США и ЕС, то есть, основных потребителей сырья.


http://www.guernicamag.com

Принято считать, что у Ирана непримиримые отношения только с США, а с Европой иранцы все-таки нашли общий язык. В том числе и в экономической сфере. До недавнего времени это было во многом верно, пока к власти в 2005 году не пришел нынешний радикальный президент Махмуд Ахмадинеджад с его жесткой позицией по ядерному досье, дальнейшему развитию ракетной программы и политикой поддержки ряда экстремистских организаций за пределами Ирана (активность в этих направлениях была несколько приторможена при прежнем президенте-реформаторе Хатами). Все это, не говоря уже об угрозах стереть с карты Израиль, вызвало понижение уровня интереса и доверия к Ирану на Западе, в том числе и доверия экономического. В энергетической сфере это выразилось следующим образом: за 2008 год норвежская компания Statoil прекратила инвестировать в Иран, выйдя из проекта по разработке месторождения Аноран. Также прекратили сотрудничество с Тегераном французская Total и англо-голландская Royal-Dutch Shell. Продолжают активно работать с Ираном лишь Берлин и Рим, а также Испания и Португалия. Но думается, что в условиях, когда Европа пробует коллективно испугаться “холодной” (в том числе и без кавычек) войны с таким энергопоставщиком как Россия, серьезно рассчитывать на поставки из страны, косвенно угрожающей миру войной горячей, Запад не захочет. Поэтому в обозримой перспективе в силу имеющихся политических факторов ожидать реализации амбициозных иранских планов не приходится.

Здесь необходимо также упомянуть и о влиянии фактора российско-иранских отношений. Несмотря на стабильность в отношениях между нашими странами за все последние десятилетия, нужно откровенно сказать. что Москва и Тегеран хотя и не враги, но уж точно во многих аспектах соперники и конкуренты. Необходимо постоянно помнить, что Иран стремится стать региональной сверхдержавой в политическом, экономическом и военном смысле. И это ему во многом удается. Например, в Центральную Азии вообще и Туркменистане в частности. Иранское проникновение сюда может и не так масштабно, зато конкретно и практично. Уже действует газопровод Туркменистан-Иран, строительство которого на 80% профинансировала иранская сторона (по нему перекачивается 8 млрд кубометров газа в год), из Ирана поставляется продукция машиностроения, активно идет сотрудничество в образовательной и культурной сферах. Эти факты должны напоминать нам о том, что Иран в политическом плане - фундаменталистское исламское государство, стремящееся ко всесторонней экспансии своей идеологии, а в сфере экономики - серьезный конкурент России, прежде всего, по потенциалу газового экспорта. До последнего времени наши отношения развивались мягко и нейтрально: российская дипломатия высказывалась об отношениях Ирана и Запада в суфийском духе Ходжи Насреддина - “и ты прав, и ты в чем-то тоже прав”. Однако в настоящий момент заметны признаки несколько большего чем ранее политического сближения с Тегераном, перспективы и возможные результаты которого пока не ясны.

Итак, как же нынешний политический пасьянс повлияет в ближней перспективе на газоэкспортные перспективы Ирана, в том числе на амбициозные планы экспорта в страны ЕС? Пока, видимо, можно говорить о сохранении статус-кво, означающего, что основной объем газовых поставок пойдет в традиционном для Ирана направлении - в Китай и некоторые другие страны Юго-Восточной Азии. Многие российские эксперты, кстати, предлагали некоторое время назад для смягчения газовой конкуренции между двумя нашими странами, разделить сферы экспорта по принципу: российский газ идет на Запад, иранский - в другую сторону. Однако этот рецепт в наше политически динамичное время явно устарел. Во-первых, совсем недавно, Россия устами Путина и Медведева заявила о приоритете именно восточного направления для российского энергетического экспорта. Во-вторых, для расширения поставок углеводородов в Европу сейчас возникли непредвиденные ранее осложнения.

Посмотрим на то, что происходит в соседнем с Ираном Пакистане. Там идет полувойна, мусульмане убивают мусульман и не только, и это происходит во время священного месяца поста Рамадан. С точки зрения мусульманского богословия это никак не объяснить, зато с точки зрения мировой энергетической политики объясняется элементарно. Кому-то очень не нравится активная работа по превращению Пакистана в ключевой элемент всей инфраструктуры энергетических коммуникаций, ведущих из Центральной Азии в Китай, и связанное с этим активное политическое и экономическое проникновение сюда Пекина. Впрочем, понятно, кому это не нравится…

Возвращаясь же к перспективам направления иранского газа на Запад, стоит сказать, что рассуждать об этих перспективах можно только после разрешения всех вышеперечисленных трудностей. А нынешний уровень противостояния зашел слишком далеко, и разрешить ситуацию иначе как через конфликт, путь и не такой масштабный как представляется многим, сегодня, увы, невозможно.



© 1998 — 2020, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-33815
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 24 октября 2008 г.
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (http://www.oilru.com/) обязательна.
Июль 2020
пн вт ср чт пт сб вс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Август 2020
пн вт ср чт пт сб вс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Сентябрь 2020
пн вт ср чт пт сб вс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930