Здравствуйте, !
Сегодня 20 сентября 2020 года, воскресенье , 23:22:07 мск
Общество друзей милосердия
Опечатка?Выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter
 
Контакты Телефон редакции:
+7(495)640-9617

E-mail: welcome@oilru.com
 
Сегодня сервер OilRu.com - это более 1279,22 Мб информации:

  • 540946 новостей
  • 5112 статей в 168 выпусках журнала НЕФТЬ РОССИИ
  • 1143 статей в 53 выпусках журнала OIL of RUSSIA
  • 1346 статей в 45 выпусках журнала СОЦИАЛЬНОЕ ПАРТНЕРСТВО
Ресурсы
 

Как понравиться разборчивой туркменской "невесте"?

 
Валерий Емельянов
11.09.2008


Фото с сайта: www.flickr.com

Прошедшая на текущей неделе в столице Азербайджана Баку международная конференция “Азербайджан-Туркменистан: нефтегазовый потенциал, энергетика, экономика, экология. Стратегия сотрудничества” своим главным итогом имеет, пожалуй, только то, что она продемонстрировала огромный интерес со стороны мирового бизнес-сообщества к нефтедобывающему потенциалу этих двух бывших советских республик. В конференции принимали участие представители более 20 стран, Азербайджану и Туркменистану были сделаны интересные предложения со стороны Турции и западных стран. Однако почему-то не покидает ощущение, что форум пройдет, а в практических делах все останется по-прежнему. Будет жизнь, будет нефть, будет активно работающий на международном рынке Азербайджан и, как и прежде, таинственно закрытый Туркменистан.

Постсоветский Туркменистан - это не только специфическая политическая система, похожая на религию туркменоцентричная идеология книги “Рухнама” и золоченые статуи первого президента страны. По наличию газовых резервов, объем которых определяется приблизительно в 2,9 трлн кубометров, что составляет 2% всех мировых запасов, страна входит в первую десятку “газовых” стран мира.

За 16 лет правления первого президента Сапармурата Ниязова стабильные поступления от уже существующего объема газового экспорта использовались, прежде всего, для спокойного построения в стране специфической политической системы. Ставки на интенсификацию нефтегазодобычи, как можно более полное использование природных ресурсов тогдашними властями не делалась.

После кончины в конце 2006 года Сапармурата Ниязова и прихода к руководству Гурбангулы Бердымухаммедова в мире появились серьезные надежды на изменение внешнеполитического и экономического курса страны в сторону большей открытости. Действительно, новый президент оказался отнюдь не безусловным преемником-продолжателем Туркменбаши, как предполагалось изначально. Довольно скоро он избавился от ниязовского окружения и, прежде всего, от всесильного “cерого кардинала” главы службы безопасности генерала Акмурата Реджепова, и предпринял попытки по демонтажу наиболее одиозных сторон прежнего режима. Параллельно много говорилось о развитии международных связей, диверсификации экономических отношений. И последние события это вроде бы подтверждают.

В начале сентября высокопоставленный представитель США активно призывал Ашхабад в свете его политики диверсификации присоединится к проекту “Набукко”, и туркменский президент, кажется, как согласился. За неделю до этой встречи были подписаны договоренности с Россией и Китаем, рабочие договоренности, по имеющимся сведениям, были заключены и на Бакинской конференции. На первый взгляд дело политической открытости и диверсификации живет и побеждает. Но только на первый взгляд - если не знать того, что происходило в туркменистанской внешней политике за два последних года.

Вспомним активный обмен визитами на высшем уровне между Россией и Туркменистаном в апреле-июне 2007 года, заключение договоренностей о начале строительства прикаспийского газопровода через Казахстан в Россию и создании специальной экономической зоны “Аваза” на каспийском побережье Туркменистана. Вот только договоренности заключили, а их реализация так с места и не сдвинулась, хотя некоторые контрольные сроки реализации уже прошли. Одновременно президент Бердымухаммедов и другие официальные лица не раз делали заявления о поддержке проекта “Набукко”, однако такими общими заявлениями все дело и кончалось.

Но не следует думать, что в газовом экспорте страны вновь застой и закрытость. Туркменистан отправляет 10% своих экспортных объемов в соседний Иран, 62 млрд кубометров ежегодно добывает в стране “Газпром”.

Но самое главное, что активнейшим образом реализуется сотрудничество с Китаем на основе, в общем-то, тоже совсем недавно заключенных соглашений.

После визита председателя КНР Ху Цзин тао в Ашхабад было заключено соглашение по которому будет построен газопровод из Туркменистана в Китай протяженностью 7000 км и стоимостью 7,3 млрд.долларов. Строительство будет целиком финансироваться КНР, причем китайская часть этой магистрали уже готова. Туркменистан со своей стороны будет поставлять в Китай, начиная с 2010 года 40 млрд кубометров газа ежегодно, что на 10 млрд больше первоначально оговоренного объема.

В чем дело? Почему вокруг Туркменистана складывается ситуация своеобразного внешнеполитического парадокса, когда на одном важном направлении делаются многозначительные декларации при отсутствии сколько-нибудь значимых шагов по практической реализации соглашений, а на другом и договоры заключаются, и деятельность кипит.

Выражаясь академическим языком, в Туркменистане мы имеем своеобразное переплетение восточной и постсоветской политических культур, для которых характерен очень маленький динамизм в сочетании с механизмом принятия решения исключительно на самом высоком уровне власти. Выражаясь проще Ашхабад занимает позицию очень разборчивой невесты и определяя направления экономической диверсификации размышляет в ключе гоголевского персонажа: "Вот если бы к носу одного прибавить уши другого…”

Возьмем отношение к России. По общему мнению, несмотря на все коллизии последних десятилетий, Москва, по прежнему, доминирует в Центральной Азии и Каспийском бассейне. Мало того, то обстоятельство, что проникновение в регион многих российских энергетических гигантов поддерживается прямым участием государства, создает им серьезные конкурентные преимущества перед западными компаниями. Россия и Туркменистан имеют очень много общего в политической и деловой культуре, особенности которой восходят ко временам СССР. Из этой же эпохи родом промышленный, научный и культурный потенциал страны и об этом в Туркменистане также помнят. Словом, объективный потенциал для всестороннего сотрудничества имеется. Но только вот нынешний статус независимого и нейтрального государства как-то не позволяет взять и восстановить былые связи, прежде всего, из опасения оказаться в результате такого союза “снова в СССР”.

Есть, конечно, альтернатива - США и Запад, где много денег товаров и услуг, так необходимых стране. Но здесь также возникают определенные проблемы. В Ашхабаде вполне обоснованно опасаются, что Запад, активно используя страну в качестве газового резервуара и, возможно, военного аэродрома, не будет особенно озабочен вкладами в развитие страны и ее народа. Тем более, перед глазами пример единственной центральноазиатской “демократии” - Кыргызстана, где тотальное проникновение западных компаний в сферу природных ресурсов отнюдь не сказалось на уровне жизни большинства ее граждан. Все это и обуславливает восточную неторопливость Ашхабада по отношению к западным проектам и предложениям

А вот Пекин в нынешней ситуации оказался самым подходящим “женихом” для разборчивой туркменской “невесты”. Именно Китай в настоящее время способен осуществлять крупные закупки энергоносителей и готов дать за них хорошую цену. КНР также предложила Туркменистану всестороннее сотрудничество, а не только в газовой и связанных с ней сферах. Наконец, потенциальные китайские кредиты предлагаются банками, государственными по своей принадлежности, и потому имеют куда более низкий процент, чем кредиты коммерческих банков других стран и это также очень привлекательно для Туркменистана.

Думается, что из всего этого можно извлечь определенный стратегический урок, заключающийся в том, что в отношениях с Туркменистаном не следует, как у нас порой было в последнее время, исходить исключительно из “логики cкважины и трубы”. Скважина и труба, безусловно, важны, когда они становятся стимулом для развития отношений самого широкого спектра. Тогда-то может быть наша “разборчивая невеста” и приподнимет покров над своей экономической и не только жизнью. Ведь восток, как известно, дело тонкое.


 
0

 

 
Анонсы
Реплика: Гениальный план
Выставки:
Новости

 Архив новостей

 Поиск:
  

 

 
Рейтинг@Mail.ru   


© 1998 — 2020, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-51544
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 2 ноября 2012 г.
Все вопросы по функционированию сайта вы можете задать вебмастеру
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (http://www.oilru.com/) обязательна.
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются на портале oilru.com, может не совпадать с мнением редакции.
Время генерации страницы: 0 сек.

Как понравиться разборчивой туркменской "невесте"?

Валерий Емельянов
11.09.2008


Фото с сайта: www.flickr.com

Прошедшая на текущей неделе в столице Азербайджана Баку международная конференция “Азербайджан-Туркменистан: нефтегазовый потенциал, энергетика, экономика, экология. Стратегия сотрудничества” своим главным итогом имеет, пожалуй, только то, что она продемонстрировала огромный интерес со стороны мирового бизнес-сообщества к нефтедобывающему потенциалу этих двух бывших советских республик. В конференции принимали участие представители более 20 стран, Азербайджану и Туркменистану были сделаны интересные предложения со стороны Турции и западных стран. Однако почему-то не покидает ощущение, что форум пройдет, а в практических делах все останется по-прежнему. Будет жизнь, будет нефть, будет активно работающий на международном рынке Азербайджан и, как и прежде, таинственно закрытый Туркменистан.

Постсоветский Туркменистан - это не только специфическая политическая система, похожая на религию туркменоцентричная идеология книги “Рухнама” и золоченые статуи первого президента страны. По наличию газовых резервов, объем которых определяется приблизительно в 2,9 трлн кубометров, что составляет 2% всех мировых запасов, страна входит в первую десятку “газовых” стран мира.

За 16 лет правления первого президента Сапармурата Ниязова стабильные поступления от уже существующего объема газового экспорта использовались, прежде всего, для спокойного построения в стране специфической политической системы. Ставки на интенсификацию нефтегазодобычи, как можно более полное использование природных ресурсов тогдашними властями не делалась.

После кончины в конце 2006 года Сапармурата Ниязова и прихода к руководству Гурбангулы Бердымухаммедова в мире появились серьезные надежды на изменение внешнеполитического и экономического курса страны в сторону большей открытости. Действительно, новый президент оказался отнюдь не безусловным преемником-продолжателем Туркменбаши, как предполагалось изначально. Довольно скоро он избавился от ниязовского окружения и, прежде всего, от всесильного “cерого кардинала” главы службы безопасности генерала Акмурата Реджепова, и предпринял попытки по демонтажу наиболее одиозных сторон прежнего режима. Параллельно много говорилось о развитии международных связей, диверсификации экономических отношений. И последние события это вроде бы подтверждают.

В начале сентября высокопоставленный представитель США активно призывал Ашхабад в свете его политики диверсификации присоединится к проекту “Набукко”, и туркменский президент, кажется, как согласился. За неделю до этой встречи были подписаны договоренности с Россией и Китаем, рабочие договоренности, по имеющимся сведениям, были заключены и на Бакинской конференции. На первый взгляд дело политической открытости и диверсификации живет и побеждает. Но только на первый взгляд - если не знать того, что происходило в туркменистанской внешней политике за два последних года.

Вспомним активный обмен визитами на высшем уровне между Россией и Туркменистаном в апреле-июне 2007 года, заключение договоренностей о начале строительства прикаспийского газопровода через Казахстан в Россию и создании специальной экономической зоны “Аваза” на каспийском побережье Туркменистана. Вот только договоренности заключили, а их реализация так с места и не сдвинулась, хотя некоторые контрольные сроки реализации уже прошли. Одновременно президент Бердымухаммедов и другие официальные лица не раз делали заявления о поддержке проекта “Набукко”, однако такими общими заявлениями все дело и кончалось.

Но не следует думать, что в газовом экспорте страны вновь застой и закрытость. Туркменистан отправляет 10% своих экспортных объемов в соседний Иран, 62 млрд кубометров ежегодно добывает в стране “Газпром”.

Но самое главное, что активнейшим образом реализуется сотрудничество с Китаем на основе, в общем-то, тоже совсем недавно заключенных соглашений.

После визита председателя КНР Ху Цзин тао в Ашхабад было заключено соглашение по которому будет построен газопровод из Туркменистана в Китай протяженностью 7000 км и стоимостью 7,3 млрд.долларов. Строительство будет целиком финансироваться КНР, причем китайская часть этой магистрали уже готова. Туркменистан со своей стороны будет поставлять в Китай, начиная с 2010 года 40 млрд кубометров газа ежегодно, что на 10 млрд больше первоначально оговоренного объема.

В чем дело? Почему вокруг Туркменистана складывается ситуация своеобразного внешнеполитического парадокса, когда на одном важном направлении делаются многозначительные декларации при отсутствии сколько-нибудь значимых шагов по практической реализации соглашений, а на другом и договоры заключаются, и деятельность кипит.

Выражаясь академическим языком, в Туркменистане мы имеем своеобразное переплетение восточной и постсоветской политических культур, для которых характерен очень маленький динамизм в сочетании с механизмом принятия решения исключительно на самом высоком уровне власти. Выражаясь проще Ашхабад занимает позицию очень разборчивой невесты и определяя направления экономической диверсификации размышляет в ключе гоголевского персонажа: "Вот если бы к носу одного прибавить уши другого…”

Возьмем отношение к России. По общему мнению, несмотря на все коллизии последних десятилетий, Москва, по прежнему, доминирует в Центральной Азии и Каспийском бассейне. Мало того, то обстоятельство, что проникновение в регион многих российских энергетических гигантов поддерживается прямым участием государства, создает им серьезные конкурентные преимущества перед западными компаниями. Россия и Туркменистан имеют очень много общего в политической и деловой культуре, особенности которой восходят ко временам СССР. Из этой же эпохи родом промышленный, научный и культурный потенциал страны и об этом в Туркменистане также помнят. Словом, объективный потенциал для всестороннего сотрудничества имеется. Но только вот нынешний статус независимого и нейтрального государства как-то не позволяет взять и восстановить былые связи, прежде всего, из опасения оказаться в результате такого союза “снова в СССР”.

Есть, конечно, альтернатива - США и Запад, где много денег товаров и услуг, так необходимых стране. Но здесь также возникают определенные проблемы. В Ашхабаде вполне обоснованно опасаются, что Запад, активно используя страну в качестве газового резервуара и, возможно, военного аэродрома, не будет особенно озабочен вкладами в развитие страны и ее народа. Тем более, перед глазами пример единственной центральноазиатской “демократии” - Кыргызстана, где тотальное проникновение западных компаний в сферу природных ресурсов отнюдь не сказалось на уровне жизни большинства ее граждан. Все это и обуславливает восточную неторопливость Ашхабада по отношению к западным проектам и предложениям

А вот Пекин в нынешней ситуации оказался самым подходящим “женихом” для разборчивой туркменской “невесты”. Именно Китай в настоящее время способен осуществлять крупные закупки энергоносителей и готов дать за них хорошую цену. КНР также предложила Туркменистану всестороннее сотрудничество, а не только в газовой и связанных с ней сферах. Наконец, потенциальные китайские кредиты предлагаются банками, государственными по своей принадлежности, и потому имеют куда более низкий процент, чем кредиты коммерческих банков других стран и это также очень привлекательно для Туркменистана.

Думается, что из всего этого можно извлечь определенный стратегический урок, заключающийся в том, что в отношениях с Туркменистаном не следует, как у нас порой было в последнее время, исходить исключительно из “логики cкважины и трубы”. Скважина и труба, безусловно, важны, когда они становятся стимулом для развития отношений самого широкого спектра. Тогда-то может быть наша “разборчивая невеста” и приподнимет покров над своей экономической и не только жизнью. Ведь восток, как известно, дело тонкое.



© 1998 — 2020, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-33815
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 24 октября 2008 г.
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (http://www.oilru.com/) обязательна.
Июль 2020
пн вт ср чт пт сб вс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Август 2020
пн вт ср чт пт сб вс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Сентябрь 2020
пн вт ср чт пт сб вс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930